Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Борьба - Тренеры
Михаил МАМИАШВИЛИ: БОРЕЦ
Михаил Мамиашвили
Фото © Сергей Киврин
на снимке Михаил Мамиашвили

Похоже, его кредо - постоянно оставаться в тени. Пока олимпийский чемпион Сеула Михаил Мамиашвили был связан лишь с борьбой - возглавлял сборную СССР, а потом - России, все его многочисленные интервью сводились разве что к более развернутому, чем в официальных бумагах, плану подготовки команды борцов греко-римского стиля к официальным соревнованиям. Хотя в годы выступлений, еще в советское время, он был безумно популярен у журналистов. Родился в интернациональной семье, отец - грузин, мама - украинка. Родители встретились на целине, там же отпраздновали комсомольскую свадьбу.

Сам Михаил, попав из провинциального Конотопа в сборную, долгое время был комсоргом команды, эдаким образцово-показательным олимпийским чемпионом. Но совсем недавно, уже будучи в должности начальника центрального армейского клуба, сказал: «Я амбициозный человек. Очень амбициозный. Но все мои личные амбиции, как борца Михаила Мамиашвили, закончились в Сеуле вместе с финальным свистком. Сейчас у меня совсем другая ответственность - за дело, которое я делаю».

Поводом к очередному интервью послужило опять-таки его молчание. Нежелание встречаться с журналистами, чтобы хоть как-то опровергнуть появляющиеся в прессе и большей частью негативные высказывания в адрес руководителя ЦСКА. Впрочем, причину я поняла еще до того, как мы начали беседовать. Просидев почти два часа в служебной комнате отдыха, всерьез стала побаиваться, что начальник так и уйдет из кабинета, забыв о моем существовании - ежеминутно к нему заходили все новые и новые люди. «Сегодня еще терпимо, - мимоходом заметил помощник, занося мне очередную чашку кофе. - Обычно график куда более плотный».

Действительно, «окно» все-таки образовалось. «Тридцать минут, - бросив взгляд на часы, заметил Мамиашвили. О чем будем говорить?».

- О вас, - отозвалась я. - Почему вы не считаете нужным отстаивать свои взгляды более публично, нежели в кабинете?

- Во-первых, у меня нет на это времени. Во-вторых…Знаете, не так давно я ехал в клуб и по дороге просмотрел целую пачку самых разных газет. Вы сами читаете прессу. Скажите, найдется ли сейчас среди наших политиков хоть один человек, который бы сказал: «Давайте не будем заботиться о детях!». О заботе, о том, что поколение должно быть здоровым, говорят все, но это - общие слова. Потому что большинство говорящих понятия не имеют, что именно для этого нужно делать. Давать деньги? Куда давать? Кому?

Меня, например, страшно раздражает, когда я вижу, как люди приезжают в детские дома, дарят подарки и месяц потом показывают это по телевизору. Я не случайно начал разговор с этого. В последнее время быть борцом стало модным. И мгновенно на поверхность выплыли люди, которые на протяжение последних десяти лет даже не вспоминали, что они спортсмены. Забыли о том, что именно спорт дал им возможность добиться благополучия в жизни. Они лишь скептически наблюдали за потугами, как считали, идиотов, которые по 10 месяцев в году были оторваны от собственных семей, мотались по всей стране, уговаривая тех, у кого есть какие-то экономические возможности или руководящие посты, помочь сохранить все то лучшее, что всегда было - в том числе детский спорт.

Это сейчас у нас в резерве 180 спортсменов. А когда в первые месяцы после развала СССР я приехал в Кисловодск, на главную базу сборной, у меня в строю стояло 30 человек. Помню, как по копейкам деньги собирали, чтобы поехать на рынок и купить ребятам нормальной еды. Те, кто нас сейчас критикует, в то время устраивали свой быт, бизнес. Заводили нужные связи. Зато сейчас все бывшие дают интервью, рассказывают, как много сделали для России. На 99 процентов это все неправда. Но я же не пойду по редакциям и не буду кричать во всех кабинетах, что это не так.

- Только из-за нехватки времени?

- Не только. Я же не просто так ношу брюки. Но считаю лично для себя, что я - мужчина. А мужчина не имеет права тявкать. Он имеет право аргументировано доказывать правильность своей точки зрения. И нести ответственность за свои слова. Приведу конкретный пример. Обо мне один человек писал множество разных гадостей. Мы вместе занимались спортом, и тогда он считал честью просто постоять рядом. Когда же появились рабочие разногласия, которые с моей точки зрения нужно просто нормально решать, все они стали вдруг выноситься на страницы газет. Причем обсуждается не суть проблемы, а мои личные качества.

Мне даже как-то позвонил редактор одной очень уважаемой мной газет и спросил: «Почему вы не отвечаете?». Я ответил, что вступать в подобные дискуссии считаю ниже своего достоинства. Но готов при любом количестве журналистов сесть с этим человеком в одной аудитории. Пусть он задаст мне любой вопрос, я отвечу. Но в свою очередь, сам кое о чем спрошу. Как вы думаете, согласился мой оппонент прийти? И никогда не согласится. А бумага все терпит.

- Сколько времени вы уже возглавляете клуб?

- Год и пять месяцев.

- За это время часто возникало желание послать все к черту?

- Конечно. И сейчас такое желание бывает.

- Что же в таком случае держит вас на этой должности? Воинский долг?

- Принцип. ЦСКА - мой клуб. Я здесь с 1982 года. Сейчас несу ответственность за армейский спорт. Ситуация, безусловно, очень сложная. Но могу заявить, к примеру, что если вдруг государство окажется неспособным финансировать олимпийскую подготовку - в том числе и армейских спортсменов - мы сделаем это сами. Даже в тех уродливых экономических условиях, которые имеем сейчас. Не отнимая при этом деньги у детских школ.

- Почему уродливых?

- Да потому что договорные отношения между спортом и коммерцией на протяжение нескольких лет выстраивались так, что коммерсанты, которые приходят со стороны, заранее уверены в том, что ЦСКА и армейский спорт в целом им обязаны. Их приучили так думать. С другой стороны, ни для кого не секрет, что в спорте разворовываются огромные средства. Зарабатываются тоже. Но на что тратятся и как тратятся? Понимаю, что многих не устраиваю, копаясь в этом. Дом себе я давным давно построил. Да и на машину мне не нужно. Если меня спросят, зачем я здесь сижу, даже не буду отвечать. Просто возьму человека за руку и проведу его по залам. Покажу документы, согласно которым объекты должны были войти в строй три года назад, а вошли прошлой осенью. Но ведь деньги были выделены сразу. Где они крутились все это время?

- Сегодня модно приписывать многим борцам не совсем законную деятельность. Или же уголовникам - борцовское прошлое. Как вы к этому относитесь? Например, к публикациям, которые появились во многих изданиях после назначения министром спорта Бориса Иванюженкова?

- А почему не вспомнить комсомольское прошлое? Мы ведь все комсомольцами были. Я не знаю, хороший Иванюженков или плохой в нравственном плане. Знаю его только как неплохого спортсмена - он вырос здесь, в ЦСКА - и как очень хорошего руководителя. Та спортивная инфраструктура, которую он создал в свое время в Подольске, вызывает у меня огромное уважение. С приходом Иванюженкова в министерство команды продолжают финансироваться, выезжать на сборы, соревнования. Я более чем уверен, что Борис делает много ошибок. И будет продолжать их делать. Но не ошибается тот, кто не делает вообще ничего. На мой взгляд, надо не обсуждать промахи, а просто помогать. Хотя бы закрыть свой собственный участок работы. У меня есть клуб - значит я должен сделать все, чтобы у министра не болела голова, что в армейском спорте проблемы.

- Вы по-прежнему возглавляете российский борцовский Союз и сборную. Не пытались повлиять на решение трехкратного олимпийского чемпиона Александра Карелина ввязаться в политику?

- Саша - взрослый, самостоятельный и высоконравственный человек. Если он принял такое решение, значит на то были основания. С одной стороны, мы привыкли считать политику грязным делом. Но ведь такой ее делают люди. Вы сами знаете Карелина много лет. Можете допустить, что он станет грязным политиком?

- Никогда.

- Вот вам и ответ. Хотя даже я был шокирован тем количеством грязи, которое на Карелина вылили в прессе. Вплоть до того, что у него есть подпольные гей-клубы. Понятно, что ему есть за что завидовать. Здоровый парень, знаменитый, относительно обеспеченный. Только зависть - она всегда от человеческой слабости. Мы сами виноваты. Забыли, что такое честь страны, самоуважение. Что мы - государство, давшее миру и Пушкина и Толстого, и Сальникова и Карелина. Хаос и бардак чаще всего просто выгодны. Когда я пришел в клуб и начал работать, мне сказали: Ты что, больной? Посмотри, страна в каком состоянии - рушится все. Я спросил: «Так мне теперь что, зубы утром не чистить? Не мыться?»

- Разруха, как писал Булгаков, начинается не в клозетах, а в головах.

- Не хотелось примазываться к классику, но считаю, что эти слова как нельзя лучше характеризуют то, что сейчас происходит. И мне глубоко симпатичны люди, которые не боятся брать на себя ответственность. В том числе и за государство.

- Когда-то, помню, я спросила вас про личные недостатки.

- Огромный минус - что у меня постоянно не хватает времени на то, чтобы встретиться и нормально поговорить с руководителями армейских сборных команд. Иногда сталкиваемся на бегу, и я высказываю претензии - почему не заходите? Многие потом мне говорили: «Никогда не думали, что можно прийти и попросить помощи». Люди даже не задумываются, что все, что здесь создано за последние годы - начиная с ресторанов и заканчивая рынками и торговыми площадями - создавалось государством, министерством обороны прежде всего для того, чтобы обслужить спорт. Об-слу-жить. Для этого и я сюда пришел. А рекламировать себя совсем необязательно. Мне достаточно того, что в борцовских кругах все знают, как обстоят дела на самом деле. Остальные пусть судят по результатам.

…В былые времена в спорткомитете СССР был в ходу борцовский каламбур: «Пока вольники проходят в ноги, классики проходят в руководство». В своем первом - семилетней давности - интервью с Мамиашвили я спросила его, почему именно в борьбе существует своеобразное братство между целыми поколениями спортсменов. «Это невозможно объяснить, - ответил тогда он. - Но такое братство действительно есть. Я бы сказал, что в борьбе всегда был совсем другой уровень отношений между людьми. Это - не футбол. Никто вместо тебя не побежит и не забьет гол. Только сам. На этом основан закон уважения к лидерам и лидеров - к тем, кто идет за ними. А главное - человек должен быть честен. В греко-римской борьбе нельзя хватать за ноги, но можно поставить подножку и выиграть. В жизни же я никогда этого не сделаю, в каком бы конфликте с человеком не находился. Мы сильные люди и должны решать проблемы открыто».

На вопрос о личных недостатках Мамиашвили тогда ответил шутливо: «Полысел». И добавил: «Но это не беспокоит даже мою жену. Мужчина должен оставаться мужчиной. И не во внешности дело…».

2000 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru