Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Прыжки в воду - Спортсмены
Евгений Кузнецов:
«СТРАХА ПЕРЕД СЛОЖНЫМИ ЭЛЕМЕНТАМИ У МЕНЯ НЕТ»
Евгений Кузнецов
Фото © AFP
на снимке Евгений Кузнецов

На чемпионате Европы-2013 в Ростоке вице-чемпион мира и Олимпийских игр Евгений Кузнецов и олимпийский чемпион Лондона-2012 Илья Захаров выиграли золото в синхронных прыжках с 3-метрового трамплина

Прошлогодняя олимпийская неудача в индивидуальных прыжках в Лондоне гораздо больше расстроила не самого спортсмена, а его тренера. В группу к Валентине Решетняк Евгений пришел в шестилетнем возрасте, и очень быстро тренер поняла, что ее ученик может все. Что он, собственно, и подтвердил в самом начале сезона, став первым спортсменом, сумевшим выполнить с десятиметровой высоты четыре с половиной оборота назад.

– Женя, с чего вдруг вы вообще решили залезть на десять метров?

– Да так, задумался вдруг после Олимпиады: может быть, нам с Ильей Захаровым программу собрать для синхрона? Всего-то четыре произвольных прыжка нужно. Витя Минибаев, с которым Илья выступал раньше, начал прыгать с Артемом Чесаковым, вот и появились мысли составить им конкуренцию на вышке.

– Не пойму, вы сейчас серьезно говорите?

– Вполне.

– И как далеко успели продвинуться в своих начинаниях?

– Не очень далеко. Тем более, что наши с Ильей тренеры не сильно нас поддержали. Может быть, через какое-то время мы снова вернемся к этой идее. С технической точки зрения мне не очень сложно прыгать с вышки. Вращаюсь я достаточно быстро, поэтому могу без особого труда выполнять любые прыжки из тех, что сейчас показывают на этом снаряде сильнейшие прыгуны. Да и страха перед сложными элементами у меня нет.

– Может быть, все дело в том, что вы просто никогда сильно не бились о воду?

– Бился. С семи метров. Понятно, что семь это не десять, но впечатлений хватило – лег на всю спину. Синяки были приличные, но в целом – ничего страшного.

– Об Олимпиаде сейчас вспоминаете?

– Редко.

– Я имею в виду не столько ваше серебро в синхроне с Ильей Захаровым, сколько неудачу в индивидуальных прыжках с трамплина.

– Я и не помню уже об этом. Хотя переживал тогда сильно. Особенно пока находился в Лондоне. Все-таки прыжки в воду – это вся моя жизнь. С четырех лет. Поэтому когда за два месяца до Игр у меня возникли проблемы со спиной, это сильно выбило из колеи.

– Случилась травма?

– Непонятно, что это было. Словно спазм какой-то. Ни сидеть толком не мог, ни согнуться, ни разогнуться. Приезжали врачи из Германии, делали массажи по несколько раз в день, пичкали таблетками – никакого эффекта. А вернулся после Игр домой - как рукой все сняло.

– Тяжело было начинать новый сезон?

– Очень. Так тяжело никогда еще не было. Ехал на первый сбор, как в тюрьму. Вообще не было ощущения, что отдохнул за время отпуска – пары месяцев мне точно не хватило. Хорошо еще, что на Новый год у нас достаточно большой перерыв в тренировках получился. Сейчас думаю, что нужно сразу после чемпионата мира вообще прекратить тренировки и отдохнуть подольше – чтобы снова очень захотелось прыгать.

– Вы постоянно тренируетесь вместе с Ильей Захаровым. Он для вас сильный раздражитель?

– Вообще такого нет. Тем более, что у нас с Захаром в прыжках в воду всегда есть общий интерес. Мы прыгаем в паре, выполняем одну и ту же программу, иногда делаем прыжки на спор – кто лучше. Постоянно подначиваем друг друга.

– И в прошлом году вы точно так же, как Илья, без остатка подчиняли свою жизнь подготовке к Играм?

– Скажем так, я мечтал о том, чтобы завоевать в Лондоне медаль в индивидуальных прыжках, серьезно работал ради этого. И сейчас, вспоминая прошлый год, сказал бы, что мне не в чем себя упрекнуть. Но это не сравнить с тем, как работал Илья. Он тогда уперся так, что это бросалось в глаза всем. С другой стороны, неудача на Играх не стала для меня трагедией. Моя жизнь складывается достаточно хорошо. И в бассейне, и дома.

– Ваш статус холостяка пока не изменился?

– Изменится осенью. 8 сентября свадьба.

– Насколько тяжело дались вам с Захаровым серебряные медали в синхронных прыжках в Лондоне?

– Очень тяжело. Когда мы туда только приехали и первый раз пришли в бассейн, мне сразу бросилось в глаза, насколько вырос уровень тех же мексиканцев, французов, украинцев. По сравнению с тем, что они показывали на предыдущих соревнованиях, это было небо и земля. И с технической точки зрения, и с психологической. Напряжение такое висело в воздухе, что одно это сломать могло. И выиграть мог кто угодно.

– За общим ходом соревнований вы в Лондоне следили? Или были сконцентрированы только на своих прыжках?

– Я всегда слежу за оценками. Так проще понимать, как именно нужно прыгнуть самому. Прыжок ведь можно контролировать по-разному. Можно просто хорошо его сделать, а можно на абсолютный максимум. Но это требует совершенно иной концентрации.

– После того как вам удалось первым в мире успешно справиться с прыжком в 4,5 оборота назад, вы сказали, что такие прыжки нельзя делать часто. Почему?

– Они отнимают много сил. К тому же я никогда раньше не прыгал с 10-метровой вышки. От входов в воду сильно забиваются мышцы рук, и следующий день получается неполноценным. Руки-то на входах в воду – главное.

– Было страшно идти на столь сложный прыжок?

– Нет. Я вообще сначала хотел его делать без страховочной воздушной подушки. Но тренеры наотрез отказали мне в этом. Хотя подушку я не люблю. Мне кажется, что это иллюзия, будто подушка сильно смягчает удар о воду. Возможно, у меня просто нет опыта: в Ставрополе, где я начинал прыгать, подушки никогда не было. Когда я смотрю сверху, как бурлит внизу вода, у меня начинает сильно кружиться голова.

– Сейчас вы практикуете в тренировках прыжки с «десятки» или временно прекратили экспериментировать?

– Периодически прыгаю. Совсем недавно сделал 4,5 оборота вперед. Мне нужно уметь выполнять один и желательно сложный произвольный прыжок с вышки, чтобы выступать в командных соревнованиях. От того, как мы выступим в Team event на чемпионате Европы с Юлей Колтуновой, будет зависеть, кто именно примет участие в этом виде программы на чемпионате мира в Барселоне – мы с Юлей или Артем Чесаков с Надей Бажиной.

– Новые лица среди ваших с Захаровым соперников на трамплине появились?

– У китайцев продолжают выступать все те же Цинь Кай и Хе Чон, которые победили нас в синхронных прыжках в Лондоне. На турнир «Весенние ласточки» в Казань приезжал совсем молодой дуэт – оба парня 1996 года рождения – с хорошей, сложной программой. Больших сюрпризов пока не предвидится. Разве что мексиканцы что-то ультрасложное придумают и в Барселоне покажут.

– Как два года назад показали на чемпионате мира в Шанхае 4,5 оборота вперед из задней стойки?

– Я, кстати, не знаю, почему именно мексиканцев считают первыми исполнителями этого прыжка. Я сам делал его еще в 2009-м и Захаров тоже. Просто не на соревнованиях.

– А сейчас кто-то из российских прыгунов пробует в тренировках что-то такое, чего не делает никто в мире?

– У нас девчата в этом отношении сейчас здорово поперли вперед. Даша Говор не так давно сделала с трехметрового трамплина 3,5 оборота назад из передней стойки. Причем с первой попытки вошла в воду достаточно вертикально.

– Вам когда-нибудь приходилось, прыгая в воду, испытывать чувство полета?

– Только в обязательных прыжках, когда все успеваешь проконтролировать и все хорошо видишь. Но такого чувства зависания в воздухе, как бывает у батутистов, в бассейне не добьешься. Когда сетка тебя подбрасывает и ты горизонтально вытягиваешься в воздухе... Такое ощущение классное – словно внутри все щебечет.

– Как быстро уходит чувство прыжка, когда не тренируешься?

– Быстро. Достаточно бывает недели. Сразу перестаешь понимать на сложных прыжках, в каком ты положении находишься в воздухе, где снаряд, где вода. Прежних навыков, конечно, хватает, чтобы не получить травму, но звездочки в глазах после входа в воду мелькают.

– Выступление в Барселоне с метрового трамплина в ваши планы входит?

– Пока не знаю. Это будет зависеть от того, придется ли мне прыгать в командном турнире. Слишком много стартов – это все же большая нагрузка. Тем более, что у меня побаливает колено. Особенно сильно болит, когда я делаю с вышки прыжки с разбега. Хотя и на трамплине после десяти прыжков болеть начинает. Когда мы в этом году выступали в Италии на матче четырех стран, там был лифт на вышку. Как же мне это понравилось! Зашел в кабинку, вытерся, вышел, прыгнул. Без лифта пока залезешь на десять метров, пока отдышишься... Для меня-то это не очень привычно. Витя Минибаев постоянно надо мной смеется. Говорит, что я на вышку с таким видом по лестнице поднимаюсь, словно Эверест покорил.

2013 год

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru