Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - Чемпионат мира 1999 - Хельсинки (Финляндия)
ИГРЫ ПАТРИОТОВ (часть 2)
Игры патриотов
Фото © Corbis

28 марта 1999 года в заключительный день чемпионата мира по фигурному катанию в Хельсинки произошел скандал. Два арбитра - представитель Украины Альфред Корытек и россиянин Святослав Бабенко были дисквалифицированы за судейский сговор. Об этой истории было подробно написано в «СЭ». И не планировалось никакого продолжения, если бы не письмо, которое пришло на имя главного редактора по факсу 22 апреля от президента российской федерации фигурного катания Валентина Писеева.

Документ гласил:

«11 апреля 1999 года в Вашей газете опубликована статья «Игры патриотов» (автор - Елена Вайцеховская), в которой она рассказывает о ситуациях, имевших место в судействе по фигурному катанию на чемпионатах ИСУ, в том числе на чемпионате мира 1999 года в Хельсинки и дает им свою интерпретацию.

Мне бы не хотелось заострять особое внимание на рассуждениях автора по отдельным вопросам, поднятым в статье, ибо они не имеют под собой, по существу, никаких оснований, а в основном носят характер домыслов, причем в некоторых случаях оскорбительного характера... Я, конечно, допускаю, что автор статьи олимпийская чемпионка по прыжкам в воду Елена Вайцеховская может слабо разбираться в тонкостях фигурного катания, однако, появление в Вашей, столь популярной газете, материала с таким большим числом фактических неточностей и оскорбительных моментов в адрес людей, честно делающих свое нелегкое дело, просто по-человечески обидно и, с моей точки зрения, конечно, недопустимо»...

 

«...по пресс-центру распространился слух о том, что Международный союз конькобежцев затеял разбирательство судейства. Якобы, видеокамера, установленная непосредственно в ложе арбитров, зафиксировала то ли условное перестукивание, то ли другие звуки, которые недвусмысленно свидетельствовали о судейском сговоре...» («Игры патриотов»)

За исключением одной серьезной ошибки (я назвала дисквалификацию пожизненной, в то время, как вопрос по сроку наказания до сих пор обсуждается в ИСУ) в первом опубликованном мной материале были разве что мелкие неточности: статья делалась «с колес». За три недели, прошедшие с окончания чемпионата, мне удалось получить более полную информацию.

Итак, что же произошло в Хельсинки?

Накануне выступлений спортивных пар в произвольной программе арбитр ИСУ Хели Аббондати, которая обслуживала этот вид, получила конфиденциальное письмо (имя автора, кстати, Аббондати наотрез отказалась назвать на официальном разборе), в котором ей советовалось обратить особое внимание на поведение четырех линейных судей - Евгении Богдановой (Азербайджан), Альфреда Корытека (Украина), Святослава Бабенко (Россия) и Марии Зухович (Польша). Отвлекаясь, скажу, что интерес к этой группе пару лет назад проявил член техкома ИСУ по фигурному катанию американец Рональд Пфеннинг: заметил на одном из чемпионатов, что названные судьи и чешка Лилиана Штрехова расставили первые 12 пар абсолютно идентично. Об этом тогда было даже сказано на разборе. Судьям сделали мягкое предупреждение, хотя те и сами были удивлены совпадениями. В Хельсинки Аббондати не долго думая попросила двух своих хороших знакомых - операторов компьютерной системы WIGE DATA - последить за судьями.

- Я моментально почувствовала неладное, - рассказывала Богданова. - Обычно за спиной никого нет. Тут же я постоянно ощущала, что мне смотрят в затылок. Обернувшись, увидела девушку. Улыбнулась ей. Через некоторое время обернулась еще раз, снова поймала взгляд и снова улыбнулась, хотя все происходящее страшно мешало работать.

Могла ли Богданова «сыграть» в пользу России? Наверняка. Более того, я уверена, что так бы и произошло, не упали Бережная на тройном прыжке. За такую ошибку полагается снять как минимум 0,2 в технической оценке. Что Богданова и сделала, поставив фигуристам, тем не менее, 5,9 за артистизм. Если бы судья выставила те же оценки, но в обратном порядке китайской паре, они бы в ее расстановке остались вторыми. Но как профессионал, Богданова не могла не понимать: снижать вторую оценку просто не за что. Рисковать же она не могла: еще во время существования СССР попадала под дисквалификации дважды. Оба раза за «национальное пристрастие». Случись прокол третий раз, неизвестно как повел бы себя ИСУ. А быть дисквалифицированной ни за что, даже не за свою страну, согласитесь, обидно.

 

«...После того, как был распространен официальный пресс-релиз ИСУ, информировавший о том, что Корытек и Бабенко лишены права обслуживать любые турниры, которые проходят под эгидой Союза, председатель технического комитета по фигурному катанию англичанка Салли Энн Стэпплфорд дала такой комментарий: «Мы внимательно изучили видеозапись судейства, и то, что увидели, совсем нам не понравилось. Правила ИСУ запрещают судьям, сидящим за пультами, контакты любого рода. Контакт явно был...». («Игры патриотов»)

Этот факт, кстати, до сих пор активно отрицает президент российской федерации. Но случившееся, увы, остается фактом. Видеопленку госпожа Стэпплфорд получила от канадской телекомпании «Си-Би-Эс». Полный фильм (он, кстати, будет фигурировать на заседании ИСУ, которое состоится 31 мая в Варшаве) идет больше часа. Поводом к разбирательству послужил фрагмент, на котором внимание англичанки привлекли три вещи. Во-первых, Святослав Бабенко слишком часто и, как сочла Стэпплфорд, условными жестами, касался лица, потирая растопыренными пальцами то лоб, то щеку, то подбородок. Во вторых, он же постоянно раскачивал под столом ногой, вроде бы, подавая сигналы соседу с «украинского» пульта. Естественно, оба этих факта легко опровергались: мало ли какой тик может возникнуть у человека в нервной обстановке. Но было и третье: перед тем, как выставить свою оценку Бабенко о чем-то тихо спросил Корытэка. Тот, не расслышав, переспросил трижды - на пленке это видно слишком хорошо, чтобы трактовать по-иному.

Фильм попал в руки председателя техкома в полночь. Просмотрев криминальные кадры Стэпплфорд позвонила в номер коллеги по техкому немке Вальбурге Гримм и, затем, шведке Бритте Линдгрен. Это, кстати, было ошибкой: следовало дождаться утра и собрать техком в полном составе, пригласив Пфеннинга и российского члена комитета Александра Лакерника. Англичанка же, заручившись большинством, посчитала, что имеет право обращаться непосредственно в ИСУ с готовым предложением о трехлетней дисквалификации Бабенко и Корытека. Более того, по ее мнению, наказать российского судью следовало строже, чем украинского: за последние два года Корытек был предупрежден - все за то же национальное пристрастие - лишь однажды. А Бабенко неоднократно. И каждый раз - за несанкционированные разговоры во время судейства.

Пока продолжался очный разбор в Хельсинки, на президенте российской федерации фигурного катания не было лица. Он при каждой возможности осуждал с русскоговорящими коллегами судейский произвол (общаться с прочими не позволяли скудные запасы английских слов). Коллеги, кстати, сочувствовали: в фигурном катании в таком положении может оказаться каждый. Вот только, попавшись, разумнее не кричать о собственной честности, считая окружающих дураками, а задуматься: как выбраться из дерьма с наименьшими потерями для престижа. Престижа страны в том числе. Это мое мнение.

 

«...В кругах фигурного катания давным-давно родилась язвительная шутка: «Не умеешь прыгать - иди в танцы. Не умеешь танцевать - становись тренером. Не можешь научить - бери лопату и начинай чистить лед. Ну а если и это не выходит, дорога только в судьи...». («Игры патриотов»).

Шутку я услышала на самом первом (после развала СССР) чемпионате России по фигурному катанию в Челябинске. Там Писеев, представив меня директору местного дворца спорта, и подняв «за знакомство» рюмку классного армянского коньяка, начал было рассказывать, какие отвратительные нравы царили в судейском корпусе раньше, и как все на глазах меняется к лучшему. Поскольку до этого я имела возможность наблюдать за судейством в обязательных танцах, и невольно, к тому же, оказалась свидетелем послесоревновательной судейской разборки, то неосмотрительно предложила президенту пари: мол, на листе бумаги пишу фамилии судей и место, на которое упомянутые арбитры поставят каждый из двух дуэтов, претендовавших на золото. Если ошибусь хоть в одной цифре - с меня ящик коньяка. До заключения пари дело не дошло, мы оба посмеялись, но до сих пор помню пристальный взгляд директора: «С вами, Лена, будет сложно работать...».

Но это так, случайное воспоминание.

Судьи в фигурном катании во всех странах частенько бывают крайними, независимо от квалификации. Поэтому издевательские высказывания в адрес тех, кто вершит судьбы спортсменов, можно услышать в фигурном катании на любом языке. И не российских представителей профессии я имела в виду, когда в предыдущем материале писала, что среди арбитров немало людей, не стоявших на коньках ни разу в жизни (последнее, кстати, общеизвестный факт). За девять лет работы в фигурном катании мне не приходилось слышать ни единого нарекания в адрес Марины Саная - великолепного специалиста, всегда способного объяснить и обосновать свою точку зрения, олимпийского чемпиона Александра Горшкова, представляющего Россию в техкоме ИСУ по танцам. Быть известным фигуристом вовсе необязательно. Прекрасная репутация у Богдановой : кандидат наук и врач по професии, она досконально разбирается во всем что происходит на льду, свободно говорит на английском и немецком языках. Можно назвать и другие имена. Вот только российские арбитры, особенно на первоначальном уровне международного судейства - люди, как правило, подневольные. Получают на своих постоянных рабочих местах не так много, каждая поездка за рубеж - праздник. Поездки, естественно, зависят от благосклонности президента федерации. А далее - как говаривал Остап Бендер Шуре Балаганову: «За каждый витамин, который я вам скормлю, я потребую тысячу мелких услуг».

Справедливости ради должна сказать, что на общем фоне наказаний, которые ИСУ выносит ежегодно, российские и бывшесоветские специалисты особо не выделяются. «Национальное пристрастие» - болезнь общая. Тем более, что одних только способов «мягкого» порицания существует несколько: письмо-замечание, письмо-совет, письмо-предупреждение, письмо-критика, письмо-постановка на вид и только потом, собственно, дисквалификация. Насколько мне известно, в ближайшее время президент ИСУ Оттавио Чинкванта собирается внести предложение об ужесточении наказаний проштрафившимся арбитрам, вплоть до пожизненного отстранения от судейства.

Многие до сих пор, кстати, не понимают, на что рассчитывал могущественный итальянец, затевая бессмысленную, на первый взгляд, борьбу против судейских сговоров.

Люди, знающие Чинкванту довольно близко, отмечали, что он очень щепетилен в отношении репутации своего бизнеса. Будь то работа принадлежащих ему промышленных компаний, или Союза конькобежцев. Он честолюбив. Обожает выслушивать положительные отзывы о своей работе и ужасно переживает, когда отрицательные моменты выходят из под контроля и становятся достоянием окружающих. Особенно - прессы. Любит рассказывать о планах. При этом, как правило, реализует даже те проекты, которые первоначально вызывали скептицизм соратников. Например - почти полностью прекратил отток звезд из любительского фигурного катания в профессиональный спорт.

Судейские игры заинтересовали бывшего шорт-трековца, кстати, еще до прихода на пост президента. В самом шорт-треке двояких ситуаций хоть отбавляй: например, арбитр имеет право дисквалифицировать того или иного спортсмена за касание соперника во время забега, а может, напротив, не обратить на это внимания. Может придраться к прохождению виражей и так далее. В фигурном катании вариаций, естественно, побольше, но суть одна.

Каков же выход? Один из вариантов заключается в том, чтобы сделать судейство крупнейших соревнований полностью профессиональным. Отобрать два-три десятка наиболее авторитетных и знающих арбитров, положить им за счет ИСУ приличную (не только по российским меркам) зарплату и приглашать (опять же за счет ИСУ) на все турниры, проходящие под эгидой Союза. И пусть канадец судит канадцев, русский - русских, поляк - поляков. Почему-то мне кажется, что национальных пристрастий станет неизмеримо меньше: боязнь потерять денежную и очень интересную работу, должна оказаться сильнее страха перед могущественными и мстительными руководителями, которые, кстати, в предложенном варианте теряют любые рычаги управления. Да и уважение к арбитрам со стороны тренеров и спортсменам, наверняка, только возрастет.

Ну а что касается ситуации с дисквалифицированными арбитрами, в последнем факсе, присланном в российскую федерацию фигурного катания, ИСУ обещает дать окончательный ответ в десятидневный срок. Или, в крайнем случае, 31 мая в Варшаве.

1999 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru