Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Синхронное плавание - Спортсмены
Мария Киселева: «НЕЛЕГКО БЫТЬ СТЕРВОЙ»
Мария Киселева и Ольга Брусникина
Фото © Александр Вильф
Сидней. Мария Киселева и Ольга Брусникина

В синхронном плавании Марии Киселевой, казалось, изначально было суждено оставаться как бы за кадром - в роли партнерши Ольги Брусникиной в дуэте и статистки в командной массовке. Такой уж это вид: запоминают солисток. Остальным в большинстве случаев достаются крохотные заметки в газетных отчетах. Иногда достижения, к которым шел всю жизнь, и вовсе фиксируются лишь строчкой в протоколе.

Популярность к Киселевой все-таки пришла - в олимпийском Сиднее она стала двукратной чемпионкой. А вслед за тем пришла известность и на ТВ, только гораздо быстрее, чем в спорте, которому было отдано 16 лет. Можно как угодно относиться к развлекательной передаче «Слабое звено», но нельзя не признать: наиболее сильная сторона этого шоу - его ведущая.

- Ваше появление на первом канале российского телевидения в роли, никак не связанной со спортом, удивило многих. Как и то, насколько органично вы в нее вписались. Это случай или намеченная цель?

- Я на телевидение попала потому, что в 96-м году поступила на журфак МГУ. Пока тренировалась, иногда помогала комментировать соревнования, если была свободна от выступлений. И очень быстро поняла, что работа эта мне нравится. Но о чем-то серьезном тогда не могло быть и речи. Стиль жизни не позволял: постоянные сборы, две тренировки в день. Поэтому работа на ТВ носила эпизодический характер. А после Олимпийских игр, когда я уже твердо решила, что заканчиваю со спортом, никаких вариантов трудоустройства, кроме как идти на телевидение, не рассматривала. И сразу попала на НТВ+.

- О работе на более «раскрученном» канале речи не было?

- Меня это не волновало. Я же прекрасно отдавала себе отчет в том, что почти ничего не умею. Для начала нужен был просто стартовый толчок. Совершенно не ожидала, что мне повезет попасть в такой коллектив. Никакой зависти, никаких негативных эмоций. Все друг другу помогают, подсказывают, советуют.

- Переход на основной канал НТВ дался легко?

- Очень долго терзалась сомнениями. С одной стороны, прекрасно понимала, насколько тяжело тем, кого коснулся развал канала, кто был вынужден уйти. С другой - сознавала, что могу получить шанс, который неизвестно когда представится еще раз. Думала долго. Советовалась со многими. Потому что больше всего боялась, что мой уход с НТВ+ будет расценен, как предательство по отношению к людям, которые столько успели для меня сделать. Но именно они мне сказали, что я обязана согласиться.

- Свой первый эфир помните?

- А как же! Руки начали дрожать с утра. Перед самым выходом, помню, стояла у дверей с подготовленным текстом, и было ужасно стыдно, что все вокруг видят, как эти листочки у меня в руках прыгают. Редактор перепугался: «Маша, не волнуйся так, ради Бога, все будет хорошо...». А через некоторое время мне вдруг позвонили, сказали, что на ОРТ задумывается новый проект и меня хотят попробовать на роль ведущей.

- Разве на телевидении допускается работа на двух разных каналах?

- Я тоже об этом спросила. Мне ответили, что это не мои проблемы. Приехала на кастинг, сыграла один раунд. Не знаю даже, сколько помимо меня на эту роль было претендентов. Через несколько дней вышла замуж и уехала в свадебное путешествие. А вернувшись, узнала от Оли Брусникиной, что ей оборвали телефон - пытались меня разыскать. Так и стала работать.

- Вас не напугал образ придирчивой стервы, которого требовала программа?

- Когда просмотрела кассету с английским аналогом игры - а ведущая там еще более стервозная, - сразу сказала, что так не сумею. Вообще оказалась не готова к такому повороту. До кастинга со мной беседовали по телефону и о деталях не предупредили. Но режиссер на точном копировании и не настаивал. Только попросил: «Для начала попробуйте не улыбаться». Но все оказалось гораздо серьезней. Когда наложили грим, я посмотрела на себя в зеркало и увидела там совершенно чужого человека. Сейчас привыкла. Очень устает лицо. Поэтому, как только выдается свободный от съемок день, даже ресницы не крашу.

- Мы с вами знакомы много лет, но, впервые посмотрев «Слабое звено», я, признаюсь, растерялась от того, насколько органично вы себя чувствуете в не самом привлекательном образе. Подумала даже: если в человеке столько самообладания и жесткости, он никак не должен оказаться в спорте на вторых ролях.

- Характер у меня есть, хотя, может быть, не такой жесткий. А вообще в жизни я бываю абсолютно разной, в зависимости от ситуации.

Мария Киселева
Фото © Александр Вильф
на снимке Мария Киселева

- Вас не задевало, что, выступая с Брусникиной в дуэте и выигрывая вместе с ней все, вплоть до Олимпийских игр, остаетесь на вторых ролях?

- Ольга - солистка от Бога. Я же выступала соло только в детстве, на уровне кандидатов в юниорскую сборную, но так ни разу туда и не вошла. Но по этому поводу никогда не комплексовала. По-настоящему обидно было лишь однажды. Перед чемпионатом Европы-97 мы с Брусникиной начали делать программу в дуэте, а позже к нам присоединилась Ольга Седакова. Она уже жила в Швейцарии, но выступать продолжала за Россию. Заменяла она, естественно, меня. Вот тогда я себя впервые почувствовала ущемленной, но понимала, что это подстраховка со стороны тренеров.

Потом Седакова уехала и появилась перед чемпионатом мира. По правилам в дуэте тогда разрешалось выступать трем спортсменкам. Короткую программу делали мы с Брусникиной, а произвольную - две Ольги. И когда выиграли, то на пьедестал вызвали лишь их двоих - мне вручили медаль, что называется, в рабочей обстановке. А во всех справочниках до сих пор указаны только две фамилии. Это было действительно больно. Хотя Брусникиной было еще обиднее: из-за возвращения Седаковой ей не доверили выступать на чемпионате мира в соло.

- После Игр в Сиднее Брусникина сначала говорила, что уходит из спорта, но решила остаться. Вы же ушли сразу. Не мучила мысль, что, оставшись в синхронном плавании хотя бы на год, можете еще раз стать чемпионкой мира в дуэте и заодно не лишать этой медали подругу?

- Главным интересом Ольги была золотая медаль чемпионата мира в соло. Это единственная награда, которая отсутствовала в ее коллекции. И она очень боялась, что, если уйдет, будет потом всю жизнь об этом жалеть. Имела шанс - и не воспользовалась. Я тоже об этом думала. Хотя в 98-м и стала двукратной чемпионкой мира, но до сих пор где-то глубоко сидит воспоминание, что в дуэте на пьедестале не стояла. Но меня добил олимпийский год.

- История с запрещенными средствами, которые вы якобы принимали?

- Да. Мне кажется, тренеры сборной до сих пор считают, что я их обманывала. Хотя у нас в синхронном плавании фармакология вообще никогда не практиковалась. Незачем. Тогда ведь возникла ситуация, абсолютно аналогичная той, что недавно повторилась с Алиной Кабаевой. Те же самые, одобренные медиками Олимпийского комитета пищевые добавки для похудения. Я уже как журналист разговаривала и с Кабаевой, и с ее тренером Ириной Винер. И, знаете, была до слез потрясена тем, какую психологическую поддержку Алина испытывает со стороны Винер.

Я же заставляла себя приходить в бассейн только благодаря семье, поддержке близких. И Ольги Брусникиной.

- Страшно было выступать на Играх?

- Очень. С одной стороны, было очень приятно, когда ко мне подходили совершенно незнакомые люди из других видов спорта, говорили хорошие слова. С другой - все это вновь всколыхнуло в памяти кучу переживаний. И в бассейне у нас с Ольгой вдруг все разладилось. Еще до Сиднея, на заключительном сборе в Аделаиде. Или от переутомления, или от того, что акклиматизироваться не успели... Мы плакали постоянно - было чувство какой-то безысходности. Вроде программа накатана, делаешь все то же самое, а ошибки изо всех дыр лезут. Утром просыпаешься - чувство такое, будто всю ночь палками били. И так до старта. А когда приехали в Сидней, все пришло в норму, только страх еще увеличился.

- Уйдя из спорта, как вы чувствовали себя на соревнованиях по синхронному плаванию, когда приходилось брать интервью у тех, с кем выступали?

- Так ведь после Игр все ушли, кроме Брусникиной. Но было интересно. Когда хорошо знаешь и людей, и тонкости их работы, контакт налаживается очень быстро. Лишь однажды, когда уже после Олимпиады комментировала чемпионат Европы и была уверена, что для меня синхронное плавание - это прошлое, поймала себя на странном ощущении: жалею, что я не там. Не в том смысле, что готова немедленно все бросить и вернуться, но... 16 лет так просто от себя не оторвешь.

- Когда вы ведете «Слабое звено», то очень быстро реагируете на любую ситуацию в эфире. Сказывается привычка мгновенно принимать решения или это результат монтажа?

- У нас целая команда, и все готовятся к съемкам. А пока игроки голосуют, я ухожу за кулисы, на совещание. Мне сообщают статистику игры, какой у кого был рейтинг - держать это в голове и одновременно контролировать ситуацию невозможно. Возвращаясь в студию, уже знаю, кто на какой вопрос не ответил, к чему можно прицепиться. До игры мы просматриваем анкеты. Если учитель биологии не смог ответить на вопрос по профилю, по этому поводу, естественно, нельзя не съязвить. Сложнее, когда между игроком и мной идет диалог. Никогда нельзя предугадать, какую фразу услышишь в ответ. Особенно когда игра только началась. К концу уже проще. Знаешь, кто стесняется, кто хамит...

- А бывает неловко играть роль стервы по отношению к совершенно посторонним людям?

- Самое удивительное, что большинство игроков вовсе не считают меня стервой. Наоборот, благодарят после записи. Даже когда я говорю им в игре какие-то резкие вещи.

- Симпатии в ходе передачи у вас возникают?

- Да. Встречаются люди, которые действительно много знают и при этом ведут себя очень спокойно, без всякого превосходства по отношению к кому бы то ни было. А бывает наоборот. Человек не слишком эрудирован, но при этом стремится во что бы то ни стало убрать тех, кто сильнее, потому что боится соперников. Парадокс: все ведь понимают, что набрать большую сумму можно только за счет сильных игроков.

- Кто ведет себя в игре честнее - женщины или мужчины?

- По-разному. Бывают такие мужчины... Подленькие, скользкие.

- Как на НТВ относятся к тому, что спортивные новости ведет столь популярная с точки зрения телевидения личность?

- Многим до сих пор не верится, что «Слабое звено» веду я. Нашего редактора однажды даже спросили: «Скажите, а Маша Киселева, которая «Слабое звено» ведет, она кем нашей Маше Киселевой приходится?» Часто думают, что мы близнецы, и удивляются: как же нам имена одинаковые дали?

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru