Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Борьба - Чемпионат Европы-1998 - Минск (Белоруссия)
Борис Амбарцумов: «НАКОНЕЦ-ТО Я НАЕЛСЯ ДОСЫТА»

- Знаете, сколько лет у нас не было чемпиона Европы в этой весовой категории? - Главный тренер российской сборной олимпийский чемпион Михаил Мамиашвили не дал мне даже задать первый вопрос. - Лет семь или восемь. Последний раз выигрывал Александр Игнатенко, я сам уже не помню когда. А вы, наверное, собирались спросить, счастлив ли я? Сами догадаетесь?

- А кто его тренер, - задала я первый вопрос Мамиашвили. Тот, не сбрасывая эмоций, обернулся куда-то назад и крикнул:

- Камо, кто у него тренер?

- Брат родной, - последовал ответ.

- А брат-то кто?

- Я...

Первая золотая медаль чемпиона Европы действительно стала особым праздником для команды. Потому что завоевал ее дебютант - двадцатитрехлетний Борис Амбарцумов. Ошалевший не меньше чемпиона тренер и старший брат Камо рассказывал прямо на крыльце дворца спорта, куда руководящая часть российской команды, не сговариваясь, высыпала курить:

- Борису было страшно тяжело, когда он переходил из молодежной сборной во взрослую. Прежде всего тяжело было физически. Каждая тренировка давалась ценой чудовищных усилий. На последнем сборе - в Кисловодске - ему тоже приходилось несладко. Тем более в высокогорье перегруженные мышцы отказываются подчиняться. А жалеть его я не имел права. Потому что слишком хорошо знаю, что иначе в спорте не побеждают. Я сам в свое время неплохо боролся, был чемпионом Европы и мира среди юниоров. Для меня много лет несокрушимым авторитетом был Мамиашвили. И уж если он говорит, что надо потерпеть, то как я могу проявлять жалость? Пусть даже к собственному брату?

- А что его жалеть? - включился в разговор Мамиашвили. - Он что - больной, калека, юродивый? Красавец парень, которому Бог дал шанс заявить о себе на весь мир, прославить свою фамилию! А вы говорите - жалеть.

По общему тренерскому мнению, во всех схватках чемпионата Амбарцумов не сделал ни единой ошибки. Со счетом 10:0 он победил в первой схватке австрийца Армина Хайсса, с таким же результатом убрал с дороги к финалу финна Теро Катайисто, затем наступила очередь Фархата Магеррамова из Белоруссии - 3:1. Наконец, в финале пал азербайджанец Натик Айвазов -3:0. И никому из соперников не удалось даже на непродолжительное время навязать дебютанту свой собственный стиль.

- Я следил за Борисом особо, - рассказывал олимпийский чемпион Мнацакан Искандарян. - По своему опыту знаю, как заводят соревнования, иногда - раньше времени. Боялся страшно, что он может перегореть, иногда подходил, успокаивал. Хотя, как тренер, переживал за него гораздо больше, чем он сам.

На вопрос, чувствовал ли сам Амбарцумов себя дебютантом, чемпион ответил:

- Сам себе постоянно твердил: ну какой я дебютант? Выиграл же год назад на Кубке мира и у олимпийского чемпиона, и у чемпиона мира. Да и выступал здесь, в Минске, - считайте, в родных стенах, все свои кругом, хоть и бывшие свои. На прошлый чемпионат мира я не попал, так сам поехал во Вроцлав - смотреть на тех, с кем наверняка придется бороться в будущем, Изучил соперников досконально. Правда, на протяжении всего чемпионата не мог отделаться от чувства, какое, наверное, бывает у очень голодного человека, которого не подпускают к накрытому столу. И только сейчас наелся. Не до обжорства, но сыт, чего скрывать. Все эти дни только и думал о том, что я - могу.

- Вам не мешала эта мысль?

- Конечно, мешала. Особенно сегодня. Как ни старался днем заснуть - не получилось. Мне вообще довольно часто снится, как я борюсь, только вот сны непонятные - просыпаюсь и не помню, выиграл я или проиграл. А здесь, чем больше борьба в голове крутилась, тем больше я понимал, что не имею права подвести. Знаете, когда я совсем маленьким был, Саша Карелин свое первое олимпийское золото выиграл. Он тогда, естественно, был для меня кумиром, но я и представить не мог, что когда-нибудь окажусь с ним в одной команде. А сейчас для меня очень важно чувствовать, что я достоин быть с ним в одной команде. Я очень сбивчиво говорю, да?

- Нет, все замечательно. Просто тяжело бывает сразу войти в роль чемпиона.

- Я и не вошел. Когда пожал руку сопернику, думал только о том, что все закончилось. И чувствовал дикое облегчение.

- А вообще нервы когда-нибудь подводили?

- Пожалуй, только раз - на чемпионате России-96. Сам не знаю, почему я вдруг стал прислушиваться к тому, что кричат тренеры. Пока слушал - упустил инициативу и проиграл. Вообще тот год стал для меня тяжелым - я проиграл и Кубок мира. Когда вернулся домой, в Москву, думал, что уже отпереживался. А как увидел глаза родных - сам не знаю, что со мной случилось -слезы вдруг потекли, так жалко себя было и обидно.

- Долго же вам пришлось пробиваться в команду.

- По собственной глупости. В 1994-м я выиграл чемпионат России среди юниоров, должен был ехать на первенство Европы и оказался в больнице на операционном столе - ввязался на улице в драку. На следующий год впервые выступал во взрослом чемпионате страны и сразу его выиграл. В 1996-м выиграл международный турнир Поддубного. В прошлом году стал чемпионом России, но проиграл контрольную отборочную схватку. И только в этом году все получилось, как хотел.

- А травмы, полученные на ковре, у вас случались?

- Они есть всегда, но мне пока здоровье позволяет не обращать на мелкие болячки внимания. Жалко терять время на лечение.

- А когда вы сломали ухо?

- Одиннадцать лет назад, в первый же год своих выступлений. Гордился тогда страшно - у нас ведь уши - как жетон в метро: на любом борцовском мероприятии сразу видно, что человек с пропуском идет.

- Вы слышали во время схватки, что кричали вам тренеры?

- Я всегда слышу все, но не на все обращаю внимание.

- На что же обращаете?

- На голос главного тренера. Мамиашвили зря никогда не кричит. А если уж крикнул - значит, ему со стороны виднее, как лучше поступить. Я поэтому и не пытаюсь думать, прав он или нет, - выполняю автоматически.

- А живете вы давно в Москве?

- Почти десять лет - с мамой и младшим братом. Мы - беженцы из Баку - так жизнь сложилась, что оставили там и дом, и все что было нажито. Я очень болезненно отношусь к слову «беженец» и, знаете, всю жизнь буду благодарен людям, которые помогли нашей семье в тот момент, создали мне условия для тренировок. Как я могу их подвести?

1998 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru