Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Водные виды спорта - Чемпионат мира 2003 - Барселона (Испания)
Дмитрий Саутин, Александр Доброскок: БАРСЕЛОНСКИЙ ТАНДЕМ
Дмитрий Саутин - Александр Доброскок
Фото © Александр Вильф,
на снимке Дмитрий Саутин-Александр Доброскок

«Еще пару лет назад мне казалось, что выиграть у Саутина просто невозможно, - сказал Доброскок. - Единственный раз, когда мне удалось его обойти, - на весеннем «Гран-при» в Электростали. Но в предварительных соревнованиях. Невелика заслуга - я прекрасно понимал, что напрягаться в предвариловке Саутину ни к чему. Поэтому страшно ждал финала - чтобы попробовать выиграть именно там. А Дима не закончил соревнования - получил травму и снялся. Но шанс проверить в Барселоне, насколько случайной была та моя единственная победа, у меня пока еще есть…».

Эти слова были сказаны перед финалом на трехметровом трамплине. Всего днем ранее Саутин и Доброскок стали авторами первой сенсации чемпионата мира-2003: одержали блестящую победу в синхронных прыжках.

Состязания в синхронных прыжках имели все шансы стать китайскими. Прыгуны в воду этой страны увы, давно успели приучить мир к тому, что способны выиграть у кого угодно любым составом, вплоть до юниорского. Меняются, по-сути, только имена. Высота прыжков, их невероятная сложность и идеально отточенная техника остаются прежними.

Особенно неоценима китайская похожесть именно в синхроне. Каждый раз, когда спортсмены этой страны выполняют свои комбинации, невольно ловишь себя на мысли, что имеет место какой-то странный оптический эффект. Словно спортсмен на самом деле один. Просто изображение сдвоено, как в плохо настроенном телевизоре.

Как утверждают тренеры-ветераны, в свое время освоение прыжков в воду в Китае проходило по одному шаблону, который был разработан на основе многолетнего анализа техники сильнейших прыгунов в воду. Тогда этими сильнейшими были преимущественно спортсмены СССР и США. Объединив лучшее из двух совершенно противоположных школ, китайцы и получили искомый продукт. Добавьте сюда знаменитую китайскую работоспособность, огромное количество разбросанных по стране школ (а значит - неограниченный простор для селекции) и несложно будет понять, почему в прыжках в воду считается столь почетным не просто выиграть тот или иной турнир, но выиграть у соперника-китайца.

Саутину удавалось это делать на протяжении почти десяти лет. Но лишь в Барселоне он, пожалуй впервые за всю карьеру, получил в напарники равного по всем статьям спортсмена.

На чемпионате мира-2001 в Фукуоке Саутин и Доброскок были третьими. На Олимпийских играх в Сиднее годом ранее - вторыми. Но даже столь впечатляющий результат не мог скрыть того, что Доброскок по всем параметрам сильно уступает Саутину. В 2002-м ситуация осложнилась тем, что Александру пришлось лечь на операцию. Причиной стала застарелая травма плеча.

После таких травм в спорт, как правило, не возвращаются. Особенно в такой, как прыжки в воду. Слова «привычный вывих» пожалуй, самое неприятное, что может услышать спортсмен от медиков. Именно из-за такой травмы в свое время на взлете карьеры в фигурном катании спорт оставила Татьяна Тарасова и мир получил гениального тренера. Но, как вспоминала она сама, услышав приговор врачей, восприняла его, как трагедию всей жизни.

На практике наличие подобной проблемы у спортсмена означает, что рука от самого незначительного усилия может вылететь из плечевого состава. Сопровождается это нечеловеческой болью, а после, когда сустав вправляют на место, невозможно отделаться от чувства панического страха: вот сейчас снова выскочит…

Доброскок терпел до последнего. До состояния, когда вокруг сустава начали рваться мышцы. Возможно бронза (а не золото) чемпионата мира в Фукуоке была следствием именно той травмы. И вместо радости (все-таки медаль) осталось чувство жуткой неловкости: ладно бы в индивидуальных прыжках не получилось, а то - в командном виде. Не кого-нибудь подвел, а самого Саутина.

На трамплин он вернулся лишь спустя год. Как раз к этапу «Гран-при», на котором так и не удалось реализовать заветное желание - померяться силами с Саутиным в финале. Дмитрий ударился ногой о трамплин и уже сам был вынужден лечь на операцию.

Доброскок тем временем набирал силу в индивидуальных выступлениях. Блестяще выиграл Кубок Европы, усложнил произвольную программу, поставив в нее прыжки, которые рисковал выполнять лишь Саутин, да и то в лучшие годы своих выступлений. Даже специалисты, утверждавшие еще пару лет назад, что такой прыгун, как Саутин, рождается раз в 50 лет, в один голос заговорили о том, что в мужских прыжках появился первый, достойный Дмитрия, соперник-европеец. Ну а когда вице-чемпионы сиднейских Игр вновь приступили к синхронным выступлениям и победили в суперфинале «Гран-при», их акции взлетели даже выше китайских.

В Барселоне подтвердилось: все предыдущие эпитеты в адрес российского синхронного дуэта не были преувеличенными.

НА ЗАВИСТЬ ХИЧКОКУ

Незадолго до начала финала на трехметровом трамплине я оказалась на трибуне рядом с армейским тренером, а в Барселоне - российским арбитром - Олегом Зайцевым. Речь, естественно, зашла о Саутине. «Я преклоняюсь перед этим спортсменом, - сказал Олег. - Никогда не забуду один случай. В конце 1998 года Дима должен был выступать в Кубке мира в Атланте и почти сразу - на Всемирных военных играх в Риме. У него тогда были чудовищно разбиты суставы кистей рук. А это - дикая боль при входах в воду даже с небольшой высоты.

В Атланте Дима выиграл. Прилетел в Рим за два часа до старта и из аэропорта мы сразу поехали в бассейн. Он выиграл трехметровый трамплин, на следующий день победил на метровом. И как само собой разумеещееся стал готовиться к выступлению на 10-метровой вышке, ни словом не обмолвившись, какой ценой даются ему эти прыжки. Я сам не выдержал - снял его с последнего финала. Тогда впервые и задумался, почему он так поступил? Мог бы просто не приезжать в Италию и, поверьте, никто не сказал бы ни слова. А потом нашел ответ. У Саутина потрясающе развито чувство команды, за которую он готов пожертвовать всем. А может быть, это просто чувство Родины…».

Выступление Дмитрия на чемпионате мира-98, где он выиграл два индивидуальных золота, прыжковый мир не может забыть до сих пор. Тогда у спортсмена еще не было того количества травм, как пару лет спустя, когда Саутин был вынужден насовсем отказаться от выступлений на 10-метровой вышке. Он был молод и непобедим. И к победам подбирался не шажками - летел на крыльях, оставляя между собой и соперниками расстояние, величиной в пропасть.

В Барселоне же Саутин не мог позволить себе ни одного неверного шага. Начал свое шествие ко второму золоту чемпионата с самого утра, выиграв предварительный раунд. Затем оторвался еще дальше от соперников и обеспечил себе последний стартовый номер, победив в полуфинале. Это был довольно принципиальный момент, поскольку второй результат уже не отбрасывался, а шел в зачет общего.

Стратегия была понятной: по сложности произвольная программа Саутина (в отличие от прежних времен) сильно уступала набору элементов подавляющего числа финалистов.

При соперничестве столь высокого уровня, значение имеет каждая десятая балла коэффициента . Дмитрий же проигрывал некоторым по 0,5, а Доброскоку - 1,1.

Начал он более чем уверенно, получив «десятки» от шести арбитров из семи, после чего отрыв от остальной компании соперников составил почти 20 баллов.

Зато следующая серия обернулась для лидера катастрофой. Неудачный вход в воду и оставалось размышлять, что знаменитый Альфред Хичкок просто умер бы от зависти, если бы знал, какой соревновательный сюжет способен закрутить Дмитрий и каким ужасом тот может отозваться в сознании болельщиков. От преимущества оставались какие-то крохи в виде четырех баллов и опасность проиграть встала во весь рост.

Третья попытка - и положение слегка оптимизировалось: Саутин вновь пошел в отрыв. Четвертая серия - и зал устроил стоячую овацию олимпийскому чемпиону, поскольку на табло после его прыжка зажегся абсолютный рекорд всех времен - семь высших оценок из семи.

Однако под занавес последовал новый шок: в заключительной попытке Доброскок, который на протяжение всего финала медленно но верно подбирался к лидеру, выбил из арбитров признание в виде пяти «десяток» и получил фантастическую, невиданную доселе сумму -103,90. Тем самым поставил перед Саутиным предельно сложную задачу: для того, чтобы не проиграть, Дмитрию нужно было получить 9,5 от каждого арбитра.

Задача казалась вполне выполнимой вплоть до момента, когда руки Саутина коснулись воды в абсолютно вертикальном входе в воду. Но вместо привычного шипящего щелчка раздался звучный шлепок и в воздух вырвался сноп брызг, а на трибунах повисла гнетущая пауза - третий...

С бортика на происходящее смотрел совершенно ошарашенный Доброскок. Потом он скажет: «Я, действительно, больше всего мечтал выиграть у Саутина. Но никогда не думал, что это может случиться. Поэтому даже сейчас не могу поверить в победу над ним. В моих глазах Дмитрий всегда будет величайшим прыгуном мира».

НА РАВНЫХ

Можно только догадываться, насколько тяжело прыгунам-мужчинам выходить на старт, зная, что соперничать придется не с кем нибудь, а с легендарным Саутиным. Магия имени способна сжечь нервы даже у закаленных бойцов. Что уж тут говорить о Доброскоке, которого до самого начала чемпионата многие продолжали воспринимать, как спортсмена, едва вышедшего из юниорского возраста. Да еще неимоверно застенчивого, что само по себе плохо сочетается с максимальными спортивными амбициями. Лишь самые близкие прыгуну люди знали, что параллельно с тренировками Александр серьезно учится в юридической академии, прекрасно играет в футбол, а главное - одержим желанием стать олимпийским чемпионом. И что именно этой цели вот уже несколько лет подчинена вся его жизнь.

Фразы: «Я никогда в жизни не выигрывал у Саутина», точнее, тона, которым она была сказана после того, как эти два спортсмена получили золото в синхронных прыжках, было вполне достаточно, чтобы понять, как сильно Доброскок жаждет индивидуальной победы.

- Я ведь не раз думал, что вообще не смогу вернуться в спорт, - рассказывал Александр. - Это было жуткое состояние. До операции даже не задумывался, насколько тяжело будет восстанавливаться. Казалось, что прооперируют - и все мои проблемы закончатся. А они, как выяснилось, только начинались. Три месяца после операции отходил в гипсе, когда его сняли, мышцы почти полностью исчезли. Но в гораздо большей степени меня привели в ужас предписания врачей. Не нагружать руку еще три месяца. Не делать никаких движений, ничего не поднимать, избегать малейшего напряжения. Когда эти кошмарные шесть месяцев закончились, думал, что рука останется неподвижной на всю оставшуюся жизнь. Мышцы и связки полностью потеряли эластичность, сустав совсем окаменел.

Сначала только плавал. По нескольку часов в день. Приходил, как обычно, в бассейн на тренировку, все ребята на трамплины и на вышки лезли, а я, как инвалид, с краешку купался. Понемножку стал чувствовать некоторое улучшение. Попробовал нагружать плечо. Врачи порекомендовали целый комплекс упражнений, позволяющих разработать даже те мышцы, которые, как мне казалось, в прыжках в воду вообще не нужны. Зато не представляете, как радовался, когда начал прыгать и понял, что могу гораздо больше, чем раньше…

Михаил Постников - тренер уже двукратного чемпиона мира - изо всех сил пытался казаться невозмутимым:

- Вообще не волновался, пока шли соревнования. Наверное потому, что с утра совершенно необъяснимо почувствовал, что у нас сегодня будет праздник. Посмотрел на Сашку - он горит, кипит аж. По глазам было видно, что готов сделать все что угодно. Сам попросил разрешения заменить один из прыжков на более сложный. Рискнули - и риск вполне себя оправдал. Хотя был почти уверен, что Дима не отдаст победу. Когда он уже стоял на трамплине, я успел подумать, что второе место Доброскока меня ничуть не расстроит. Для меня ведь не занятое место главное, а результат. Столь высокую сумму Саша не набирал никогда в жизни. И если бы он стал вторым, а Саутин первым, я бы радовался точно так же. Вообще считаю, что ломать китайцев ребята должны вдвоем. И рад, что на трамплине они сейчас на равных.

РАЗМЫШЛЕНИЯ НА БОРТИКЕ

Победе Доброскока Дмитрий радовался ничуть не меньше, чем мог бы - своей собственной. Причем совершенно искренне. Подтрунивал над Александром, который даже на пьедестале смотрел на поверженного кумира с заметной виноватинкой во взгляде. И не сделал ни малейшей попытки уклониться от журналистов.

- В финале вы допустили две совершенно несвойственных вам ошибки…

- Сам, если честно, удивился. Во втором прыжке вообще не понял, что произошло. С одной стороны вроде чувствовал усталость, а с другой - напротив, что-то вроде небывалого прилива сил. Так высоко над водой я этот прыжок давно не заканчивал. Нужно было открыться «в угол», я же испугался, что не хватит высоты и времени полностью выпрямиться. А высоты оказалось более чем достаточно. Вот и не удержал вход. В последней попытке вообще по дурацки ошибся: промахнулся одной рукой мимо другой на входе в воду и, соответственно, не «погасил» брызги.

- Эта же ошибка, помнится, стоила вам медали в Атланте. Ну неужели не пришло в голову сосредоточить внимание именно на заключительной фазе?

- Не пришло. Думал, само получится, автоматически. И не волновался ведь, спокойно прыгал. Подумать успел перед отталкиванием: «Как утром сделаю - и все нормально будет».

- Признаться, когда увидела перед финалом стартовый протокол, ужаснулась - так много вы изначально уступали основным соперникам в сложности.

- А что поделаешь? Чуть было не решился в финале усложнить один из прыжков, но это было бы авантюрой чистой воды. Последнее время 3,5 авербах (три с половиной оборота назад с разбега - прим. Е.В.) у меня не очень идет. Начало испортилось. Возможно потому, что делаю в программе два винтовых прыжка этого класса, а там начало совсем другое требуется. На сборе пробовал «три с полтиной» несколько раз с переменным успехом, но не настолько хорошо, чтобы ставить в программу на чемпионате мира.

- Вам когда-нибудь доводилось участвовать в борьбе столь высокого уровня, как в этом барселонском финале?

- Никогда. Даже на этапах «Гран-при», где судят намного мягче, такого не случалось.

- Как и получать семь «десяток» за один прыжок?

- Это меня еще больше удивило. Повтор посмотрел - вроде нормально прыгнул. Но чтобы все судьи десять баллов дали… Наверное, мои титулы их с толку сбили.

- Иронизируете?

- Ничуть. Это ж общеизвестный факт, что титулы немножко облегчают жизнь в нашем виде спорта.

- На Олимпийских играх в Барселоне 11 лет назад вы заняли на трамплине тоже третье место. Как считаете, тогда у вас был шанс выиграть?

- Никаких. Я вроде ничего не завалил, все прыжки прошел ровно. Сделал свои лучшие попытки. И сильно всех удивил, тем, что вообще в призерах оказался.

- Главный тренер сборной Алексей Евангулов сказал после победы в синхроне, что если вы проиграете во втором виде, он будет очень сильно вас просить выступить в синхронных прыжках с вышки. Вы готовы вернуться на десять метров после трех лет перерыва?

- Вообще-то даже в мыслях не держал там выступать.

- Но знали, что обсуждается такой вариант?

- Да. Более того, попробовал несколько прыжков на заключительном сборе. Чувствовал себя после этого так, словно и руки и плечи просто отваливаются, настолько все болело. Потом врач и массажист по частям меня несколько дней собирали.

- Зачем же пробовали?

- А как на Олимпиаду отбираться? Чтобы войти в число участников, надо либо сейчас в Барселоне в тройку попадать, либо занять какое-либо из первых четырех мест на Кубке мира в будущем году. Насколько я знаю, Евангулов не очень уверен, что Глеб Гальперин и Игорь Лукашин сумеют пройти квалификацию в Барселоне. Тем более, что сейчас синхрон на мужской вышке вышел на совершенно сумасшедший уровень сложности. Австралийцы, канадцы, американцы такие прыжки делают… Для меня это уже сложно. Молодые пускай пробиваются. Хотя попасть в тройку, повторяю, ребятам будет неимоверно сложно.

- Что сейчас наиболее обидно - то, что упустили золото, или что проиграли не только Доброскоку, но и китайцу?

- Обидно, что сам во всем виноват. Надо было прыгать - и сейчас мы с вами обсуждали бы совсем другую тему.

НЕУДАВШИЙСЯ ФИНАЛ

Шанс Доброскока выиграть на «метре» еще одно золото, вмиг сделал этот вид главной темой для обсуждения: никогда еще никому из прыгунов не удавалось выиграть три золота в ходе одного чемпионата.
Трехкратный олимпийский чемпион на 10-метровой вышке Клаус Дибиаси, покоренный выступлением россиянина в Барселоне настолько, что то и дело принимался снимать его прыжки на видеокамеру, был абсолютно уверен, что третья золотая медаль лишь ждет своей очереди, чтобы быть повешенной Доброскоку на шею. И не скрывал, что болеет именно за русского.

- Александр - потрясающий прыгун. Какие чистые линии! И какая сложность! Мне кажется, для него нет ничего невозможного! Хотя с точки зрения соревнований 1 метр - неправильный вид. Расположен всегда в стороне от основных снарядов, слишком низко над водой, особенно если смотреть на него с обычной трибуны. Мне кажется, зрителям не очень интересно наблюдать за тем, как спортсмены копошатся где-то в дальнем углу. Второй момент - качество прыжков. Метровый трамплин обычно используется в тренировке для того, чтобы делать темповые прыжки. Обкручивать спортсменов прежде чем отправить их пробовать новые элементы на трехметровой высоте. Соответственно, мало кто из тренеров обращает внимание на то, насколько чисто прыгуны входят в воду. Соревнований в этом виде проводится тоже крайне мало. Вот и получается, что наибольшее количество ошибок на чемпионатах мира встречается именно на «метре».

С самого начала своего существования в программе чемпионатов мира однометровый трамплин стал вызывать у прыгунов в воду чувство, близкое к раздражению. Уж больно сложно было воспринимать эту высоту, как нечто серьезное. Первым чемпионом на этом снаряде в 1991 году в Перте стал Эдвин Йонгеянс, но даже высшее звание не принесло ему особой популярности. В кругах прыгунов в воду тех времен голландец куда более был известен тем, что его родная сестра Дафна - фантастически красивая девушка - больше года считалась подругой монакского принца Альбера. Как утверждали злые языки, то был своего рода рекорд: ни до ни после Дафны больше месяца в этом статусе не задерживались даже известные фотомодели.

Имя, которое сделал себе Доброскок двумя победами в Барселоне, изначально давало ему большое преимущество над соперниками. «Его окончательно признали судьи, - подтвердил Дибиаси. - Думаю, мелкие ошибки ему будут прощать гораздо охотнее, чем кому-либо».

Россиянина хватило на три безупречные серии. Он готовился к выступлению более чем серьезно. Выиграв свой полуфинал, не стал покидать бассейн: уютно устроился в одном из наиболее затененных уголков бассейна, чтобы вздремнуть и попытаться восстановить силы. На предложение тренера - Михаила Постникова - слегка облегчить программу, убрав из нее один из наиболее сложных прыжков - те самые три с половиной оборота, на которых дважды слегка ошибался в утренней и полуфинальной сериях - ответил резким отказом: «Буду пробовать». Но ошибся раньше. Как говорят прыгуны, «проспал» вход в воду в четвертом прыжке. Тем и опасен «метр» - не оставляет времени подготовиться к заключительной фазе, превращая каждую попытку в своего рода лотерею.

Три с половиной оборота, выполненные следом и, к сожалению, с той же ошибкой, что дважды были допущены раньше, окончательно развеяли надежды. Китаец Сянь Сю получил за этот прыжок 79,20. Сумма россиянина оказалась почти на 30 баллов меньше - 49,50. Шансов на поправку ситуации не осталось. Даже если допустить, что сразу оба представителя Китая по какой-либо причине не сумели бы выполнить заключительный прыжок, впереди российского прыгуна с лучшим результатом к полному восторгу финских тренеров обосновался Юна Пухакка, которому Доброскок проиграл в итоге больше десяти баллов.

Из бассейна мы уезжали на одном автобусе с Йонгеянсом. На вопрос: «Понравился финал?», - голландец вздохнул:

- Понимаете, к этому снаряду я отношусь с особенной симпатией. Именно на нем я единственный раз в своей жизни выиграл что-то серьезное. Но сказать, что зрелище сильно меня захватило, не могу. Вот если бы ваш Доброскок выиграл, я до конца жизни рассказывал бы ученикам, а возможно, и внукам, как однажды своими глазами видел историческое достижение. Которое, уверен, не снилось ни одному трамплинисту мира…

2003 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru