Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Бокс - Спортсмены
Александр ПОВЕТКИН:
«ХОРОШИЙ БОКСЕР И В АМЕРИКЕ НЕ ПРОПАДЕТ »
Александр Поветкин
Фото © Елена Вайцеховская
на снимке Александр Поветкин

Российские боксеры-супертяжи не становились олимпийскими чемпионами никогда. Александр Поветкин всерьез намерен переломить эту традицию в Афинах.

Александр ПОВЕТКИН. Родился 2 сентября 1979 года в Курске. Боксом занимается с 13 лет. Тренируется в клубе "Витязь" в Чехове Московской обл. Чемпион России среди юношей (1995). Чемпион России среди юниоров (1997). Чемпион России в категории до 91 кг (2000). Чемпион России в категории свыше 91 кг (2001 - 2002). Чемпион Игр доброй воли (2001). Абсолютный чемпион России (2002). Чемпион Европы (2002, 2004). Чемпион мира 2003.

Окончил юридический институт. Женат. Имеет дочь. Тренеры - Валерий Белов и Александр Рогозин.

Каков Поветкин на боксерском ринге, своими глазами я, каюсь, не видела никогда. Так что о своем собеседнике могла судить лишь по рассказам его коллег, самым красочным из которых была история о том, как на последнем чемпионате мира Поветкин сломал челюсть своему сопернику - Джамалу Маджидову из Украины. Говорят, хруст при победном ударе россиянина раздался такой, что содрогнулись все присутствующие. Маджидов получил открытый перелом челюсти в двух местах и ужасную внутреннюю рану.

Стоило мне, однако, затронуть эту тему и выразить сочувствие пострадавшему, как Поветкин пожал плечами: «Так ведь и он мне сломать мог. Это - спорт. Какая может быть жалость? Я даже не испытал в тот момент никаких особенных эмоций: ну, не повезло парню. Мне тоже, бывало, порядком доставалось...».

С каждой новой минутой общения с боксером в моем мозгу все реальнее вставал образ знаменитого героя Джека Лондона из романа «Первобытный зверь». Помните Пэта Глэндона младшего? Который полжизни провел в лесу под опекой отца, а, начав выступать на ринге, крайне раздражался по поводу того, что не имеет возможности достичь намеченной цели кратчайшим путем. И как он не любил всю околоспортивную, совершенно ненужную, на его взгляд, мишуру типа общения с прессой. Во всяком случае, мое появление, да еще с диктофоном в руке, Поветкин воспринял без всякого энтузиазма:

- Это надолго?

- Что, не любите давать интервью? - встречно поинтересовалась я.

- Ну, так... Не очень, - последовал откровенный ответ. - Не вижу смысла много говорить.

- И все же, как и когда вы оказались в боксе?

- Отец привел в 1992 году. Он сам в свое время боксировал, был кандидатом в мастера спорта. До того как оказаться в боксерской секции, я занимался каратэ. В соревнованиях выступать не приходилось, но тренировки нравились. Правда, быстро понял, что бокс - это гораздо более интересное и серьезное занятие. Совсем другая работа. На первой же тренировке вспотел так, как не доводилось никогда в жизни. И решил, что это - мой спорт. Если доведется чего-то достичь, так только на ринге.

- Другими словами, уж если будут бить, так не впустую?

- Можно сказать и так. Особых мечтаний у меня поначалу не было - просто хотелось научиться хорошо боксировать. Через год после начала занятий впервые выступил на соревнованиях в Курске в весе 54 кг. И выиграл. В родном городе я, к слову, вообще не проигрывал ни разу в жизни. Вскоре поехал на свой первый юниорский чемпионат Европы и занял второе место - проиграл украинцу.

- Расстроились тогда?

- Да нет. Подумал, что для первого раза серебро - вполне нормальный результат. В 1998-м участвовал в первом взрослом чемпионате России. Теоретически у меня были шансы попасть в сборную страны еще до Игр в Сиднее, но начались постоянные травмы рук. Возможно, это было связано с тем, что стал расти, прибавлять в весе (в олимпийском сезоне я выступал уже в категории 91 кг). В общем, в Сидней в моей категории поехал Султан Ибрагимов. А я - его спарринг-партнером.

- Что подвигло вас на переход в супертяжелый вес?

- Всегда, сколько себя помню, мечтал именно о супертяжелой категории. Престижнее это в боксе. И в любительском спорте, и в профессиональном.

- Да, когда побеждаешь. Над нашими же боксерами словно рок какой навис: столько лет олимпийских выступлений - и ни одной победы. Не задумывались почему?

- Не знаю даже. У нас же много тонкостей, в том числе и судейских. Например, с моей точки зрения, среди супертяжей в Атланте лучше всех выглядел Алексей Лезин. А выиграл Владимир Кличко.

- У которого, если верить тому, что писали мои коллеги после боя с Лаймоном Брюстером, крайне уязвимая, чуть ли не «стеклянная» челюсть?

- Никакая она не стеклянная. Просто пропустил человек удар - с каждым случиться может. В челюсть получить никому не приятно. После хорошего нокаута человек, как мне кажется, как минимум полгода отдыхать должен. Хотя я теоретически рассуждаю - сам в таком состоянии никогда не был.

- Александр Карелин как-то сказал, что в спорте его больше всего привлекает процесс тренировки. Соревнования же лишь показывают, насколько этот процесс был успешным. А что сильнее привлекает вас?

- Пока мне все интересно. В проигрышах ведь тоже есть свои плюсы, и их немало. Но побеждать, безусловно, приятнее. Трудно даже передать словами, что чувствуешь, когда победил.

- Какое из поражений дало вам наибольшее количество положительного опыта?

- На чемпионате мира-2001 в Белфасте я проиграл украинцу Мазекину за выход в полуфинал. Очень обидно было: столько готовился и толком ничего не успел показать. Но выводы сделал. И месяца через три-четыре выиграл у того же соперника более чем уверенно.

- Тренеры сборной, как мне показалось, весьма обеспокоены тем, что с двумя из ваших основных соперников в Афинах - кубинцем и американцем - вы не встречались ни разу в жизни. Вас это беспокоит?

- Навряд ли они станут основными противниками. Ничего выдающегося в них нет - я неоднократно смотрел на видеокассетах, как они боксировали на последних турнирах и проигрывали тем, у кого сам я выигрывал неоднократно. Куда более опасными мне кажутся Рустам Саидов из Узбекистана и итальянец Роберто Камарелле. У последнего я выигрывал в общей сложности четыре раза. Дважды - на турнирах и дважды - в финалах чемпионатов Европы. На первом чемпионате, кстати, тяжело пришлось. Я ориентировался на прежний опыт, когда при первой же встрече в одном из турниров победил Камарелле довольно легко. Просто разгромил. К тому же на чемпионате Европы в полуфинальном бою с украинцем Камарелле выглядел неважно. Вот я и расслабился перед финалом, думал, разобью его, как в первый раз.

А Камарелле, наоборот, очень хорошо настроился на бой со мной. Так что то золото тяжело досталось. В этом году тоже сложный финал был. Итальянец - левша, быстро двигается - возможно, я в чем-то за ним не успеваю. Хотя в принципе с левшами мне работать ничуть не сложнее, чем с правшами. Соответственно, не склонен разделять точку зрения, что со знакомым соперником боксировать заведомо легче. Смотря с каким.

- А вы на всех соперников ведете статистику? Сколько раз встречались? Сколько побеждали?..

- Специально подсчетов не веду, но некоторые вещи невольно застревают в памяти.

- Еще раз процитирую Карелина. По его утверждению, соперник из числа бывших советских спортсменов всегда опаснее, чем иностранец. В любой ситуации бьется до последнего, невзирая на собственное состояние. В боксе с подобным сталкиваться приходилось?

- Честно говоря, никогда не задумывался. Отдельные выдающиеся боксеры встречаются в любой стране. Но я склонен считать, что наша, российская, школа - лучшая в мире. На последнем чемпионате Европы это было очевидно (сборная России вернулась из хорватской Пулы с девятью золотыми медалями из 11).

- Во время боя боксер в состоянии думать о чем-нибудь отвлеченном?

- За всех говорить не буду, но со мной такого не случается. Когда боксируешь по наработанной схеме, думать особо некогда. Даже боли не чувствуешь: видел немало случаев, когда человек получает перелом руки, а осознает это лишь тогда, когда бой закончен. На ринге, как правило, все отработано до автоматизма. Рука соперника идет - автоматически уклоняешься, бьешь. Поэтому, собственно, все приемы должны быть доведены в тренировках, и владеть ими нужно в совершенстве. Тем более когда выступаешь на Олимпийских играх, где ошибок не должно быть в принципе. Потому что каждая ошибка - это пропущенный удар.

- Свои методы настраиваться на бой у вас есть?

- Как правило, я сильно не волнуюсь. Хотя когда совсем нет соревновательного мандража - тоже плохо. В этом случае пытаюсь искусственно себя завести - бывало такое. В день соревнований стараюсь поспать утром после взвешивания, если время позволяет. Или гулять иду.

- Один?

- Когда один, когда с тренером или с кем-то из ребят. Это уже не важно: думаешь-то все равно о своем.

- Какие-то не связанные со спортом интересы у вас есть?

- С дочкой люблю возиться. С собакой гулять. Люблю смотреть спортивные трансляции. Весь чемпионат Европы по футболу удалось посмотреть. Болел за наших.

- Вы просто мазохист какой-то.

- А что поделаешь - свои все-таки. Какие есть.

- Получается, вся ваша жизнь по большому счету сводится к тренировкам и желанию выиграть Олимпиаду?

- На данном этапе - да. В конце концов, бокс - моя работа. До поры до времени.

- Не собираетесь по примеру Кличко уйти в профессиональный бокс после Игр?

- Видно будет. Сейчас, повторяю, я думаю только об Олимпиаде. Ничто другое меня не интересует. Даже если так сложится, что уйду в профессионалы, что толку думать об этом сейчас? Хорошие боксеры - они не пропадают и в Америке.

- Особенно в звании олимпийского чемпиона.

- Почему-то мне кажется, что в Афинах полегче будет, чем в Сиднее. Там мне все было в новинку. Никогда сам не переживал на ринге настолько сильно, как в Австралии, - за ребят, которые выступали. Зато теперь примерно представляю, что такое Игры.

- Меня не покидает чувство, что вы на ринге и вне его - диаметрально разные люди. Сами так не считаете?

- Наверное, в чем-то вы правы. На ринге мой стиль - нападение. Назад отходить не люблю да и не особенно умею. Мне нравится подойти к противнику поближе и там уже с ним разбираться. А в жизни, как мне кажется, я спокойный человек. Никогда первым не начинаю на рожон лезть. Хотя постоять за себя могу.

- Драться на улице вам приходилось?

- Ну зачем об этом? Занятия боксом, поверьте, не способствуют желанию применять свои силы где-то, кроме тренировки.

- А тренерская деятельность привлекает?

- Вообще-то по образованию я юрист. Не так давно окончил курский филиал Московского юридического института, причем диплом защищал в Москве. Есть и профессия - водитель-автослесарь, ее я получил еще до института - окончил профессиональное училище. Так что будет из чего выбрать.

- В обычной жизни вас можно вывести из себя, расстроить?

- Лучше не надо.

2004 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru