Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Плавание - Тренеры
Дон Тэлбот:
«
ГОЛОДНЫЙ ПОЛЕЗЕТ ЗА БАНАНОМ,
КАК БЫ ВЫСОКО ТОТ НЕ ВИСЕЛ»
Дон Тэлбот и Иан Торп
Фото © Александр Вильф
на снимке Дон Тэлбот и Йан Торп

Имя Дона Тэлбота я впервые услышала в 1973 году. Мой отец тогда только-только принял сборную СССР по плаванию и на месяц уехал в Австралию - учиться делу. Там встретился с Тэлботом - человеком, при непосредственном участии которого австралийские пловцы на пяти Олимпийских играх - с 1956-го по 1972-й - выиграли 29 золотых медалей: 18 в мужском плавании и 11 в женском.

Познакомиться же с главным тренером сборной Австралии лично мне довелось лишь двадцать два года спустя - в 1994-м, на чемпионате мира в Риме. Геннадий Турецкий, подготовивший к барселонской Олимпиаде Александра Попова, а также золотую олимпийскую мужскую эстафету 4х200 метров, подвел меня к невысокому сухому мужчине: «Знакомьтесь: это - Дон Тэлбот. А это, - он повернулся в мою сторону, - дочь Сергея Вайцеховского».

Ни журналист, ни олимпийская чемпионка во мне обидеться просто не успели: по реакции Тэлбота я поняла, что слова, произнесенные Турецким, были лучшей рекомендацией. Расплывшись в улыбке, Тэлбот несколько минут предавался воспоминаниями, потом же коротко сказал: «Если когда-нибудь вам понадобится моя помощь - всегда к вашим услугам».

Имидж, который сложился у Тэлбота в мире плавания, вполне укладывается в лаконичное: «Великий и Ужасный». Другие австралийские тренеры и их пловцы (сам Дон покончил с работой тренера-практика довольно давно) панически боятся босса: в сборной - жесточайший сухой закон и дисциплина. Многие считают Тэлбота мастером интриг и в то же время не прочь посплетничать у него за спиной о том, что Дон, мол, уже не тот, что прежде, - стареет. Однако, когда в прошлом году, после Тихоокеанских игр (где австралийская сборная выступила блестяще), стало известно, что Федерация плавания и правительство Великобритании предложили Тэлботу 200 тысяч фунтов стерлингов в год, и он почти что согласился, на уши в буквальном смысле слова встала вся Австралия.

Через неделю Тэлбот отправил англичанам отказ, а в начале февраля привез австралийскую сборную в Европу - на Кубок мира. И, на мое любопытство по поводу последних событий, усмехнувшись, ответил:

- За сутки, прошедшие с того момента, как о предложенном мне контракте стало известно журналистам, мой телефон звонил столько раз, сколько не звонил за предыдущие десять лет. Причем задергались сразу все - от спортивного руководства до первых лиц страны. Смею думать, что и работать теперь мне станет несколько легче.

- В каком отношении?

- В Австралии вся спортивная система построена таким образом, что главный тренер практически лишен возможности самостоятельно принимать кардинальные решения. Существует Ассоциация тренеров, масса других общественных организаций. От всего этого устаешь. Приходится доказывать совершенно элементарные вещи, тратить время.

- Вам по душе абсолютная диктатура?

- Скажу по-другому: любой главный тренер больше всего мечтает об абсолютной свободе действий. В конце концов отвечает за результат он, а никто другой. И контрактом с Федерацией плавания Великобритании я чуть было не соблазнился отнюдь не из-за его суммы. А прежде всего потому, что основным в нем было - полная свобода.

- Быстро же вас удалось отговорить. Или вы настолько патриотичны в отношении австралийского плавания?

- Деточка, я стою на бортике с 1949 года. Достаточно рано понял, что великого пловца из меня не получится, ушел работать с детьми, но очень скоро получил предложение от тогдашнего главного тренера страны стать его ассистентом в команде. Так вот с этого времени я ни разу ни в одной стране не встречал главного тренера, который был бы доволен тем, как к нему относится его федерация. Это нормально. Я несколько лет - с 1983-го по 1989-й - проработал в Канаде и уехал оттуда без сожаления. Главному тренеру предоставляется полная свобода только в одном случае: если надо вытаскивать вид спорта из абсолютной пропасти и нет других желающих подставлять голову. Как только появляется результат - все начинают давать советы. Не думаю, что Англия стала бы исключением. А кроме того, я действительно очень люблю Австралию. И горжусь тем, как плавают мои ребята.

(Говорят, когда президенту австралийской Ассоциации плавания - Эвелин Мэри Дилл-Макки - задали вопрос о том, насколько соответствует реальности сумма 200 тысяч фунтов, якобы предложенная Тэлботу англичанами, она отрезала: «Дон стоит любых денег. Но думать, что они для него - главное, когда речь идет о работе, может только абсолютный идиот»).

- Для вас существует разница в том, где добиваться результата - дома или за границей?

- Я считаю себя профессионалом, поэтому результат для меня всегда первостепенен и всегда приносит удовлетворение, в какой бы стране я ни работал.

- Почему вы решили прекратить практическую тренерскую работу? Ведь в вашем послужном списке есть и лично подготовленный олимпийский чемпион 1960 года - девятикратный рекордсмен мира Джон Конрадс?

- Очень трудно сочетать работу на бортике с руководством командой. Я много консультировал других тренеров, даже когда работал со своими пловцами. И, кстати, очень быстро понял, что в спорте результат далеко не всегда зависит от того, насколько хорошо подготовлен спортсмен. А от массы вещей, которые принято относить к разряду мелочей.

- Отсюда ваши жесточайшие требования (о чем ходят легенды) к дисциплине в команде?

- Я никого никогда не заставляю подчиняться насильно. И, кстати, не могу сказать, что порядки, которые ввел в сборной я, по большому счету вызывают недовольство. Главное ведь в работе тренера уметь убеждать, а не стоять с топором над головой. В спорте есть и такая закономерность: чем большего результата добиваются вместе тренер и спортсмен, тем чаще между ними возникают те или иные разногласия. Моя задача в таких ситуациях - быть своего рода буфером. Но при этом никогда не «опускать» тренера в глазах учеников, что бы я сам о нем ни думал.

«...Дон обладает феноменальным чутьем. Одно его присутствие в команде вселяет спокойствие в окружающих. Сам всегда абсолютно уверен в победе и блестяще умеет передать это чувство спортсменам». (Из высказываний австралийских тренеров.)

- В большинстве европейских стран работа главным тренером сборной команды - нечто вроде общественной нагрузки: занятие неосновное и, как правило, малооплачиваемое. В Австралии по-другому?

- Я получаю свои деньги от Федерации плавания и правительства Австралии. Этого пришлось довольно долго добиваться. По образованию я, кстати, психолог, так что при желании проблему заработка мог бы решить гораздо меньшими усилиями, нежели в спорте. Но всегда был уверен, что добиться серьезного успеха сейчас можно только в том случае, если спорт имеет под собой очень солидную государственную основу. В 1976 году после монреальской Олимпиады я потратил кучу времени и сил, прежде чем убедил австралийские власти, что, если они хотят вернуть плавание в стране на тот уровень, на котором оно было до начала 70-х, мне необходим специализированный центр для подготовки пловцов. В результате в Канберре появился Институт спорта, в котором спортсмены могли жить и тренироваться круглогодично и которым я сам несколько лет руководил.

- После барселонских Игр вы пригласили на должность главного тренера этого института Геннадия Турецкого. Зачем?

- Почему вас это удивляет?

- Потому что, по моему глубокому убеждению, двум львам не место в одной клетке.

- Вы считаете меня львом? - Тэлбот выпятил вперед подбородок и втянул живот. - Спасибо. Но я не думаю, что мы с Геннадием конкуренты. Скорее, единомышленники. Я очень долго присматривался к тому, как он работает. И понял, что вполне могу доверить ему работу со спортсменами института. В конце концов, как человек, отвечающий за плавание в Австралии, я больше других заинтересован в том, чтобы работа Турецкого была максимально успешной. Сейчас мне приходится его подменять (после инцидента, который произошел в прошлом году, австралийская Ассоциация тренеров приняла решение временно отстранить Турецкого от прежней должности), и не могу сказать, что эта дополнительная работа доставляет мне большое удовольствие.

- Насколько в ваших силах влиять на решения Ассоциации?

- Я не столь всемогущ, как принято думать. В частности, я очень заинтересован в том, чтобы Геннадий был в олимпийской команде - у меня есть основания полагать, что мы с ним образуем неплохую связку. Но Ассоциация высказалась за то, чтобы в этом году Турецкого в национальной сборной не было. Если на отборочном чемпионате пловцы, которые тренируются в институте под его руководством, покажут очень хорошие результаты, я готов добиваться изменения решения Ассоциации на любом уровне. И думаю, что добьюсь желаемого. Но, повторяю, для того, чтобы поднимать эту тему, у меня должны быть более чем солидные основания.

«...Дон видит людей насквозь. Он обладает совершенно феноменальной силой воздействия и всегда добивается того, чего хочет. Его нельзя не понять, даже если он будет говорить по-китайски...» (из высказываний австралийских тренеров).

- Мне приходилось слышать, что австралийцы не испытывают восторга по поводу того, что Турецкий приехал работать не один, а привез с собой ученика - Александра Попова. Это действительно так?

- Думаю, это только слухи. Попова в Австралии любят. Некоторые даже считают, что надо сделать все возможное, чтобы убедить вашего пловца выступать в дальнейшем за Австралию.

- Вы к этой категории не относитесь?

- Мне не нужно чужой славы. Попов мне безумно интересен, я безумно восхищаюсь им как зритель.

- А что думаете о нем как профессионал?

- Уважаю. Я много лет провел в большом спорте и очень хорошо вижу, какая нечеловеческая работа стоит за выдающимся результатом. Но при этом я убежден, что только голодный человек полезет на дерево, чтобы сорвать банан. Сытый этого делать не будет. Попов добился всего. Самое главное и трудное для него сейчас, на мой взгляд, - найти мотивацию добиваться большего. Большинство людей считают, что основная цель для олимпийского чемпиона - никому не проиграть на следующих Играх. Но когда человек обладает таким огромным потенциалом, как Попов, задача «не проиграть» не должна быть для него целью. Никуда такая цель не годится.

- Вы как-то говорили, что похожие проблемы с мотивацией испытывает и олимпийский чемпион на дистанции 1500 метров вольным стилем австралиец Кирен Перкинс.

- В этом нет ничего странного. У него появились деньги - очень много денег. Много рекламных контрактов, которые все время увеличиваются. Соответственно появляется забота найти этим деньгам применение, что отнимает массу энергии. Это абсолютно нормально - я не знаю спортсмена, который легко пережил бы славу и материальный успех, сохраняя при этом совершенно ясную голову. Нужно достаточно много времени, чтобы понять, что к чему. Кстати, одним из стимулов для большинства австралийских пловцов до сих пор остается цель пробиться в команду и поехать на крупные соревнования в Европу или США.

Если вы заметили, до недавнего времени мы практически не посылали большой состав даже на этапы Кубка мира: во-первых, это дорого. Во-вторых, перелеты из Австралии в Европу и обратно очень часто выходят боком. Когда я везу спортсменов из тридцатипятиградусной жары в двадцатиградусный холод, как это произошло сейчас, и к тому же в совершенно иной временной пояс, то знаю, что бесследно такие вещи не проходят. Любой риск должен быть прежде всего максимально оправдан. Но я прекрасно понимаю, что если тому же Перкинсу предложат за 50 тысяч долларов слетать на денек сняться в рекламе где-нибудь на другом краю земли и положат перед ним деньги и билеты, вряд ли он откажется - мысль о том, что когда-нибудь это может помешать выиграть, пока для него абстрактна.

«...Обмануть Дона несложно. Если кто-то задается такой целью, Тэлбот готов подыграть ему в этом сам. Но гораздо сложнее (а значит, интереснее) добиться от него похвалы. Можно сколько угодно подшучивать над его фанатизмом, но одно остается фактом: если Тэлбот стоит на бортике, значит, все будет в порядке». (Из высказываний австралийских спортсменов.)

- Кто из пловцов в вашем представлении больше других отвечает характеристике «великий»?

- Сальников. Выступить на трех Олимпиадах и выиграть две из них с разрывом в восемь лет - невероятно сложно. Собрать максимальный урожай на одних Играх значительно проще. Поднимите статистику и увидите: атлетов, выигравших на одной Олимпиаде по три-четыре золотые медали, в истории плавания было не так мало.

- Ваш альянс с австралийской федерацией, надо думать, не завершится ранее двухтысячного года?

- Контракт предполагает именно это. Более того, я уже обговаривал тему дальнейшего трудоустройства после того, как оставлю пост главного тренера: хочу остаться в Австралии в роли консультанта команды.

- Неужели за столько лет вы не наелись плаванием?

- Представьте себе, нет. Да и потом, по моему глубокому убеждению, зарабатывать на жизнь мужчина должен тем, что он умеет делать максимально профессионально.

1996 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru