Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Прыжки в воду - Спортсмены
Ирина Лашко:
«
ОСТОРОЖНО, Я - ВОДОЛЕЙ!»
Ирина Лашко на Играх в Сеуле
Фото © Игорь Уткин
на снимке Ирина Лашко

Послеолимпийский сезон 1993 года Ирина Лашко начала блестяще. Сначала выиграла зимний чемпионат России. Месяц спустя так же - в одни ворота - международный турнир «Весенние ласточки». И вот теперь стала обладательницей Кубка Европы с однометрового и трехметрового трамплинов.

Когда она впервые в 16 лет выиграла чемпионат Европы-89 и вышла на пьедестал, зрители на трибунах от неожиданности, казалось, потеряли дар речи: из-под строго официального пиджака с советским гербом выглядывали пляжные, до колен, трусы «ретро», пылающие самыми немыслимыми красками. Добавьте к этому стоявшие дыбом кудри, веснушчатую физиономию с огромными круглыми глазами... Вот была картина!

По гороскопу Лашко - Водолей. Уже после того как она в 1991-м выиграла свой второй европейский чемпионат, в трактате знаменитого американского астролога Линды Гудмен я обнаружила строки, имеющие, на мой взгляд, прямое к ней отношение:

«С Водолеем надо быть готовым ко всему. Ему ничего не стоит носить свитер задом наперед, ставить цветы в селедочницу, коньяк запивать молоком и мыть голову кремом для бритья. Почему он так делает? Он и сам часто этого не знает. Просто ему так хочется».

На Олимпийские игры в Барселону - вторые в своей жизни -Лашко приехала в качестве фаворита. Единственная ее конкурентка китаянка Гао Мин, не проигравшая за восемь с лишним лет на трамплине ни одного старта (включая лос-анджелесские и сеульские Игры), пребывала в состоянии, которое спортсмены именуют «развалом». У нее не ладились разбег и вращение, отталкивание и вход в воду, паническое напряжение не исчезало из глаз. А тренеры, спортсмены и даже судьи (!) считали своим долгом подойти к Лашко или, на худой конец, к ее тренеру Николаю Мамину, похлопать по плечу и сказать нечто вроде: «Ну завтра - ваш день».

«Десятка», полученная Ириной уже во второй серии заранее спрогнозированного на нее финала, свидетельствовала о том, что впервые за восемь лет у судей появился новый фаворит. После седьмого прыжка - уже в произвольной программе, когда до золотой медали было рукой подать, - преимущество Лашко составляло пять баллов. И вдруг...

Тот восьмой прыжок снился ей потом почти каждую ночь: вода, ударившая по плечам, и оценки, с которыми она могла рассчитывать лишь на второе место.

- Вы когда проигрываете, расстраиваетесь?

- Жутко. Только нет таких сил, чтобы заставить меня показать это. Если хотите, мой жизненный принцип в этом заключается.

- Я, честно говоря, была почти уверена в том, что после Олимпиады вы, как и Гао Мин, прыгать закончите. Тем более что знала - вы замуж вышли.

- Ну это, как выяснилось, было временным явлением.

- Так быстро?

- Не выдержала. Особенно тяжело было накануне Игр. На тренировках сплошные нервы, на соревнованиях... Приезжала домой, а там, кроме стычек, ничего хорошего. В общем, поторопилась, наверное. Хотя, говорят, в платье свадебном выглядела потрясающе.

- Никогда в жизни не видела вас в платье.

- А куда мне их надевать? Пока до бассейна от дома доберешься, столько на пути заборов и канав всяких.

- А не надоел бассейн, за тринадцать-то лет?

- Ничуть. Да к, если на то пошло, что я еще в этой жизни умею? Да еще чтобы так хорошо получалось?

...Она росла, как сама говорит, тараканом. Дома самое спокойное место было под кроватью, где можно было переждать родительские стычки. Потом появился зал, в котором «безумная смесь урана, электричества и высокочастотных волн» (это опять же из гороскопа) трансформировалась в самую беспокойную подопечную тогда еще батутного тренера Николая Мамина. Ишкола выживания, пройденная в свердловских подворотнях, оказалась как нельзя кстати.

Перейдя вместе с учениками в бассейн, Мамин выбрал для Лашко не вышку, а трамплин - столь же изменчивый и норовистый по характеру снаряд, как и она сама. Именно на нем Ирина впервые почувствовала себя королевой...

- Знаете, первое время у меня страшный комплекс неполноценности был - мышцы во все стороны торчат, урод, да и только. А потом поняла, что единственное, что мне остается, - это выигрывать.

- Вас на улицах в Екатеринбурге узнают?

- Бывает, В таких случаях я просто не знаю, куда деваться. С мужем как-то год назад на рынок пошли, вдруг слышу за спиной: «У-у-у! Лашко! У-у-у! Шуба норковая! Настоя-а,-щая...» Как в зоопарке . За границей популярность иная совсем. Вот там - действительно приятно.

- И где вам больше понравилось - из тех стран, где вы были?

- В Америке. Там народ попроще, чем, скажем, в Англии или Австрии. В большинстве своем такие же, как мы, - беспородные. Истории своей особо нет, вот и живут, радуются. Живут, конечно, нам и не снилось. Но щеки при этом не надувают .

- Поэтому вы и собирались года два назад уехать в Америку тренироваться?

- Ну это иа области фантастики. Хотелось поехать учиться, но выяснилось, что вопрос со стипендией решить там ей так просто.

- О тренерской работе не думали?

- Не хочу. Это я точно знаю.

- Когда-то, помнится, вы с Маминым на каждой тренировке ссорились.

- Дура была. Петровичу надо памятник поставить за то, что все мои выкрутасы терпел. Сейчас, тьфу-тьфу, никаких проблем. В гости друг к другу ходим, готовлю сама, угощаю...

- Неужели нравится у плиты стоять?

- Безумно. Я могу есть что угодно и спать на чем угодно, Но иногда все эти гостиницы, переезды как кость в горле. Посуду покупаю, безделушки всякие домой привожу. Так уюта хочется, жуть. Правда проходит день-два без тренировок - и на стенку лезу от безделья. Тогда хватаю купальник и мчусь в бассейн. И страшно становится от мысли, что когда-нибудь все это закончится.

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru