Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Водные виды спорта - Чемпионат мира 2003 - Барселона (Испания)

25 КИЛОМЕТРОВ, ГДЕ ВСЕ РЕШИЛ… ФОТОФИНИШ

Юрий Кудинов и Вячеслав Фетисов

Фото © Александр Вильф
на снимке: Юрий Кудинов и Вячеслав Фетисов

21 июля 2003

Субботний финальный заплыв марафонцев на 25-километровой дистанции стал, как и ожидалось, одной из кульминаций чемпионата. Учитывая, что Юрий Кудинов побеждал в этом виде на трех мировых первенствах подряд, несложно было догадаться: никакое место, кроме первого, российского пловца не устроит.

Увидеть заплыв вживую не было никакой возможности: почти в то же время, когда марафонцам предстояло финишировать, в бассейне «Бернат Пикорнель» должны были состояться решающие выступления групп синхронного плавания.

Признаться, выступления наших синхронисток российские журналисты ожидали в подавленном состоянии: по пресс-центру уже вовсю гуляла информация, что в лидирующей марафонской группе нет ни Кудинова, ни чемпиона мира на пятикилометровой дистанции Евгения Кошкарова.

Но еще большим потрясением стал пресс-релиз, сообщавший, что чемпионом мира стал Кудинов - в четвертый раз. Причем победителя определил фотофиниш! Стоит ли говорить, что сразу после награждения российских синхронисток золотыми медалями в порт ринулась целая делегация во главе с председателем Госкомспорта России Вячеславом Фетисовым.

Прибыли вовремя: Кудинов едва успел переодеться после финиша.

- Рассказывайте все. С самого начала.

- Утром настроение было просто замечательным. Едва проснулся, получил по мобильному сообщение от жены: мол, в меня верят и ждут победы. К тому же у моего отца был день рождения - и мне очень хотелось, чтобы все получилось. Но со старта все сразу стало складываться не так. И костюм плавательный как-то неловко надел, и очки протекли на первых же минутах заплыва.

Я не особенно старался контролировать то, что происходит вокруг, знал, что за этим с лодки следит тренер, но, когда заканчивали первый десятикилометровый круг и я выяснил, что иду 19-м, проигрывая лидеру три с половиной минуты, честно скажу, растерялся. Потом стало понятно, что мы с Женей Кошкаровым обманули сами себя. Решили пойти по наиболее прямому пути, не зная, что чуть правее есть сильное попутное течение. Которое и утащило от нас всю группу.

Весь второй круг я догонял. Причем это была некая автоматическая работа - скорее всего, без всяких шансов на успех. Я же не только знал время, но и видел, как велик отрыв. Однако продолжал работать и особенно упирался, когда начиналась встречная волна. Почувствовал, что, несмотря на сознание всей бессмысленности происходящего, сумел поймать неплохой ход. На Гавайях, где я выиграл свой первый чемпионат мира в 2000-м, удалось уйти от всех тоже благодаря встречной волне. Почему-то в этих условиях мне легче, чем остальным. Не каждый способен долго плыть при встречном сопротивлении.

В разговор вклинился Владимир Захаров - тренер Кудинова:

- Я был в шоке. То, что виновато течение, понял сразу: Юра с Женей Кошкаровым пошли на буй по идеальной прямой, но все остальные вдруг резко свернули в сторону. Я даже удивиться не успел. Потому что почти сразу увидел, как всю группу, что пошла берегом, поволокло вперед с сумасшедшей скоростью. Но не поворачивать же? Был уверен, что выиграть уже невозможно - Юра ведь на самом деле после первого круга шел на 21-м месте, о чем я ему даже говорить не стал. Сам же начал лихорадочно просчитывать варианты.

Первое, что пришло в голову, - вообще сняться с заплыва, чтобы не переживать такого позора. Но что-то остановило. Крикнул Юрию с лодки, что надо постараться обогнать пять-шесть человек, чтобы занять хотя бы двенадцатое место - принести команде очки. Но даже в такую возможность верил слабо: еще не было случая, чтобы кто-то отыграл столь серьезное отставание. Поэтому, собственно, никаких иллюзий не строил.

Маленькая надежда появилась лишь тогда, когда понял, что вся последняя прямая у нас против ветра. В таких условиях Юрке равных нет. Но уже не было ни сил, ни нервов об этом думать. Как он финишировал, почти не помню.

- За два с половиной километра до финиша я увидел хвост ушедшей группы, - продолжал Кудинов. - Появился какой-то злой азарт. Тем более что мы по-прежнему плыли против волны, и расстояние сокращалось довольно быстро. Надежда на то, что можно попытаться побороться за медаль, появилась метров за 400 до финиша. Я шел уже шестым, но соперники среагировали мгновенно: стали мешать.

Сначала меня успешно притопили немец и француз. Пришлось уйти назад и начинать догонять заново.
Когда в зону видимости попал последний буй, решил, что сумею срезать угол и войти в поворот по кратчайшей прямой. Правда, выяснилось, что не один я оказался таким умным - по этой же прямой устремилась вся головка. На последнем отрезке, когда начался финишный спурт, я снова попал в клещи: на этот раз слева оказался болгарин Стойчев, справа - испанец Мека. Но расстояние до щита у меня было наиболее предпочтительным. Как и ускорение.

Те, кто наблюдал со стороны, утверждали, что я должен был выиграть у обоих соперников как минимум несколько метров. Но они направили все усилия на то, чтобы не пропустить меня вперед. Это нормальное явление. На финише мутузят всех. Каждый борется за место под солнцем. И вот это место досталось мне. Благодаря фотофинишу.

- Не помышляли в какой-то момент, подобно своему тренеру, о том, чтобы сойти с дистанции?

- Было дело. Да, было. Среди тех, кто плавает 25 километров, такое практикуется довольно часто. Зачем тратить силы, если уже очевидно, что никаких шансов не осталось? Тем более что сезон не закончен. Мне, например, предстоит еще стартовать в Америке на дистанции 42 километра. Никогда в жизни столько не плавал.

- Если не брать в расчет злополучное течение, насколько комфортно было плыть здесь, в Барселоне?

- Жарковато тут. Постоянно хотелось пить. Да и недоставало уверенности, которая была два года назад в Фукуоке. Понимаете, с пиком формы я, к сожалению, промахнулся. Этот год вообще складывался не так, как хотелось бы. На этапе Кубка мира в Абу-Даби, где я плыл 25 километров первый раз в сезоне, остался десятым. Попытался уйти от группы, но не получилось. И с финишем не совсем угадал.

- Ожидание старта в Барселоне далось тяжело?

- С одной стороны - да. Трудно оставаться спокойным, когда изо дня в день видишь, как выступают другие. Кто-то выигрывает, а ты все ждешь и ждешь. С другой стороны, это пошло на пользу. За пять дней до старта у меня в душе было ощущение катастрофы. Ничего не получалось. Возможно, сыграли роль не слишком удачные условия. Часть тренировок должна была проводиться в закрытом бассейне. Но там была настолько хлорированная вода, что я просто задыхался. Ихтиандра каждый день вспоминал. Думал, если бы у меня жабры были, точно бы их «посадил». В результате мы плавали только в море. И лишь в последние два дня появилось ощущение хода.

- Вполне понимаю желание соперников выиграть именно у вас. А на самого титулы не давят?

- Не уверен, что они давят на соперников. Все же понимают, что марафон - дело непредсказуемое: сегодня ты выиграл, завтра - кто-то другой. Вообще, считаю, что каждая победа, даже самая яркая, должна уходить в прошлое сразу после того, как финишировал.

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru