Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Тяжелая атлетика
МУЖЧИНЫ, ЖЕНЩИНЫ И ШТАНГА
Штанга
Фото © Corbis
1998 год. Игры доброй воли

«Хлеба и зрелищ!» - лозунг, дошедший до нас из глубины веков, актуален и сегодня. Иначе чем объяснить, что вид спорта, который много лет оставался вотчиной мужчин, был не только мгновенно принят на ура телевидением, но и стремительно ворвался в олимпийскую программу?

Первые ассоциации, которые вызвало у меня сочетание «женская штанга» еще до знакомства с этим видом спорта, признаюсь, не имели ничего общего с женственностью и красотой. Грохот тяжеленных блинов, бьющий по перепонкам, утробные крики не человека, но раненого зверя, сражающегося с грудой металла, и почему-то - огромный живот прославленного штангиста, которому не было равных в мире на протяжении доброго десятка лет. И вдруг - женщины.

С другой стороны, вторжения женщин в тяжелую атлетику рано или поздно следовало ожидать. В конце концов, из всего многообразия видов олимпийского и неолимпийского спорта они не успели добраться лишь до одного - греко-римской борьбы. Судя по всему, пока.

Примерно такие мысли крутились в голове, когда в ноябре прошлого года я ехала на чемпионат мира в Афины. Там без передышки доставала всех знакомых и незнакомых мужчин-штангистов банальным вопросом: «Как вы относитесь к женской штанге?». И каждый раз первой реакцией была пауза. Видимо, собеседникам было не совсем удобно, глядя в глаза женщине, произнести в диктофон то, что без труда угадывалось во взглядах: «Бабы - дуры!»

Но фактом было и другое: с каждым новым днем соревнований, наблюдая за борьбой женщин на помосте, я все отчетливее понимала, что стереотипы, прочно засевшие в голове, рушатся на глазах.

СТЕРЕОТИП ПЕРВЫЙ

Наиболее запомнившееся высказывание в адрес штангисток я услышала из уст олимпийского чемпиона Александра Курловича: «Штанга - не самое плохое для женщин занятие». Действительно, а почему нет? Заочно принято считать, что все штангистки - здоровенные монстры. Но даже шапочное знакомство убеждало в обратном. Девушки поражали на редкость складными фигурками. Собственно, снаряд, с которым приходится иметь дело тяжелоатлеткам, способен творить с женской фигурой чудеса - об этом вам расскажут в любом тренажерном зале. Нужно привести в порядок руки, грудь, спину, живот или так досаждающие увядающим красоткам мышцы бедер и ягодиц? Беритесь за гриф - не пожалеете.

Другое дело, что с выходом женской тяжелой атлетики на международную арену в ней появились женщины, которых природные данные обрекали сидеть в четырех лишенных зеркал стенах и клясть судьбу, обделившую стройностью и красотой. Наиболее яркий пример - 118-килограммовая полька Агата Вробель, ставшая в рекордно короткий срок чемпионкой и рекордсменкой мира. Любое появление 18-летней спортсменки на помосте вызывает почти удивленный гул трибун: по сравнению со штангистками даже своей категории Агата кажется человеком-горой.

Знакомство с полькой заставило меня вспомнить другую встречу - с чемпионкой Европы по вольной борьбе, миловидной, изящной, элегантно одетой девушкой, которая в разговоре время от времени застенчиво касалась рукой роскошной гривы русых волос, закрывавших уши. Уши были сломаны. «Зачем тебе это нужно?» - не выдержав, поинтересовалась я. И услышала: «Я родилась в рабочем городке, в Сибири. Отца нет. Мужики вокруг вечно пьяные, жены с ними маются. Осталась бы - жила, наверное, так же. И если спорт дает возможность вырваться из этого ада и уехать, то мне плевать, какой это спорт».

Однако из уст знакомого польского тренера по тяжелой атлетике на вопрос, не комплексует ли его ученица из-за собственной внешности, я неожиданно услышала: «Ничуть. Вробель из очень бедной семьи. Как, впрочем, большинство наших спортсменок. Думаю, первые в жизни цветы ей подарили на помосте. Сейчас же ею гордится вся Польша. У Агаты персональная стипендия порядка тысячи долларов в месяц. Плюс призовые за все победы и рекорды, начиная с национальных. Другие девчонки ее обожают - Вробель для них как старшая сестра. Не дай Бог, кто-то обидит маленьких. Один раз такое случилось: Агата толкнула парня, он упал. По другую сторону своей машины…».

О польской сборной, кстати, стоит сказать особо. Ее крестным отцом считает себя Анджей Матусяк. Благодаря его стараниям (и финансовым возможностям) с командой стали работать визажисты, косметологи, индивидуальные закройщики и парикмахеры. На постоянной тренировочной базе в Шедлице - отдельные номера со всем необходимым, от фенов и дорогого белья до видео и аудиоцентров с набором любимых дисков. Если штангистки уезжают на выступления, комнаты остаются в неприкосновенности. Появление той или иной спортсменки на помосте - как выход на подиум: замысловатые прически, неизменно схваченные ленточками и заколками в тон польского флага, аккуратные фигурки и абсолютно счастливые глаза. Впрочем, повод расстроиться появляется нечасто: в Европе польские спортсменки - одни из постоянных фавориток.

Впрочем, если польскую сборную (в связи с совсем юным возрастом спортсменок) можно назвать командой будущего, то в целом женский помост ассоциации рождает противоречивые. Например, датчанка Метте Педерсен пришла в зал подправить фигуру. Увлеклась. Но до сих пор каждый выход штангистки на помост невольно наводит на мысль, что на подиуме с такой грудью и талией она смотрелась бы ничуть не хуже. Своего рода способом сохранить фигуру и вкус к жизни штанга стала и для англичанки Хитер Аллисон: 44-летняя спортсменка ничуть не чувствует себя ущербной рядом с девчушками, которые годятся ей в дочки.

СТЕРЕОТИП ВТОРОЙ

Так уж случилось, что тяжелая атлетика в сознании многих, даже далеких от спорта людей неизбежно ассоциируется с активной фармакологией. И, как следствие, с потерей здоровья в первые же послеспортивные годы. Врач женской сборной России Юрий Ноздрин, проработавший в спорте не один десяток лет, заметил: «Женщины совсем по-другому относятся к приему даже обязательных для любого спортсмена восстановителей. Если штангисту-мужчине положено проглотить две таблетки, он, как правило, требует все шесть - для большего эффекта. Девушки зададут кучу вопросов, прежде чем положат в рот хоть одну. Рисковать здоровьем не хочет никто».

Удивляться, впрочем, нечему. Каким бы видом спорта ни занимались представительницы прекрасного пола, они всегда мечтают не только о медалях. Едва ли не сильнее - о собственных семьях. О детях. У многих, кстати, они уже есть, как, например, у неоднократной чемпионки Европы Валентины Поповой. Тренирует Валю муж. И оба думают о том, чтобы после Игр в Сиднее обзавестись вторым малышом. При этом нет и речи, чтобы после его рождения бросить штангу совсем. Сергей стал работать тренером лишь из-за жены. Сказал ей даже как-то: «О таком благодатном материале для работы и полном доверии к тренеру можно только мечтать!».

В тяжелую атлетику Валя, как многие штангистки, попала волей случая. Выступала в акробатической двойке, выполнила норматив мастера спорта. Потом партнерша ушла из спорта. Попова же, пытаясь заглушить ностальгию по привычным нагрузкам, пришла в зал штанги. И с удивлением обнаружила, что травм, столь частых от непомерных нагрузок в гимнастике и акробатике, в тяжелой атлетике почти не случается.

Собственно, женское восприятие этого вида спорта очень хорошо отражается в ответе на традиционный журналистский вопрос: «Хотели бы вы, чтобы ваши дети выбрали тот же вид?». Большинство гимнасток, пловчих, конькобежек, легкоатлеток (перечислять можно бесконечно), не задумываясь, отвечают отрицательно. Валя же для себя решила: если ее Катюша, когда подрастет, возьмется за штангу, она против не будет.

СТЕРЕОТИП ТРЕТИЙ

Принято считать, что тренерами в женскую тяжелую атлетику идут лишь неудачники, ничего не добившиеся в мужском спорте. Один-единственный пример, однако, опровергает эту теорию в корне. Величайший в истории штанги тренер Иван Абаджиев всерьез взялся тренировать женскую сборную Болгарии несколько лет назад, когда быть женским тренером в этом виде спорта считалось вовсе непрестижным. В итоге на любых соревнованиях Болгария захватывает лидерство с первого же дня: в наилегчайшей категории чемпионка и рекордсменка мира Донка Минчева побеждает любых соперниц практически без борьбы. Чего стоит хотя бы мировой рекорд в толчке, установленный на последнем чемпионате мира - 113,5 кг.

Мэтр по-прежнему смущается, принимая поздравления в связи с победами учениц, но лишь по той причине, что, с его точки зрения, женщины пока не достигли и половины своих возможностей на помосте. А значит, и поздравлять рано. По мнению Абаджиева, работать с женщинами сложнее и поэтому интереснее. Впрочем, с ним согласны многие специалисты, избравшие профессией женскую штангу. Например, олимпийский чемпион Леонид Тараненко, который уже не первый год работает по контракту со штангистками Индии. Или Борис Шейко - старший тренер сборной России по пауэрлифтингу, подготовивший лично семерых чемпионов мира по этому виду спорта. Чемпионку Европы Светлану Хабирову Шейко взял к себе в группу несколько месяцев назад, сказав: «Хочу подготовить олимпийского чемпиона!». Единственным условием, которое тренер поставил перед новой подопечной, было полное доверие друг к другу. И полная самоотдача в работе.

Кстати, путь Светланы в зал штанги тоже весьма экзотичен. До этого Хабирова работала в цирке и весила на три килограмма больше, чем требовалось для категории 54 кг, в которой дебютировала. Выполнила мастерский норматив, а два года спустя стала мастером-международником, чемпионкой Европы.

С методической точки зрения разницы в тренировке сильного и слабого полов практически нет. Другое дело психология. По убеждению Шейко, женщины более преданны - и штанге, и тренеру. Но и ревнивы необычайно. Малейший перепад тренерской интонации способен обернуться истерикой: не так сказал, не так взглянул... В этом отношении с мужчинами, безусловно, проще: большинство конфликтов способны решить пара-тройка крепких, от души, выражений.

С другой стороны, женщины более терпеливы. Могут даже не застонать в ситуации, когда здоровый мужик уже кричит криком, но в то же время способны расстроиться до нервного срыва из-за выскочившей на губе лихорадки. Доверие к врачу команды, к которому традиционно во всех без исключения сборных приходят и с душевными горестями, у женщин стопроцентное. Однако, как заметил Ноздрин, стоит неосторожно что-то сказать или неловко пошутить, и спортсменка не придет больше никогда. Будет молчать, даже отчаянно нуждаясь во врачебной помощи. Ну а если, не дай Бог, замолкает вся команда, нужно менять работу.

Кстати (да простят меня наставники мужских команд!), тренеры, работающие с женщинами, выглядят, как правило, более подтянуто и элегантно. Хотя желание ни в чем не ударить лицом в грязь, похоже, взаимное. Девчонки гордятся учителями, те - воспитанницами. Заметив ухоженные, наманикюренные руки Валентины Поповой, я поинтересовалась, не мешают ли длинные ногти поднимать штангу. «Ничуть, - последовал ответ. - Иногда ломаются, правда, когда неловко за блин возьмешься. Но такое редкость. Сергей очень следит за тем, чтобы я не испортила руки. Дома не позволяет ни стирать вручную, ни посуду мыть - все делает сам».

Старший тренер российской женской команды Солтан Каракотов за любую из своих подопечных стоит горой, хотя порой и срывается на них из-за неудачных тренировок и выступлений. Слишком переживает. Как-то расстроился чуть не до слез, прочитав в одной из газет репортаж заехавшей на женскую тренировочную базу журналистки: мол, не женщины там, а чудовища, мясо сырое любому виду пищи предпочитают.

НАКАНУНЕ ДЕБЮТА

На апрельском чемпионате Европы российские женщины-штангистки обошли коллег-мужчин по всем статьям. По оценке специалистов, обе чемпионки - Попова и Хабирова - имеют все шансы, чтобы вернуться из Сиднея с золотом. Понимают при этом, что в расстояние от европейской медали до олимпийской должна улечься чертова прорва тяжелой и совершенно неженской работы. Пять месяцев абсолютного самоотречения, почти полной изоляции от друзей и близких. Если сказать, что все делается лишь ради победы, это будет не совсем так. Приоритетно другое: не подвести мужчин, которые рядом и верят в твои силы.

Кстати, есть, наверное, некий символ в том, что за все время существования этого экзотического пока вида спорта в нем не появилось ни одной женщины-тренера. Ведь по большому счету на максимальное самопожертвование женщина способна именно ради мужчины. И как тут не вспомнить, что все великие деяния представителей сильного пола совершались в этой жизни лишь благодаря женщинам.

1999 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru