Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Прыжки в воду - Тренеры
Олег Зайцев:
«ПОДСТРАИВАТЬСЯ ПОД ПАРТНЕРА
БЫЛО ТЯЖЕЛО ДАЖЕ САУТИНУ»
Евгений Кузнецов
Фото © Reuters
на снимке Евгений Кузнецов (слева) и Илья Захаров

В конце апреля в Казани стартует российский этап Мировой серии. Прыгуны в воду разыграют первые четыре финала из десяти. Россия будет представлена на этом турнире своим сильнейшим составом – тем, что в конце июля и начале августа здесь же, в Казани, выступит на первом домашнем чемпионате мира по водным видам спорта. Накануне соревнований обозреватель «СЭ» встретилась с главным тренером российской сборной Олегом Зайцевым.

– Знаю, что Международная федерация плавания настоятельно просит, чтобы в Мировой серии выступали первые составы всех команд-участниц. Это требование не нарушает планов подготовки ваших подопечных к мировому первенству?

– Напротив, сейчас оно полностью совпадает с нашими интересами: нужно уже начинать в полной мере «наигрывать» всех тех, кто будет выступать на чемпионате мира. Осталось не так много стартов: помимо этапов Мировой серии это чемпионат России и «малое» европейское первенство в Ростоке, где будут соревноваться только прыгуны.

Предыдущие два этапа Мировой серии в Китае и ОАЭ мы провели усеченными составами – без лидеров. В частности, не смогли выступить в миксте на трехметровом трамплине, да и на вышке выставили не самый сильный дуэт.

Синхронные прыжки – это дисциплина, где крайне важно, насколько хорошо «совпадают» спортсмены. Микст в этом отношении особенно сложен. Вид это совсем новый, прыжков всего пять – два обязательных и три произвольных. В отличие от классического «синхрона», спортсменам разрешено исполнять «мельницу» – прыжки с вращениями в противоходе. Такой прыжок, кстати, у нас делают в миксте на 10-метровой вышке Никита Шлейхер и Светлана Тимошинина: она выполняет три с половиной оборота назад, он – этот же прыжок, но из передней стойки.

Но на вышке разница в физической силе партнеров все-таки сильно нивелируется жесткой основой. И составить пару несколько проще. На трамплине же идет подбор прежде всего мальчика под девочку. Не слишком мощного партнера, но мощной партнерши.

Вариант на этом снаряде вырисовывается у нас очень интересный – Виктор Минибаев и Надежда Бажина. На Мировой серии в Казани будут дебютировать оба смешанных дуэта. Надеюсь, у них получится обратить на себя внимание и показать хороший «синхрон».

– Что в вашем понятии является «хорошим синхроном»?

– Совпадение всех пяти позиций. Наскок, высота отталкивания, скорость вращения, раскрытие, вход в воду.

– Китайцы, знаю, начинают подбирать синхронные дуэты с детства, следят, чтобы спортсмены по всем показателям идеально подходили друг другу. Как результат – у них практически невозможно выиграть в синхронных дисциплинах, и первые два этапа Мировой серии с 12-ю китайскими победами в парных номерах программы из двенадцати возможных – очередное тому подтверждение. Насколько вообще возможно подогнать друг под друга двух спортсменов, изначально наученных по-разному? При том, что выполнять приходится предельно сложные прыжки, требующие полной концентрации на элементе?

– Сложно, тем более что таких селекционных возможностей, как в Китае, у нас нет. Но иногда происходят необъяснимые вещи. Например, Надя Бажина поначалу очень скептически восприняла предложение попробовать встать в пару с Кристиной Ильиных. Тем более Кристина – достаточно сложная по характеру девочка. Но стоило им попробовать сделать вместе несколько прыжков, как Бажина сказала: «Так комфортно я себя еще не чувствовала ни с кем». А ведь у нее было достаточно много опыта в этом отношении. Комфортно – это когда не нужно думать о том, чтобы подстраиваться под партнера. Ты просто прыгаешь «в него». А он – «в тебя».

Подстраиваться было тяжело даже Саутину, хотя он подстраивался всегда. И под Сашу Доброскока, и под Диму Байбакова, и под Юру Кунакова, и под Игоря Лукашина – на вышке. В этом отношении Саутин был гением. Полностью контролировал, что и как делает сам, и при этом еще успевал следить за партнером.

– Синхронный микст представляется мне не столько «спортивным», сколько показательным видом прыжковой программы.

– Так оно и есть. Пока это в большей степени шоу – такое же, каким воспринимались синхронные прыжки в конце 90-х, когда они только начали входить в программу крупных чемпионатов. Но в итоге в рамках тех же мировых первенств у нас сейчас не десять видов программы, а 13. Это восемь олимпийских дисциплин, однометровый трамплин, командный турнир и два микста.

– В последние несколько лет в прыжках в воду с подачи мексиканских спортсменов идет чрезмерное усложнение произвольных прыжков, причем качество таких комбинаций по понятным причинам оставляло желать лучшего. Как обстоит дело сейчас?

– Гораздо лучше. На этапе Мировой серии в Эмиратах мне, например, очень понравилось, как в синхронных прыжках мексиканцы сделали на вышке 2,5 оборота вперед с тремя винтами и 4,5 оборота вперед из задней стойки. Там они заняли, кстати, второе место. И работают ребята в этой стране по старой и многократно проверенной многими поколениями советской методике – через акробатику.

– Знаю, что в российской сборной акробатическая работа ведется со спортсменами очень интенсивно.

– Да, причем не только в части освоения новых прыжков. Приходится исправлять какие-то совсем давние недоработки, которые не бросались в глаза в более простых комбинациях, но не позволяют добиться желаемой стабильности – в сложных. Как раз с этими целями наш акробат много занимается и с Ильей Захаровым, и с Евгением Кузнецовым, и с другими лидерами команды.

– Со всеми спортсменами сборной у вас по-прежнему работает психолог?

– Да. Но эти занятия носят в большей степени индивидуальный характер. Совместно проводится только сеанс сна после первой тренировки – чтобы быстро восстановить людей, снять нагрузку с головы. В современном спорте на первый план по степени важности выходит именно это. Особенно в столь сложном виде, как наш.

– Прыжки предельно возможного уровня сложности в нашей сборной у кого-то имеются?

– На 10-метровой вышке Шлейхер сейчас готовит те же самые 4,5 вперед из задней стойки, что уже достаточно давно исполняют мексиканские спортсмены, и комбинацию, которую пока еще не делал никто – из передней стойки 1,5 оборота назад с 4,5 винтами. Параллельно с этим мы ищем подходы к тому, чтобы выполнить 3,5 оборота вперед с винтом – не совсем пока понятно, куда целесообразнее этот винт вставить: в первое сальто, или в последнее.

Что касается мужской синхронной вышки, могу выдать секрет: к июньскому чемпионату Европы Виктор Минибаев и Роман Измайлов намерены восстановить и включить в синхронную программу 2,5 вперед с тремя винтами – состояние здоровья нормализовалось у обоих спортсменов, все травмы удалось залечить. Есть еще кое-какие идеи усложнения, которые касаются совсем нового прыжка, но о них пока преждевременно говорить: пробовать исполнять задуманную комбинацию в соревнованиях ребята планируют в феврале следующего года на Кубке мира в Бразилии – там вся команда уже будет выступать с олимпийскими программами. Там же мы планируем добрать недостающие олимпийские лицензии – если не получится заработать их на чемпионате мира.

2015 год

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru