Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Велогонки - Тренеры
Александр Кузнецов:
«
ДЛЯ СЧАСТЬЯ У МЕНЯ ЕСТЬ ВСЕ -
СВОЯ КОМАНДА В СВОЕЙ СТРАНЕ»
Александр Кузнецов
Фото © Елена Вайцеховская
на снимке Александр Кузнецов

Его можно представлять долго и обстоятельно. А можно - совсем коротко: Александр Кузнецов. Человек, подготовивший Вячеслава Екимова - единственного в России велогонщика, который стал олимпийским чемпионом и на треке и на шоссе.

Первое интервью с тренером я сделала по телефону, спустя несколько дней после возвращения из Сиднея: Екимов и Кузнецов направлялись в Испанию. Тогда же, помню, пыталась понять: где все-таки живет тренер: в Санкт-Петербурге, где находится созданный им знаменитый велоклуб «Локосфинкс», или же в испанской Тартосе. Рассказы близких к велокругам людей рисовали Кузнецова владельцем некоего обширного поместья со спортивно-крестьянским укладом, где гонщики в промежутках между многочасовыми тренировками копают огород, выращивая зелень и овощи к собственному столу.

В начале июня на Кубке мира по велотреку в Польше я, наконец, познакомилась с Кузнецовым лично. Он привез в Польшу нескольких учеников, во главе с призером Олимпийских игр в Сиднее Алексеем Марковым. Правда, в первый же день соревнований, после финиша индивидуальной гонки преследования, где Марков стал третьим, предупредил: «Особых результатов не ждите. Для нас эти соревнования - проходной этап».

Когда я заметила, что на мой взгляд Маркову было по силам выиграть, Кузнецов категорично ответил:

- Нет. Чтобы выигрывать у Йенса Леманна, должна быть нормальная, полноценная подготовка к конкретному старту. У нас ее не было. И не планировалось. Через несколько дней начинается многодневная шоссейная гонка по Испании. Поэтому мы и работали на шоссе. На треке же провели лишь три тренировки.

- Вы говорили в предыдущем интервью, что будущее каждого трековика - шоссе.

- Готов повторить и сейчас. Шоссе - это деньги. Поэтому шоссейное направление преобладает в велоспорте в целом.

- Зачем же, не имея серьезных целей, вы заявили Маркова почти во всех видах программы? Индивидуальной гонке, командной, гонке по очкам, парной...

- На сегодняшний день Алексей является первым номером российской сборной. Цель тоже есть - надо попытаться заработать путевеки на сентябрьский чемпионат мира.

- На Олимпийских играх трековики сейчас разыгрывают целых 12 медалей. Мне показалось что по этой причине многие страны стали проявлять к подготовке своих трековиков особо пристальное внимание. Например, Англия.

- Не только. Посмотрите, что делают сейчас китайцы: 18 велотреков должны войти в строй в ближайшие годы. Да и в других странах в подготовку вливаются колоссальные деньги. Англичане же сделали мощный рывок после 1992 года, когда Крис Бордмэн выиграл индивидуальную гонку на Играх в Барселоне. После его победы в Манчестере очень оперативно построили прекрасный крытый велотрек, на котором Бордмэн, уже став профессионалом, установил часовой рекорд. Под Сидней англичане вообще разработали специальную программу. Поэтому и выглядели там сильнее многих.

- А на что, на ваш взгляд, способны рассчитывать российские гонщики?

- На данный момент велоспорт в России напоминает догорающую свечу. Но шанс возродить его есть. Шанс этот дал Игорь Макаров.

- То есть, компания «Итера»?

- За любым начинанием всегда стоят конкретные люди. В «Итере» это ее президент. Наверное, в этом есть логика. Когда-то велоспорт принял участие в развитии и становлении Макарова, как спортсмена, теперь благодарное дите помогает велоспорту. Он очень сильно поддержал наш центр в Питере. Сделал это, думаю, из уважения к самому клубу, к его истории.

- Но ведь вы почти постоянно находитесь не в Санкт-Петербурге, а в Испании?

- Кто вам сказал? Испания - это тренировочная база. Такая же, какая в свое время была у нас в Душанбе. Сейчас она в Тартосе.

- Какие там условия для тренировок?

- Прекрасные. Удобные трассы, хороший климат, свои помещения...Своя собственность.

- Не совсем поняла: собственность российской федерации велоспорта, или «Итеры»?

- Как же вы, журналисты, любите эти вопросы. Какая разница, чья собственность? Моя личная! Эту базу купил Екимов. Оформлена она на меня.

- И вы сами построили все необходимое?

- Какие-то помещения существовали. Там когда-то располагалась птицефабрика. Мы многое перестроили, переоборудовали своими силами. Создали своего рода велофабрику. Главное, сохраняется вся цепочка: детская школа, интернат, центр олимпийской подготовки. И тренировочная база. Я стараюсь работать так, как работал всегда. Хотя, естественно, по сравнению советскими временами, проблем больше. Последние 10 лет клуб находился на полном самообеспечении. Немного помогали олимпийский комитет, спорткомитет Санкт-Петербурга, но основная нагрузка ложилась на нас. Мы строили помещения, сдавали их в аренду, получали деньги. Несколько зданий сейчас уже входят в собственность клуба.

- То есть уже можете позволить себе не думать, где и как заработать, а заниматься исключительно тренерской работой?

- Пока нет. Любой бизнес - довольно сложная вещь. Для того, чтобы он не развалился, ему надо уделять много времени. И велоспорт требует больших денег. Получается, вынимая деньги на спорт, бизнес мы подрываем. Поэтому и развивались медленно. С подключением «Итеры» стало полегче. Можно позволить себе подумать, например, о враче, о массажисте, которых в команде пока нет.

- Официально вы считаетесь тренером группы «Итера»?

- Нет. «Итера» стала партнером нашего питерского центра, которому уже тридцать с лишним лет. И теперь мы вместе продолжаем то, что когда-то было начато в Питере.

- Я хочу прояснить другое. «Итера» помогает вам из любви к искусству, или же хочет в будущем получить какой-то конкретный результат? И ставит ли перед вами какие-то конкретные задачи?

- Отдаленная цель - Тур де Франс. Подготовить и выставить свою шоссейную профессиональную команду. Для этого есть два пути. Первый - купить готовую команду и наклеить на нее свою рекламу. Второй - создать условия российским гонщикам, дать им возможность встать на ноги и уже потом добавить к ним лидеров как из стран СНГ, так и со всего мира.

- Насколько реально с вашей точки зрения сделать профессиональную команду на российской основе?

- Процесс это длительный. Считается, что высококвалифицированного гонщика можно подготовить за десять лет. Поскольку мы начинаем не с полного нуля, я просил дать мне два года на то, чтобы заложить основу. Думаю по-настоящему для создания команды потребуется порядка пяти лет.

- На этом фоне трек представляет для вас какой-то интерес, или участие в соревнованиях - вынужденная необходимость?

- Мы же не на Луне находимся, а продолжаем выступать под российским флагом. Трек - это прежде всего олимпийские дисциплины, чемпионат мира, ну и потом трековая подготовка необходима любому шоссейнику. На треке приобретается скорость, умение владеть велосипедом, тактическое мышление. Потом все это реализуется на шоссе. Тот же Абрахам Олано - один из сильнейших на сегодня профессиональных гонщиков - был чемпионом Испании в километровой гонке на треке.

- Вы сказали чуть ранее, что интерес к треку постоянно растет, но ведь даже здесь, в Польше - признанной велосипедной стране - бросается в глаза полное безразличие публики к тому, что происходит на велодроме. В то же время слышала, что ночная ветеранская шоссейная гонка, которая проводилась в дни Кубка мира, собрала 20 тысяч зрителей, несмотря на время суток, холод и дождь.

- О-ой... Ну вы сами это видели? Нет? И верите в это? Интерес к шоссе он же...как вам сказать... Если перегородить улицы, то зритель соберется где угодно. Ведь объехать, пока идет гонка, невозможно. Особенно наглядно это видно в маленьких городках Италии: все перегородили, народ собрали, и поехали. С треком сложнее. Надо купить билет, прийти на стадион, сесть на трибуну...

- Ну, допустим. Насколько серьезно, кстати, вы относитесь к выступлению своих спортсменов в сентябрьском чемпионате мира в Антверпене?

- Пробуем туда отобраться. Естественно, будем готовиться и к Олимпийским играм в Афинах. Но сейчас решаем более первостепенную задачу - адаптироваться к шоссейным гонкам.

- Почему местом для основных тренировок вы выбрали Испанию?

- Гостеприимная страна. Значительно гостеприимнее, чем Германия, Бельгия, Голландия. Но самое важное - климатические условия и рельеф. Бельгия - это дожди и равнина. А в Испании солнце, горы. Очень похоже на Душанбе, который в свое время мы выбирали для подготовки по тому же принципу.

- Навык езды в горах настолько важен?

- Гонки на шоссе - это, прежде всего, Тур де Франс, Джиро д'Италия. Все это - горы. Да и все чемпионаты мира проводятся на горных трассах. С этой точки зрения в Тартосе идеальные условия для тренировок.

- А возможность тренироваться на треке в Питере или Тартосе у вашего клуба есть?

- Есть велодром в Валенсии, куда всегда можно поехать, когда команда находится в Испании, есть в Крылатском. Подготовка к выступлениям на треке всегда должна быть конкретной, в зависимости от того, где будет проводиться тот или иной чемпионат. Проблема действительно существует. Думаю, все чемпионаты мира и Олимпийские игры в самое ближайшее время начнут проводиться на 250-метровых стадионах. Это гораздо более зрелищно, чем на 400-метровых, как здесь - в Щецине. Длинна трека в Крылатском 333 метра. Короткий трек требует совершенно иной тактики, стратегии, проведения заездов. И если всерьез думать об олимпийских медалях, нужно дополнять то же Крылатское 250-метровым велодромом.

- Возможность строительства подобного сооружения в Санкт-Петербурге вы рассматриваете?

- Более того, строим. Но пока делаем это силами собственного клуба. И очень надеемся на помощь министерства путей сообщения. Все-таки «Локосфинкс» имеет непосредственное отношение к железнодорожникам.

- А как решаете вопросы с техникой? Тоже самостоятельно?

- Контрактов с какой-то конкретной фирмой у нас нет. Но учитывая уровень спортсменов и то, что центр довольно высоко котируется, мы получаем все с большими скидками.

- Ваша жена - выдающаяся в прошлом гонщица, а чем занимаются дети?

- Сын работает, помогает мне в Питере - он серебряный призер Игр в Атланте в командной гонке, чемпион мира, но за пару лет до Сиднея прекратил выступать - устал. Дочка играет в теннис в академии Санчеса в Барселоне. Кочующий ребенок.

- Многие гонщики советского поколения до сих пор, знаю, с сожалением вспоминают о том, что у них не было никакой возможности уехать выступать в профессиональные клубы. А вам в те времена хотелось посмотреть на профессиональный спорт изнутри?

- Нет. Лично я вообще считаю то время прекраснейшим. Для всех. Конечно, кто-то из любителей мог состояться и в профессионалах. Таких, думаю, надо было отпускать. С другой стороны, и тренеры и спортсмены имели все необходимое для себя, для своих детей, для работы. В той же Испании, если человек имеет даже маленькое собственное дело, он закручен с утра и до ночи. Мы были так закручены? Да никогда! С точки зрения результатов пиком достижений советского велосипедного спорта был 1988 год. Из шести олимпийских медалей Сеула у нас оказалось четыре золота, серебро и бронза. А ведь во всех видах программы имелся еще и второй состав, который практически не уступал первому. Что же касается материальной стороны, напомню, что размер олимпийской премии вполне позволял купить и квартиру и машину.

- Несмотря на это после развала Союза многие тренеры стремились уехать за границу.

- Все равно рано или поздно потянет домой. Жить надо там, где родился. Всякий отъезд в моем понимании - это признание того, что человек неспособен заработать деньги в собственной.

- А предлагали контракты?

- Конечно. Но я всегда считал, что надо стремиться самому нанимать людей, а не чтобы нанимали меня. Как в том анекдоте: «У вас есть знакомый в банке?» - «Нет, у меня есть банк».

2001 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru