Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Плавание - Спортсмены
Валентина Артемьева: ДЕВОЧКА С КАМЧАТКИ
Валентина Артемьева
Фото © Reuters
на снимке Валентина Артемьева

В начале декабря, выступая на европейском первенстве в Хорватии, Валентина Артемьева установила два континентальных рекорда и дважды стала чемпионкой Европы. Еще два европейских рекордных достижения она превзошла в ноябре. А ведь в бассейн спортсменка пришла всего два года назад - из подводного плавания.

Познакомились мы в середине октября, когда Артемьева впервые в жизни победила на этапе Кубка мира в Бразилии, попутно собрав в брассе полный комплект наград. Потом с двумя европейскими рекордами она выиграла этап Кубка мира в Москве. Перед этим выступлением я и задала вопрос о планах на предстоящий сезон.

- Чемпионат мира, - буднично ответила Валя.

- Попасть в команду? - переспросила я. Ответом был недоуменный и даже несколько обиженный взгляд.

- Выиграть. У моего тренера Александра Ильина задачи «просто участвовать» не бывает. Мне в сборной одна из девочек как-то с гордостью даже сказала, что была на чемпионате Европы и заняла шестое место. Я из вежливости покивала, мол, здорово, а сама подумала тогда: ну и что? Да, слышала, что за шестое место на чемпионате Европы гранты дают. Но деньги - это одно, а шестое место... Ну, что такое шестое место? Пусть даже на Олимпийских играх. Тренер всегда воспитывал в нас убеждение, что бороться нужно только за победу. Да, конкуренция в плавании безусловно выше, чем у подводников. Но думать-то надо не про конкуренцию. А про результат.

Тот ответ настолько потряс меня зрелостью рассуждений, что я не сдержала эмоций:

- Господи, да откуда вы взялись - такая?

- С Камчатки. Родители там много лет прожили, бабушка с дедушкой. Лет с четырех мама отдала меня в бассейн - чтобы научили плавать. В шесть меня перевели в глубокую ванну. Было страшно настолько, что я даже просила более старших девочек поплавать со мной рядом. Почему-то казалось, что там, на глубине, обязательно должен быть крокодил. За пять лет дозанималась до второго взрослого разряда. А потом на Камчатке начались землетрясения, стали отключать отопление, горячую воду. И родители сначала отправили нас с младшей сестрой к родственникам в Новосибирск, а спустя год продали квартиру и переехали туда сами.

- И вы решили заняться подводным плаванием?

- Выбора не было. В бассейн, где тренировались пловцы, возить меня было некому. Отпускать одну в 11 лет боялись. Все-таки город незнакомый. А вот недалеко от нашего дома был бассейн СКА, где тренировались подводники. Я очень тогда расстроилась: все-таки подводное плавание - неолимпийский вид спорта.

- Подождите! Вы хотите сказать, что в 11 лет уже мечтали об Олимпийских играх?

- Ну да. Я не люблю чем-то заниматься просто так, когда нет цели. На Камчатке довольно серьезно занималась музыкой, но в Новосибирске ее бросила - к спорту тянуло сильнее.

Года три никаких особенных успехов, правда, не было. Первый тренер - Владимир Зюзин - уделял больше внимания тем, кто уже показывал неплохие результаты. У меня же не было никакой техники. Не умела даже ластами работать правильно. Хотя работала, как муравей. Но без толку: мои одногодки уже попадали в сборную России, а меня не брали даже в сборную Новосибирска.

Тогда меня и увидел Александр Ильин - мы временно оказались в одном бассейне. Как он потом сказал, я на него своей работоспособностью впечатление произвела. Ильин предлагал сразу перейти к нему, но я побоялась. Мне казалось, что у него совсем взрослые тетеньки плавают, с которыми я никогда не смогу найти общего языка. И осталась у Зюзина, несмотря на то что за месяц работы с Ильиным мои результаты заметно выросли. А через полгода все-таки ушла.

Ильин проработал со мной целое лето. На меня произвел большое впечатление один из первых с ним разговоров. Весной я плыла 200 метров в ластах за 1.53. Но тренер сразу сказал, что осенью я проплыву эту дистанцию за 1.46. Я, естественно, не поверила. Тем не менее осенью показала именно этот результат. С тех пор верю Ильину безоговорочно.

- А когда вы начали побеждать?

- Всего через год тренировок попала на юношеское первенство Европы, еще через год - на первенство мира, а потом меня взяли во взрослую команду, где я проплавала четыре сезона. На чемпионате Европы выступала всего один раз и привезла три золота. Незадолго до этого установила рекорд мира на чемпионате России. Собственно, первую золотую медаль мирового первенства я получила в 2004-м - в эстафете. А в 2006-м с мировым рекордом выиграла двухсотметровку в ластах. До этого личные дистанции на чемпионатах мира в последние 5 - 6 лет удавалось выигрывать только китаянкам.

- Отчаянный вы человек. Стать чемпионкой мира - и все бросить ради совершенно непонятной перспективы?

- Ничего не могла с собой поделать. Продолжала выступать в каких-то соревнованиях, но все мысли были уже о «чистом» плавании. После чемпионата мира Ильин сказал, что я как спортсменка нахожусь на очень высоком уровне. И он как тренер - тоже. Если решим перейти в плавание, то это будет означать, что придется начинать всю работу с нуля - ради того, чтобы попасть на Олимпиаду и как бы доказать, что плавание в ластах ничуть не менее серьезный вид спорта. Что в нем тоже работают, и работают очень тяжело.

- Но успешных прецедентов-то, насколько мне известно, в мировой практике не случалось?

- Об этом мы тоже говорили. И тем не менее решили попробовать.

- Я могу допустить, что человек, который пришел из подводного плавания, может вполне успешно плыть кролем, на спине, баттерфляем, наконец. Но брасс-то тут при чем? Где логика?

- На самых первых соревнованиях я сразу выполнила норматив мастера спорта на спине в 25-метровом бассейне. Мне там легко было: после поворота два раза ногами ударил - ноги-то сильные - и уже бортик рядом. Многие тогда вообще не понимали: как так - прыгает человек в воду и прямо со старта 15 метров всем «везет». Потом я выполнила мастерский норматив в брассе. Но столкнулась с тем, что 50 метров плыву нормально, а на стометровку сил не хватает. Руки устают. А ведь самая короткая олимпийская дистанция - это 50 метров вольным стилем.

В 2008-м перед зимним чемпионатом страны мы с Ильиным тренировали только эту дистанцию. А выиграла я брасс и баттерфляй. Да и вообще успела почувствовать, что там, где приходится работать руками поочередно, мне тяжело тащить себя в воде. Я вообще тяжелая по телосложению. А вот двумя руками грести - совсем другое дело. И в апреле мы переключились на брасс. Но не успели подготовиться к олимпийскому отбору. В финал на летнем чемпионате я попала, а вот норматив не выполнила. Месяца не хватило.

- Очень тогда расстроились?

- Не плакала. Конечно, было обидно. Когда в 2007-м я первый раз чемпионат России выиграла, то была уверена, что за полтора года успею подготовиться к Играм. Догребу. А получилось, что не догребла.

В 2007-м я тоже не прошла отбор. С горя поехала на чемпионат России по подводному плаванию, отобралась на мировое первенство и выиграла там еще две золотые медали. Но это так, между делом.

В этом году тоже планировала продолжать в ластах плавать. Даже имела возможность поехать на чемпионат Европы. Но тут Ильин предложил вместо этого поехать на «Озеро Круглое» и выступить в турнире «100 сильнейших». Я даже растерялась: мы предварительно договаривались, что, если не попадем в Пекин, я вернусь в подводное плавание. Но тренер настоял на своем и, как выяснилось, оказался прав: не думаю, что меня взяли бы в сборную и отправили на этап Кубка мира, если бы я не проплыла на «Круглом» так хорошо.

Готовились мы к тому выступлению уже иначе. Ильин стал включать в тренировки такие упражнения, как, например, 400 метров брассом, где каждые последние 25 метров надо было плыть с максимально возможной скоростью. Это был такой ужас... Но с каждым днем становилось легче. И только в конце июля я наконец почувствовала, что могу плыть 100 и 200 метров.

- Где тяжелее работать: в плавании с ластами или без них?

- В «чистом» плавании нагрузка на руки больше. В подводном я, считайте, восемь лет руки не включала. Из-за этого поначалу даже «полтинник» едва доплывала. А сейчас вообще не чувствую разницы. Тренер тот же, работа та же...

Если говорить о соревнованиях, я бы сказала, что в подводном плавании трудно выиграть, но легче попасть в финал: конкуренция на среднем уровне не такая жесткая. Но мы-то с тренером привыкли бороться за первое место. И от перемены вида спорта этот настрой не меняется.

- Вы делаете какую-то работу, чтобы сохранить мышцы ног в той же кондиции, что и раньше?

- По-прежнему много плаваем в ластах, много ныряем на задержке дыхания.

- Для чего?

- Чтобы уметь нормально работать при нехватке кислорода.

- Сейчас вы, как и все пловцы российской сборной, вынуждены выступать в костюме Arena, хотя до попадания в команду плавали в спидовском LZR. Откуда у вас появился тот костюм?

- Пошли в магазин с тренером и купили - очень хотелось попробовать, так ли этот комбинезон хорош, как о нем говорят. Я и в ластах всегда в Speedo плавала. LZR к тому же реально приподнимает спортсмена над водой. Как бы выталкивает вперед. В принципе я согласна с теми, кто говорит, что результат прежде всего от головы идет. Но когда счет ведется на сотые доли секунды, все зависит не только от головы...

2008 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru