Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Единоборства
МЕСТО, ГДЕ УМИРАЮТ, ЧТОБЫ РОДИТЬСЯ ЧЕМПИОНОМ

У кисловодского центра олимпийской подготовки есть свой девиз: «Здесь слабый становится сильным. А сильный – непобедимым». Достаточно было провести на базе три дня, чтобы понять: это – не красивые слова. А реальность.

Кисловодск
Фото из архива Елены Вайцеховской

Из всех рассказов про Кисловодск, что когда-либо приходилось слышать от знакомых спортсменов, мне больше всего запомнились слова трехкратного олимпийского чемпиона по греко-римской борьбе Александра Карелина. В одной из наших бесед, когда легендарный борец с упоением рассказывал, как сильно привлекает его сам процесс тренировок, я не выдержала и спросила: «А бывают периоды, когда от нагрузок выть хочется?». Карелин не задумываясь ответил: «Для этого есть специальное время и специальное место. Называется Кисловодск. Если увидите слишком веселого борца, то достаточно это слово произнести, чтобы выражение его лица тут же изменилось».

Так получилось, что на кисловодской базе ни в бытность спортсменом, ни став журналистом, я не была никогда. И сейчас, глядя из окна частного «жигуленка», водитель которого вызвался подбросить меня до базы из аэропорта Минвод, ловила себя на мысли, что хочется высунуть голову из окна и заорать во весь голос: «Господи! Красота-то какая!»

За ворота базы нас пропустили не сразу. Охранник в армейском камуфляже куда-то позвонил и лишь потом деловито махнул рукой, одновременно нажимая кнопку автоматического шлагбаума: «Проезжайте».

НЕМНОГО ИСТОРИИ

Идея построить спортивную базу на одном из красивейшем плато Кавказа принадлежала боксеру. Петру Никифорову-Денисову. Сама идея создать высокогорную базу для подготовки советских спортсменов зародилась перед мексиканской Олимпиадой-68. Но так получилось, что построен был лишь знаменитый армянский Цахкадзор. Кисловодская база появилась лишь в декабре 1979-го. Перед Играми в Москве. Никифоров-Денисов в те времена был вице-президентом АИБА – Международной федерации любительского бокса. И президентом «Трудовых резервов» - самого бедного спортивного общества страны. Несмотря на это база была построена.

Первоначально на ней готовились исключительно представители единоборств - сборные борцов, боксеров, фехтовальщиков. Позже, прослышав о чудодейственном влиянии пребывания в Кисловодске на результаты, на плато потянулись легкоатлеты, игровики. И все-таки, моральные приоритеты остались прежними. Борцы и боксеры в Кисловодске – и долгожители, и наиболее желанные (по их внутреннему убеждению) гости. Любой боксер первым делом вспоминает Никифорова-Денисова, любой борец кивает на фактического хозяина базы – заслуженного тренера СССР по вольной борьбе Изамутдина Кадырова.

Формально Кадыров – заместитель начальника центра олимпийской подготовки Владимира Цветова. Но все давно привыкли к тому, что епархия Цветова – так называемая «нижняя» база, расположенная в самом Кисловодске. Там – свой стадион с футбольным полем и беговыми дорожками, свои спортивные залы, теннисные корты, бассейн. Но в связи с тем, что после основательного ремонта гостиницу на сто мест почти целиком перепланировали под начальственные кабинеты, оставив всего 32 койки для возможных спортсменов, база по-сути превратилась в элитное место отдыха, но никак не в центр олимпийской подготовки. Настоящие же олимпийцы предпочитают «верхний» ярус, расположенный на горе «Малое седло». И все они свято уверены: нет такой проблемы, которую не мог бы решить Кадыров.

КАДЫРОВ

Звание заслуженного тренера Кадыров получил в 1980-м за подготовку двух олимпийских чемпионов - Магомедгасана Абушева и Сайпуллы Абсаидова. Примерно тогда же и получил предложение перебраться из Дагестана в Кисловодск, чтобы организовать центр вольной борьбы. По тем временам никаким большим спортом в Кисловодске и не пахло: курорт есть курорт. Но мало-помалу работа стала налаживаться. Через три года кадыровские спортсмены впервые выиграли первенство Ставропольского края среди юношей. А еще через несколько лет Советский Союз прекратил свое существование.

- Я предвидел, что застой будет длительным, - вспоминает Кадыров. - На тот момент база принадлежала госкомспорту, но самого госкомспорта тоже не стало. И база оказалась ничейной. Именно тогда бывший директор Центра Леонид Филимонов уговорил меня занять его место. Я согласился, но продолжал работать с командой. Денег эта работа не приносила, но по-прежнему увлекала. Тем более, что среди учеников был мой младший сын, подававший в борьбе большие надежды. А потом случилась трагедия…

Та трагедия в считанные часы потрясла всю страну. В машине, разбившейся на ночном шоссе, вместе с Кадыровым и двумя его сыновьями находился двукратный олимпийский чемпион по греко-римской борьбе Иван Ярыгин. Его, как и 15-летнего Расула Кадырова, спасти не удалось. После этого Изамутдин Генжиевич так и не смог вновь вернуться к тренерской работе.

Профессиональное прошлое, тем не менее, то и дело прорывается в разговоре:

- Уникальность базы прежде всего в том, что здесь, благодаря составу воздуха, очень быстро идут восстановительные процессы. Что, естественно, способствует увеличению объемов и интенсивности нагрузок. Да и результаты говорят сами за себя. Наилучший пример – сборная по боксу, которая использует базу по 3-4 раза в год для подготовки не только основной команды, но и юниорских. Это, на мой взгляд, вообше лучшая команда на сегодняшний день. И работают на редкость четко и грамотно. Я-то вижу…

СЕКРЕТЫ БОЛЬШОГО СЕДЛА

У постояльцев базы есть своя Голгофа. Это гора Большое седло. Регулярные кроссы туда и обратно – неизбежная составляющая любого тренировочного сбора. Такая же, какой в бывшем советском Цахкадзоре были забеги на гору Алибек. Нагрузка на организм при таком виде работы такова, что заставляет выть даже здоровых мужиков.

Карелин в уже упомянутом интервью рассказывал:

- На одном из сборов особенно истязал себя Саша Игнатенко, бронзовый призер барселонских Игр. Ему как раз накануне 31 год исполнился, он из дома приехал, отъелся, вес, соответственно, в норму приводить надо... Кто-то, на него глядя, и сказал - мол, бегает человек, а сам небось думает: «Зачем мне это надо?». И вдруг у Игнатенко ноги подкосились, он на землю упал и в полный голос как взвоет: «Господи! Зачем мне все это надо?!».

На первый взгляд, свет вовсе не сошелся клином в этом месте. Почти рядом – укомплектованный гостиницами и спортсооружениями Домбай. Но – маленькая деталь. Домбайский «выхлоп» - то есть реакция организма спортсмена на работу в горах, – толком неизвестен. Даже один из сильнейших тренеров мира Виктор Авдиенко, неоднократно загонявший туда своих пловцов, признавался, что через раз домбайские горы выходят его команде «боком». Возможно, потому, что они более высокие. Точно так же, кстати, до сих пор случаются накладки с испанской Сьерра-Невадой, которую российские спортсмены с тех пор, как лишились Цахкадзора, обживают в массовом порядке.

За 25 лет существования кисловодской базы (ее высота – 1200 метров над уровнем моря) изучено все. В частности, что первый всплеск результатов у спортсменов начинается почти сразу после спуска на равнину, потом – небольшой спад и вторая, уже более длительная «горка». Боксерская сборная, собственно, - самый лучший пример. Технология подготовки давно отработана до мелочей: первый, зимний сбор, во время которого закладывается общая база физического состояния на весь сезон, проводится в январе, второй – перед важнейшим летним стартом – в зависимости от его сроков. Кстати, в конце июля на базу заезжают борцы греко-римского стиля. Чтобы сразу после гор отправиться в Афины.

Тренеры, приезжающие в Кисловодск, знают: первые три дня подопечных необходимо сдерживать, давать небольшие нагрузки. Иначе в состоянии высокогорной эйфории можно «накушаться» так, что не оклемаешься. Зато, когда организм адаптировался, даже двойная по объему работа делается в охотку. Тяжело, безусловно, но главное – дожить до вечера. А там поспал, подышал местным воздухом – и снова, как огурец!

Примерно так же работают легкоатлеты, борцы. На этот раз, кстати, произошла накладка: представители перечисленных видов рвались в Кисловодск, но в последний момент, видимо, решили, что окажутся в стесненных условиях. И изменили сроки сборов. Так боксеры оказались на базе в полном одиночестве. Обычно же летом на «верхней» базе – столпотворение. Под жилье отдаются даже пустующие кабинеты в спортивном зале. В гостинице же – всего 180 мест. Роскошная кормежка: свежие овощи, фрукты, парное мясо. Даже мой случайный водитель не удержался, похвастался: в Кисловодске – 320 солнечных дней в году. Первая черешня (москвичи, не падайте в обморок!) – 40 рублей за килограмм. Клубника – сотня за большое ведро. Абрикосы, персики, арбузы, не уступающие по вкусу астраханским. Мясо бродит по склонам в ассортименте: баранина, телятина, птица… Стоимость человеко-дня – 950 рублей. 300 – за жилье, 360 – питание, 240 – аренда спортсооружений, 50 – транспорт. Другими словами, цена вполне приемлемая. Особенно если учесть, что второй подобной спортивной базы в России нет.

БЛЕСК И НИЩЕТА

По периметру зала – стенды. Пересчитать количество олимпийских чемпионов, которых сотрудники базы не без оснований считают исконно своими питомцами – задача небыстрая. Здесь же – музей. Кусочки звездной истории уже российского спорта.

Спортивные снаряды, тем не менее, 1980-го года приобретения. Копья, ядра, борцовские татами и боксерские груши. Собственно, тренировка боксеров, которую я застала в свой приезд - на ближайшем к базе склоне, с внушительными валунами в качестве отягощений – лишь на первый взгляд экзотика. На самом деле – вынужденная необходимость. Все лучше, чем убогие тренажеры. На стадионе и теннисных кортах – облезающие полосы тартана все того же, 1980-го года укладки. Проваливающиеся деревянные скамейки. И все это – на вполне обширной территории. Позволяющей соорудить и бассейн, и искусственный каток, и вторую гостиницу. Это дало бы возможность использовать базу круглый год с максимальной загрузкой. Но денег нет даже на то, чтобы привести в порядок дорогу.

Из аэропорта Минвод спортсменов забирает старенький автобус. Большими усилиями сумели пока отремонтировать лишь жилой корпус и столовую. Такое ощущение, что действующее руководство (в данный момент центр принадлежит армии) вполне устраивает лоск, наведенный для себя и своих гостей на нижней базе.

Зато наверху нет ни комаров, ни мошкары. Таков климат. Есть уникальный коллектив, прекрасно понимающий свои задачи. Главный принцип Кадырова-руководителя: «Мы – сфера обслуживания. Этим сказано все».

Капризы спортсменов, собственно, на базе редкость: те, кто сюда приезжает, уверены: тренировки на кисловодской базе обернутся таким количеством плюсов, в сравнение с которыми не идут никакие бытовые минусы.

Не бывает в центре лишь футболистов. Их требования давно всем известны: отель интуристовского образца, роскошный, желательно двухэтажный автобус. Да и, что уж говорить, несовместим наш российский футбол с тем, что по понятиям большинства видов спорта называется работой. Не место ему ни на Малом Седле, ни, тем более, на Большом.

Казалось бы, что мешает тому же спортивному министерству заложить в окрестностях действующего армейского центра еще один? С государственным финансированием, для начала. И соответственным вниманием. Парадокс в том, что подобного плато с аналогичными параметрами нет. Там, где можно было бы построить что-либо масштабное, уже все давно построено. Кстати, именно в этой местности, неподалеку от Кисловодска располагается бывшая правительственная дача, которую после развала СССР чуть было не прибрал к рукам экс-владелец футбольного «Асмарала» Хусам Аль Халиди. Оформил в аренду на 49 лет. Благо, вовремя спохватились: выставили иранского бизнесмена вместе с его охраной вон.

Так что остается одно: приложить все силы к тому, чтобы не потерять то, что есть. Ведь на самом деле уникальный центр – ничуть не меньшая ценность для страны, чем те олимпийские медали, которые он приносит вот уже три десятилетия подряд.

Кисловодск – Москва

2004 год

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru