Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Борьба - Спортсмены
Александр Карелин: «ТРЕХ ПРИЕМОВ МНЕ ХВАТАЕТ»
Александр Карелин
Фото © Сергей Киврин
на снимке Александр Карелин

На финальную схватку чемпионата мира-94 с олимпийским чемпионом и чемпионом мира в категории до 100 кг, темнокожим кубинцем Гектором Миллианом Карелин настраивался как никогда серьезно. И с первых же минут рванулся в бой. Дальнейшее не смогли вразумительно объяснить даже очевидцы: после приема, молниеносно проведенного российским борцом, кубинец с глухим звуком упал на ковер. Схватка была закончена.

Впрочем, Миллиан подписал себе приговор еще до чемпионата. Газеты наперебой приводили слова кубинца о том, что тот специально перешел в нынешнем сезоне в карелинскую суперкатегорию, чтобы, дескать, россиянину жизнь медом не казалась. И что против Карелина у него всегда нейдется парочка-другая ответных действий. Что слава Карелина - не более чем мыльный, тщательно раздутый журналистами, пузырь. Все же остальные борцы просто-напросто изначально запуганы карелинским, и тоже искусственно созданным окружающими, имиджем молниеносного убийцы. Все, кроме него - Миллиана.

Что было дальше, вы уже знаете.

- Если бы борец Карелин хотел сам рассказать о прошедшем сезоне, с чего бы он начал?

- С конца - последовал ответ. - С чемпионата мира, на котором мы завоевали всего пять золотых медалей.

- Всего?! Хотя, впрочем, я уже слышала от главного тренера вашей команды, что при удачном стечении обстоятельств таким составом можно было бы забрать все золото без исключения.

- Не знаю, как насчет всего, но что для такого состава пять медалей мало - это факт. Видимо, спортивное счастье было все-таки не до конца на нашей стороне - ребята-то боролись здорово. Зафар Гулиев, Сережа Насевич… Кстати, именно последнюю схватку Насевича, несмотря на его седьмое место в чемпионате, я считаю самым ярким впечатлением чемпионата мира вообще - настолько сильной по накалу страстей она оказалась. И поражение Сергея при счете 1:1, то есть, которое засчитали только по мнению судей, на совести этих же судей пусть и останется. А в целом - конечно же, чемпионат мира был удачен. Особенно на фоне европейского, где мы даже не вошли в тройку.

- Виновных тогда искали?

- Зачем? Объяснять можно победы. А поражение нужно просто пережить. Мы его переживали очень тяжело - каждый в отдельности. Хотя объективно, конечно же, могли найти на что сослаться: и правила борьбы лишь за неделю до чемпионата изменились, и наши же бывшие соотечественники солидно прибавили в классе...

- Кстати, о соперниках. На вас производила хоть какое-то впечатление рекламная шумиха вокруг Миллиана?

- Как вам сказать… С ним я ни разу не встречался, знал, что уже после перехода в мою категорию Миллиан выиграл Панамериканские игры, серию турниров, в которых Россия не участвовала. С другой стороны, своих постоянных соперников - например, того же Юханссона - я знаю как облупленных. А они - меня. В частности - что я умею делать всего три приема.

- И вы так вот спокойно признаетесь в том, что при всех своих титулах знаете три приема?

- Нет, знаю я все. А по-настоящему умею - три. Но мне хватает. Хотя перед схваткой с кубинцем я настраивал себя на худшее.

- В каком смысле?

- В том, что, по моему убеждению, темнокожие люди вообще более спортивны, нежели белые. Более расположены к физическим нагрузкам. К тому же Миллиан выигрывал Олимпийские игры, чемпионат мира. Значит, самолюбие у него не просто больное, а очень больное…

- И?

- И после схватки я понял, насколько еще безграмотен в своем деле. Ведь должен был, как профессионал, сразу все понять, еще до начала поединка. А я серьезно бороться с ним начал…

- То есть, в очередной раз выяснилось, что соперников у Карелинкак не было, так и нет. Не скучно?

- Вот таких мыслей я не допускаю. Теперь не допускаю. Помните, как я на прошлом чемпионате в первой же схватке с Юханссоном ребра сломал? Тогда мне казалось - надо же, так не повезло! А сейчас понял, что та травма была абсолютно закономерна. Я настолько впал в самоуспокоение, что что-то неминуемо должно было случиться. А когда случилось, то я впал в какую-то звериную озлобленность на самого себя. Потому что профессионал не имеет права на такие случайности да еще на главных соревнованиях года. Что же касается соперников, то даже недавний чемпионат показал, с какой ужасающей скоростью прогрессируют наши же бывшие советские борцы. Вот кого надо бояться. Иностранцы - это все не столь серьезно.

- Почему?

- Потому что у них в очень значительной степени присутствует инстинкт самосохранения. А у нас он отсутствует исторически. Уж если ввязался в драку - то до конца.

- Если размышлять логически, то после такой болезненной травмы, как перелом ребер, любой нормальный человек станет проявлять хотя бы элементарную осторожность.

- Так я в первый раз, когда такое случилось, - не помню уже сколько лет назад - скорее всего, и осторожничал. А в прошлом году меня настолько взбесил сам факт травмы - в Швеции, дома у Юханссона, да еще в схватке с ним же, - что боль я почувствовал лишь в самолете, на пути домой.

- Сколько же продлится ваш послесезонный отпуск?

- Какой отпуск? Сейчас закончим с вами разговор - и пойду в зал. Аппетиту, знаете ли, способствует.

- Лишнего веса не боитесь?

- С этим у меня проблема. Все как-то меньше нормы получается. Хотя на соревнованиях я и сам предпочитаю выступать слегка подрежимив - двигаться легче.

- Я вот слушаю вас и думаю: а бывают периоды, когда от нагрузок выть хочется?

- Для этого есть специальное время и специальное место. Кисловодск. Если увидите слишком веселого борца, то достаточно это слово произнести, чтобы выражение лица тут же изменилось. Одни кроссы чего стоят! Хотя и смешные случаи бывают: на одном таком сборе после кросса мы стоим, а бегать продолжает лишь один - Саша Игнатенко, бронзовый призер барселонских Игр. Ему как раз накануне 31 год исполнился, он из дома приехал, отъелся, вес, соответственно, в норму приводить надо... Кто-то, на него глядя, и сказал - мол, бегает человек, а сам небось думает: «Зачем мне это надо?». И вдруг у Игнатенко ноги подкосились, он на землю упал и в полный голос как взвоет: «Господи! Зачем мне все это надо?!».

- А зачем это надо вам?

- Как показала практика, без всего остального я вполне могу обойтись...

1994 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru