Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Плавание - Спортсмены
Франсиска ван Альмсик: «МЫ КОРЧИЛИ ДРУГ ДРУГУ РОЖИ»
Франсиска ван Альмсик
Фото © Александр Вильф,
На снимке Франсиска Ван Альмсик

Если новый послеолимпийский сезон у пловцов начался с чемпионата Европы по спринту, то новый год - и это уже известно точно - начнется с увлекательнейшего двухмесячного марафона под названием Кубок мира. Его отличительная особенность - «короткая» вода. В 25-метровом бассейне побеждает, как правило, не только самый быстрый, но и самый техничный спортсмен: попробуй-ка покувыркайся на поворотах, которых на любой дистанции вдвое больше, чем в аналогичном виде олимпийской программы! И одним - это тоже уже абсолютно ясно - из главных действующих лиц предстоящего спектакля станет, несомненно, 14-летняя немецкая пловчиха, рекордсменка мира на самой короткой дистанций вольным стилем Франсиска ван Альмсик, дебют которой на международных соревнованиях состоялся, кстати, в начале нынешнего года на Кубке мира-92

До начала Олимпийских игр в Барселоне, когда немецкие газеты писали о ван Альмсик как о «последнем чудо-продукте социалистической ГДР», то чаще упоминали прозвище Франсиски - «Франци». После того как она вернулась из Барселоны, завоевав там две бронзовые и две серебряные награды, журналисты как бы невзначай стали неизменно добавлять к прозвищу приставку - «наша». Признали. Сама же 14-летняя звезда этого, похоже, не оценила. Во всяком случае, в интервью, которое было опубликовано в одном из последних номеров L'Equipe Magazine и которое брал у нее не кто-нибудь, а многократный чемпион и рекордсмен мира и Олимпийских игр Михаэль Гросс, она, не особенно подбирая выражения, заявила:

-  Когда я каждый день слышу «Франци, Франци - чудо-ребенок», то думаю, что у всех вас - взрослых - просто поехала крыша.

-  А как ты вообще откосишься к своим болельщикам?

-  Наверное,  я должна  проявлять  признательность.   Но  почему-то   наиболее   активны   всегда самые бестолковые. Готовы осаждать меня сутками, чтобы я только поставила автограф на какой-нибудь майке. После того вкак я проплыла последнюю дистанцию в Барселоне,  мой тренер сказал мне,  что я  могу  целых три дня отдыхать.  Но не тут-то было.  Я ни секунды не могла побыть одна.  Поймите  меня правильно,  я никогда не отказывалась от участия в пресс-конференциях, более того, мне нравится отвечать на вопросы. Но это же не повод терзать меня постоянно.

-  Ты никогда не пыталась объяснить себе причину такой популярности?

-  Ну почему же? Тем более что только об этом и твердят все средства  массовой  информации: мол, в 14 лет - четыре олимпийские медали. Честно говоря, я не рассчитывала даже на одну. Мне казалось, что Олимпийские игры -  это что-то запредельное.  Особенно после того, как в прошлом году меня из-за возраста не допустили к взрослому чемпионату Европы в Афинах. Но ведь эти медали, пусть в какой-то степени неожиданные, меня не из-ме-ни-ли! Я осталась такой же, как и была,  -  со всеми  своими  недостатками. И иногда с ужасом думаю о том, что в один прекрасный день выяснится, что в моей жизни   не останется ни одного недоступного для прессы уголка. И всем сразу станет скучно.

- У тебя так много недостатков?

-  Не знаю, можно ли говорить о  том, что это  недостатки. Например, в прошлом году на чемпионате Европы среди юниоров, когда стало ясно, что по результатам  я  могу  соперничать  и со взрослыми, я услышала, как кто-то сказал в мой адрес: «Вот окажется эта нахальная мартышка на взрослых   соревнованиях, ее сразу поставят на место». Но ведь то, что я хочу быть первой, и то, что у меня это получается, не самое плохое в спорте, верно? К тому же вот уже несколько месяцев я постоянно думаю о том, как веду себя.

- То есть?

- Ну,   например, в прошлом году я обычно ездила на тренировки вместе с подругой. И в одном месте, где поезд метро проходит через тоннель, мы постоянно корчили друг другу рожи и хохотали, как     ненормальные. Представьте, если я сейчас сделаю   нечто   подобное!  Поэтому стоит мне оказаться на   улице или в транспорте, как я тут же напяливаю на  голову  наушники «уокмэна» и закрываю глаза.  И все равно боюсь сделать что-то такое, что вызовет лишнее любопытство.

- В таких случаях всегда неплохо иметь личного менеджера, адвоката, как это практикуется, например, в теннисе.

- Теоретически, наверное, да. Потому что, когда прямо в Барселоне  ко  мне  стали  подходить люди,   предлагая тот  или иной рекламный контракт или съемку, я просто не знала, что мне делать. И точно так же не имеют ни  малейшего  понятия  об  этом мои родители. Для них мои четыре медали и вовсе были полной   неожиданностью.   С   другой же  стороны,  я  не уверена,   что сейчас меня в какой-то степени волнует   реклама,   бизнес.   Пока для меня главное - тренировки, и я с удовольствием   прихожу   в бассейн. К тому же это сейчас - единственное    место, где можно спрятаться от любопытных.

-  И как долго ты собираешься плавать?

-  Лет десять - точно. Мне будет двадцать четыре, а ведь большинство   пловцов   в   двадцать   - только дебютируют на Играх.

- Не   боишься,  что за столь долгий срок можно устать психологически?

- Боюсь. Но я очень хочу поучаствовать во всех соревнованиях - чемпионатах Европы, мира. А там посмотрим. Я же не говорю, что   собираюсь   непременно   все выигрывать.

-  Сомневаешься в своих силах?

-  Нет. Но отдаю себе отчет в том, что мои достижения в бассейне   объясняются  в большей степени   тем,  что я слишком «пловчиха» от природы. Мы безумно много работаем над техникой, но все равно, когда я плыву, меня не покидает ощущение того, что все, что я делаю, я делаю, скорее,   интуитивно.   И   никогда не   могу   даже   приблизительно сказать,  как  быстро способна плыть. Не научилась пока  еще смотреть по сторонам и соотносить свои силы с тем, как плывут соперницы. Мне кажется, что и в Барселоне я плыла далеко не в полную силу.

-  А думала о том, что еще немного   усилий  -  и твои   медали могли бы оказаться золотыми?

-  Ну   и  что?  Тогда  бы  моя жизнь стала еще более невыносимой. Я часто вспоминаю одно из интервью со Штеффи Граф, где она говорит о том, что, спасаясь от популярности, вынуждена жить  в доме,   который,   скорее, можно назвать крепостью. И что отнюдь не считает себя счастливой.

-  Но ее состояние оценивается в десятки миллионов долларов.

- Да хоть в сотни!

- Получается,  деньги тебя не интересуют?

- Абсолютно.

-  И   ты   никогда   не  думала   о том, что получаешь больше своих родителей?

-  Они же никогда не попрекают меня теми деньгами, которые потратили   на   мое   обучение   и тренировки.   Карманные   деньги мне практически не нужны, а если  понадобятся,   я  всегда  смогу попросить.

-  Неужели тебе никогда не хотелось оказаться в каком-нибудь роскошном   дворце,  в  бальном платье, и чтобы швейцары и слуги открывали перед тобой двери?

- А вы знаете, как чувствует себя четырнадцатилетняя  девочка,  когда  перед  ней открывают двери?

-  Как?

-  Отвратительно. К тому же надо постоянно улыбаться и думать о том, куда деть руки и как бы не нарушить этикет. Это я, увы, уже  проходила  осенью этого года  -  в  Висбадене,  куда была приглашена на съемки популярной и престижной телепередачи. По мне уж лучше куда-нибудь на остров, где можно полазить  по  скалам  и   покататься верхом.

- Одной?

- Вот вы куда гнете!  С другом, конечно. Только у меня сейчас такой период, когда друзей вокруг   пруд   пруди. Насколько они преданные, выяснится, к сожалению,   видимо,   когда   начну проигрывать.

- А о чем говорят между собой в 14 лет?

- Обо всем. Я могу, конечно, сказать, что интересуюсь политикой, но это будет враньем. Потому что в 14 лет гораздо интереснее то, что происходит непосредственно в моей жизни.

- Тем  не  менее ке так давно произошло  событие,   которое  не могло оставить  равнодушным  ни одного немца.

- Падение Берлинской стены? Думаю,  что  проблемы,   которые последовали после, в гораздо большей степени затронули взрослых. Мои родители остались практически без работы, был уволен  тренер  -  Дитер Линдеманн. Кстати, и в Барселоне он находился, имея статус безработного. А уже после Игр мне и ему предложила   спонсорство   мексиканская   телевизионная    фирма. Думаю, что  люди, столько  лет прожившие в совершенно разных системах, объединиться по-настоящему не смогут никогда.

-  Но ведь и среди восточных и западных спортсменов этот водораздел   продолжает в какой-то мере существовать.

-  Ну и что? У нас - пловцов - есть отличное место, чтобы выяснять между собой отношения,  - бассейн.

1992 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru