Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Парашютный спорт - Очерки

Чтобы прыгать с парашютом, нужны парашют и очки. Без всего остального можно обойтись. В мире тех, кто выбрал небо своей жизненной стихией, это знает каждый. Как и то, что самое интересное происходит вовсе не под куполом. Выпущенный из ранца на волю парашют оставляет мгновенное чувство разочарования и жгучее желание повторить все еще раз.

ВЫШЕ ПТИЦ
Фото © Андрей Веселов

- Ты только не дрыгайся в воздухе, а то ловить будет трудно, - мрачным тоном пошутил инструктор, вместе с которым мы шли к вертолету по полю подмосковного аэроклуба «Волосово». И уже деловито добавил:

- Слушай теорию: незапланированное приземление бывает на дерево, на жилой массив, на воду и на проезжую часть. В первом случае крест-накрест закрываешь лицо руками, развернув их внутренней стороной (чтобы уберечь вены) к себе, ноги согнуты в коленях, колени, естественно, вместе. Во втором - все то же самое. Если потащит на стену дома, старайся ударить ногами в оконную раму, чтобы выбить ее целиком.

- А что, под нами будет жилой массив? - поинтересовалась я.

- Небольшой, - последовал ответ. - Генеральский дачный поселок.

* * *

До недавнего времени новичкам парашютного спорта предлагался лишь единственный вариант обучения прыжку - с небольшой - 1200 метров - высоты с принудительным раскрытием купола. За границей же в ходу была совершенно иная методика, закодированная тремя буквами AFF - acceleration free fall. Суть - четыре тысячи метров высоты и 40 - 45 секунд свободного падения с двумя опытными инструкторами по бокам, задача которых - полностью контролировать полет. Научить человека управлять в воздухе своим телом, пока не раскрыт парашют, или же (если поведение клиента становится непредсказуемым) принудительно сопроводить его до момента раскрытия купола.

Дергать за кольцо по инструкции положено как только стрелка высотомера укажет на отметку 1200 метров. Далее - до цифры 800 - идет красный сектор. Считается, что ниже у спортсмена просто не хватит времени раскрыть запасной парашют, если с основным что-то случится. Мне расказывали случай, когда в групповом прыжке один из парашютистов нечаянно задел другого ногой. Удар пришелся в голову, человек потерял сознание и камнем, не поддерживаемый воздушным потоком, стал падать вниз. «Ниже шестисот, - как гласит старая парашютная истина, - друзей нет». Другими словами - надо спасать себя. Однако бросившийся на помощь спасатель сумел поймать друга в двухстах метров от земли, открыл свой парашют, и лишь за секунду до приземления купол успел полностью раскрыться.

Несчастных случаев бывает куда больше, чем чудес. Среди знакомых мне парашютистов не было ни одного, у кого бы хоть раз не возникало проблем с раскрытием основного купола. Но в воздухе не бывает страшно - когда организм работает в экстремальном режиме, все слишком сконцентрировано, чтобы думать об опасности.

Кстати, самое первое мое знакомство с этим видом спорта произошло в больнице - отделении спортивной травмы ЦИТО. В соседней палате лежала знаменитая парашютистка Зина Курицына, у которой в одном из прыжков с высоты 2500 метров не раскрылись ни основной, ни запасной купола. Под сплошным гипсовым панцирем у нее было сломано все - от ног и до шеи, но больше всего меня тогда поразила присланная в больницу друзьями-парашютистами стенгазета: «Мы еще попрыгаем вместе, Зинуля!».

Прыгать снова Курицына начала через год после катастрофы.

* * *

- И... хоп! - вертолет ушел из под ног и исчез из поля зрения. Распластавшись лягушкой на воздушном и очень плотном потоке, я огляделась: с двух сторон за лямки на комбинезоне меня придерживали два инструктора, а чуть в стороне такой же лягушкой маячила странная человеческая фигура с двумя головами. «Правую руку на кольцо - затем в сторону. Взгляд на высотомер, - начала вспоминать я. - Снова на кольцо - снова в сторону». Высотомер. 2500 - 2000 - 1500 - 1200. Страшно не хотелось обрывать ощущение полета, но именно в этот момент у меня под носом нарисовался красноречиво сжатый инструкторский кулак.

Висеть под круглым, неповоротливым куполом армейского образца (управляемое «крыло» новичкам не положено) было неудобно и скучно. Зато на земле я в деталях увидела весь - с первого шага за борт - свой полет: вторая голова человека-чудовища по имени Андрей Веселов оказалась видео и фотокамерой.

* * *

- Я начал снимать прыжки еще в армии, - рассказывал Веселов. - Служил в воздушно-десантных войсках и стал каждый раз потихоньку брать в воздух обычный фотоаппарат. Прятал его за пазуху, а потом доставал. Естественно, снимки получались неважные, но шли нарасхват - все хотели получить карточку и послать домой. После армии я стал заниматься парашютным спортом уже серьезно и начал экспериментировать со съемкой - для начала укрепил фотоаппарат на шлеме. Сейчас у меня самая современная цифровая аппаратура, которая позволяет ловить все детали прыжка. Труднее всего снимать скайсерфинг лыжно-парашютную акробатику. Слишком это динамичный вид спорта - нужно очень хорошо чувствовать лыжника, чтобы не мешать ему в воздухе.

Теоретически, воздушных фотографов должно бы быть куда больше - в воздухе у парашютистов проходит большая часть жизни. «На земле я, бывает, теряюсь, - рассказывала мне одна из девушек. - Стесняюсь знакомиться с людьми, боюсь заблудиться в московском метро. А в воздухе - как дома. Сложных ситуаций для меня там почти не бывает».

Под куполами отмечают свадьбы и юбилеи. Устраивают костюмированные карнавалы и акробатические пирамиды. Лежа на потоке можно даже исхитриться выпить шампанского. Сложнее с цветами. Если в каком-то из праздничных кадров виден букет - он наверняка искусственный: у живых цветов от напора воздушной струи мгновенно ломаются стебли (поэтому, собственно, нельзя прыгать с большой высоты без очков). Традиционная шутка среди своих - выбросить за борт того, кто расслабился и задремал в вертолете (из самолета сложнее - нужно открывать люк). Не проснуться невозможно: при свободном падении происходит чудовищный выброс адреналина в кровь. Привыкание - сродни наркотическому: при длительном перерыве в прыжках у парашютиста возникает неосознанная потребность в новой адреналиновой дозе. И он снова стремится в воздух.

Себестоимость прыжка спортсмена-профессионала - примерно 45 деноминированных рублей. Для новичка - по методике AFF - коммерческая цена составляет от 130 до 150 рублей. За отдельную плату можно заказать фотографии, видеосъемку. Впрочем, для Веселова основная работа заключается совсем в другом: во многом благодаря его фотоприспособлениям и мастерству судьи получили прекрасную возможность наблюдать за соревнованиями не в подзорную трубу, а вплотную в ходе полетов - изображение передается на монитор. Особо впечатляюще при таких съемках выглядят рекордные групповые прыжки, когда в кадре над облаками находятся более сотни человек. И нельзя не задуматься о том, что человек создан для полета точно так же, как птицы. Вся разница в том, что птицы на такой высоте уже не летают.

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru