Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - Чемпионат мира 1999 - Хельсинки (Финляндия)
ИГРЫ ПАТРИОТОВ (часть 1)

28 марта 1999 года, в заключительный день чемпионата мира по фигурному катанию в Хельсинки, произошел скандал: два арбитра - представитель Украины Альфред Корытек и его российский коллега Святослав Бабенко - были пожизненно дисквалифицированы. Такое в этом виде спорта произошло впервые.

Игры патриотов
Фото © Александр Федоров

СТУЧИТЕ - И ВАМ ОТВЕТЯТ

Инцидент произошел во время финала в парном катании. Уже после исполнения фигуристами короткой программы стало очевидно, что чемпионам мира 1998 года - российскому дуэту Елене Бережной и Антону Сихарулидзе - могут составить очень серьезную конкуренцию китайцы Шэнь Сюе - Чжао Хонбо. Допусти фавориты хоть одну ошибку, Россия вообще могла бы остаться без золота в виде, где не проигрывала почти никогда.

Бережная упала, причем падение было серьезным. Сразу же за россиянами выступали главные соперники, прокатавшие технически более сложную программу без единой ошибки. Тем не менее семь из девяти судей отдали чемпионам мира первое место.

Только двое - француженка Энн Харди-Томас и представлявшая Азербайджан Евгения Богданова - отдали предпочтение Сюе - Хонбо. И уже на следующий день по пресс-центру распространился слух о том, что Международный союз конькобежцев затеял разбирательство судейства. Якобы видеокамера, установленная непосредственно в ложе арбитров, зафиксировала то ли условное перестукивание, то ли другие звуки, которые недвусмысленно свидетельствовали о судейском сговоре.

Таких слухов во время любого крупного соревнования фигуристов курсирует множество. Поэтому и к очередному журналисты отнеслись с легкой иронией. Однако на этот раз все оказалось значительно серьезнее. После того, как был распространен официальный пресс-релиз ИСУ, информировавший о том, что Корытек и Бабенко навсегда лишены права обслуживать любые турниры, которые проходят под эгидой Союза, председатель технического комитета по фигурному катанию (этот комитет отвечает за парное и одиночное катание) англичанка Салли Энн Стэпплфорд дала такой комментарий:

- Мы внимательно изучили видеозапись судейства, и то, что увидели, совсем нам не понравилось. Правила ИСУ запрещают судьям, сидящим за пультами, контакты любого рода. Контакт явно был. Поэтому решение о дисквалификации украинского и российского арбитров было практически единогласным. Хотя мы предоставляем обоим право направить в адрес ИСУ подробное объяснение своих действий.

В том, что контакт был, не усомнился ни один из опрошенных мною российских и украинских тренеров. Все только удивлялись: на кой черт нужно было арбитрам оставлять окончательное определение взаимодействий на самый последний и далеко не самый удачный момент? Неужели, если была необходимость, не могли договориться раньше? Времени для разговоров вне чемпионата - навалом. Правда, такие контакты ИСУ тоже не очень поощряет, но мало ли что могут обсуждать бывшие соотечественники за рюмкой чая в свободное от работы время?

Однако одна из коллег Корытека и Бабенко - судья с огромным международным опытом работы (пожелавшая, естественно, остаться анонимной) на этот счет заметила:

- Сговориться заранее можно разве что в танцах, где результат почти стопроцентно бывает известен заранее. Парное катание - дело другое. Там падают. На этот случай и может существовать система условных знаков. Но риск чудовищный. Не зря перед каждым видом программы представитель ИСУ тщательнейшим образом инструктирует арбитров, как они должны вести себя за пультами. Предупреждает, что все действия записываются на видеопленку. Правда, и Корытек и Бабенко плохо знают английский язык. Возможно, поэтому и не поняли, насколько серьезными могут оказаться последствия.

ЛЮДИ БЕЗ НЕРВОВ

В кругах фигурного катания давным-давно родилась язвительная шутка: «Не умеешь прыгать - иди в танцы. Не умеешь танцевать - становись тренером. Не можешь научить - бери лопату и начинай чистить лед. Ну а если и это не выходит, дорога только в судьи».

Если из этой фразы выбросить долю шутки (которая, как известно, в каждой шутке имеется), останется парадокс: среди арбитров немало людей, которые не стояли на коньках ни разу в жизни. Большинство видят фигурное катание высшей пробы два-три раза в год, а то и реже. Естественно, все арбитры проходят необходимый курс обучения и периодически повышают квалификацию на семинарах, но, если нет постоянной практики, очень трудно разобраться в том, что же, собственно, происходит на льду. Были случаи, когда арбитр не мог самостоятельно определить, тройной или четверной прыжок выполнил фигурист в программе. Это, конечно, крайность, но, например, в одиночном катании редкий судья способен заметить довольно распространенную хитрость, когда в самый последний момент перед отталкиванием фигурист меняет ребро конька и один из наиболее сложных прыжков - лутц - превращается в более простой флип.

Правила ИСУ предписывают всем без исключения судьям посещать тренировки спортсменов своего вида на протяжении всех чемпионатов. Многие вещи берутся на заметку именно на тренировочном льду. Потому что пульт - как эшафот: ошибаться в расстановках уже нельзя. Самая же страшная ошибка - поставить «своего» спортсмена выше, чем его поставили коллеги. Это уже называется национальным пристрастием и карается беспощадно - даже в том случае, если речь идет о втором десятке спортсменов. Ну а когда дело доходит до тройки призеров, страсти начинают бушевать и вовсе нешуточные.

За неделю чемпионата арбитры-новички, бывает, теряют до пяти килограммов веса. Зато профессионалы - люди с большим опытом и, соответственно, обширными связями - в цене всегда. Особенно в танцах, где, как известно, критериев оценки почти нет. Недаром в этом виде фигуристы, еще не выйдя на лед, расстраиваются до предела, если в бригаде нет «своего» судьи.

ОТВЕРЖЕННЫЕ

В судейских играх чаще всего обвиняют представителей бывшего СССР, что и неудивительно: у кого за всю историю было больше золотых наград крупнейших соревнований? Однако под наиболее продолжительную дисквалификацию попал в середине 70-х арбитр из Австрии - получил 10 лет за то, что уговаривал другого судью поддержать своего спортсмена. Коллега, естественно, нажаловался: стукачество среди представителей фигурнокатательной Фемиды процветало и тогда.

Не всегда, правда, оно приносило желаемый результат. Так, например, на чемпионате мира 1978 года в Канаде жена тогдашнего председателя техкома Бенджамина Райта, судившая турнир, нажаловалась ИСУ на итальянского арбитра: мол, тот уговаривал ее помочь соотечественникам. Доказать факт на официальном разборе Мария-Луиза Райт не смогла: итальянец сказал, что его неправильно поняли - причем он, действительно, настолько плохо говорил по-английски, что ИСУ его оправдал.

Тогда же - в 70-х - по доносам были дисквалифицированы Ирина Нечкина и Татьяна Даниленко. Поскольку «советских» случаев национального пристрастия было немало, в 1976 году ИСУ принял и вовсе беспрецедентное решение - дисквалифицировать целиком всю советскую федерацию. В следующем году советский судейский корпус по-прежнему выезжал на все чемпионаты - чтобы не отстать от жизни, но ровно год наши фигуристы выступали без поддержки.

В 1990 году последовала еще одна дисквалификация: в ИСУ пришло анонимное письмо, в котором автор обвинял одну из наиболее опытных судей - Ирину Абсалямову в том, что она проводила агитработу в пользу танцоров Марины Климовой и Сергея Пономаренко. ИСУ отказался рассматривать анонимку, после чего отправителю пришлось назвать свое имя. Им оказалась коллега Абсалямовой из Канады. Наказанием было двухгодичное отлучение от соревнований.

На нарушение кодекса арбитры идут в большинстве случаев под давлением «своих» тренеров, а то и федерации в целом. Особенно это распространено в танцах. При прежней системе судейства тренеру, претендующему на конкретное место, достаточно было заручиться поддержкой пяти из девяти судей - получить большинство. По рассказам участников событий советских лет, благосклонность западных арбитров оплачивали черной икрой, мехами и, бывало, бриллиантами. Когда же Союз распался, возникли новые методы. Утверждают, что наиболее прогрессивный из них по праву принадлежит российскому танцевальному тренеру Наталье Линичук: она стала в большом количестве приглашать в свою группу иностранные пары, получая, соответственно, негласную поддержку судей соответствующего гражданства.

Желаемого результата тем не менее удавалось добиваться далеко не всегда, поскольку среди тех, кто оценивает состязания, хватает людей с собственными принципами (примером могут служить действия той же Богдановой в парном катании в Хельсинки). На одном из чемпионатов, куда тренер привезла почти десяток «своих» дуэтов, один из журналистов даже сказал: «Передайте Линичук, что неприлично так часто появляться в Kiss&Cry (уголке, где спортсмены и тренер сидят перед телекамерами в ожидании оценок - Е.В.): всем ведь понятно, зачем нужен этот конвейер».

В Хельсинки беспроволочный журналистский телеграф разнес и такую информацию: мол, президент ИСУ Оттавио Чинкванта, поставивший главной задачей искоренение судейских сговоров, сказал в адрес Линичук: «Если танцы будут исключены из олимпийской программы, то только благодаря ей».

ТАНЦЫ С ВОЛКАМИ

Объявив войну «договорным» результатам, Чинкванта добился немалого прогресса. Уже в Праге на чемпионате Европы в начале января 1999 года составы судейских бригад определяли всего за 15 минут до старта, что делало заведомые сговоры в бригадах практически невозможными. Изменился и принцип подсчета оценок. Объяснить его на страницах газеты довольно сложно, но он значительно снизил значимость каждого отдельного арбитра. Например, при прежней системе чемпионами Европы в танцах в Праге стали бы французы Марина Анисина - Гвендаль Пейзера. При новой выиграли россияне Анжелика Крылова - Олег Овсянников.

Абсолютное равенство сил двух великолепных дуэтов (чего в танцах не случалось уже давно), естественно привлекло особое внимание к борьбе в этом виде программы и на чемпионате мира. Не успел завершиться финал, в котором победили российские танцоры, пресс-центр забурлил снова. Якобы один из операторов фирмы WIGE DATA, обслуживавший компьютеры, отчетливо видел, что на экранах сначала загорелась расстановка в пользу французов. Потом вдруг из-за своего столика встал рефери - олимпийский чемпион Александр Горшков, посмотрел в сторону судьи из Китая - и тот изменил свою оценку в пользу российской пары.

Согласитесь, звучит бредово. Как объяснили потом российские представители, китаец просто ошибся - нажал не на те цифры. Такое случается нередко. Например, во время Кубка России 1998 года австралийский судья выставил оценки 4,3 - 4,4 российской паре Татьяна Навка - Роман Костомаров, а потом долго объяснял, что хотел дать фигуристам ровно на балл больше. В такой ситуации большинство рефери предпочитают сидеть без движения, пока судья не разберется с компьютером самостоятельно - от греха подальше. А вот Горшков встал - и тем самым спровоцировал мгновенные слухи и домыслы: четвертое золото России было многим поперек горла. В первую очередь - представителям Франции, которые, кстати, непоколебимо уверены: Анисина и Пейзера проиграли только потому, что в бригаде, которая оценивала заключительный танец, не оказалось арбитра из Франции. Зато были и российский и украинский.

Прогнозировать с точностью можно только одно: если объявленная Чинквантой война и завершится, то очень нескоро.

1999 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru