Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Плавание - Спортсмены
Александр Попов: «ВОТ-ВОТ И У НАС СНЕГ ПОВАЛИТ...»
Александр Попов
Фото © Александр Вильф
на снимке Александр Попов

Три золотые медали, завоеванные 32-летним российским пловцом на чемпионате мира в Барселоне, привели к тому, к чему и должны были привести: в конце года, когда принято подводить итоги, на Александра Попова обрушилась лавина титулов. Его победа в традиционном опросе «СЭ» - лишь одна из многих.

Все это, как ни парадоксально, сильно осложнило выбор темы для беседы с четырехкратным олимпийским чемпионом. Ну скажите, какой серьезный разговор может быть в канун Нового года? А разговаривать несерьезно со столь титулованным человеком - да еще членом МОК - как-то неловко.

Но мне повезло. Телефонную трубку в доме Александра в швейцарском Золотурне, куда я позвонила накануне католического Рождества, снял Геннадий Турецкий.

Как выяснилось, тренер забыл ключи от собственной квартиры. И ждал у Поповых, когда за ним заедут супруга с дочерью.

- Сашу? Сейчас освободится, - деловито ответил он на мою просьбу. - С детьми какие-то важные проблемы решает.

- Ну тогда примите поздравления вы. Заодно и признайтесь: приятно, когда ученик не только выигрывает титулы в бассейне, но и получает признание общественности?

- Мы с Сашей как раз об этом говорили незадолго до того, как вы позвонили. С одной стороны, оценка, безусловно, высокая. Хотя честно признаюсь: когда нас в России как-то поощрить хотят, отношусь к этому слегка настороженно.

- Почему?

- Вот вам пример. Год назад мне торжественно сообщили, что московское правительство решило выделить мне квартиру в столице. Принялся собирать разные бумажки, множество людей с ними работали, время тратили, но теперь, судя по всему, так на тормозах все и зависло. Наверное, и сейчас в каких-то инстанциях эти бумажки крутятся, а мне вроде как неловко - столько людей своей, получается, проблемой занимать.

Или же совсем недавно смотрел по телевизору, как какие-то награды в России спортсменам вручали. И про Сашу говорили. Мол, какой молодец главный тренер сборной, что накануне Игр в Барселоне его талант разглядел. Так мою фамилию даже не упомянули. Но я не обижаюсь, дело-то уже прошлое. Как и все Сашины звания-титулы. Надо вперед смотреть. И решать совершенно другие задачи.

- Тем не менее вновь хочу спросить о титулах. Журнал Swimming World, определяя десятку лучших пловцов уходящего года, поставил на первое место американца Майкла Фелпса, который на чемпионате мира в Барселоне выиграл 5 медалей. А кого назвали бы лучшим вы?

- Попова, конечно. И вовсе не потому, что он мой ученик. Во-первых, Саша - все еще самый быстрый пловец в мире. Во-вторых, он сам по себе лидер. Во всех отношениях. И это видят и понимают все.

- Харизматическая личность?

- Ну зачем такие громкие слова? Мы ведь с вами не о Ленине говорим. Просто человек подходит к тумбочке - и ему кричат и хлопают громче всех. Еще до того, замечу, как он в воду прыгнул и выиграл. Кстати, в курсе ли вы, что на чемпионате мира в Барселоне измеряли уровень рукоплесканий - в децибелах? Так вот показатель Попова составил порядка ста сорока децибел. Это почти то же самое, что поставить датчик в десяти метрах от взлетающего реактивного самолета! И рукоплескания эти были - опять же по официальной статистике - как минимум в два раза сильнее, чем в честь любого другого пловца. Чем у того же Фелпса, кстати. Swimming World - американский журнал. И нет ничего удивительного в том, что он «раскручивает» своих спортсменов.

- А как вы относитесь к словам Фелпса о том, что он хочет выиграть чуть ли не десяток золотых медалей на Олимпиаде - в том числе и на стометровке вольным стилем?

- Мало ли кто что говорит.

- Получается, Фелпс неинтересен вам в принципе?

- Почему? Я слышал, у него объем шеи - 52 сантиметра. Вот мне и интересно - почему она у него такая толстая?

- Издеваетесь?

- Зачем? Мы просто по-разному смотрим на вещи. Людям вашей профессии свойственно создавать кумиров. Журналистам мало того, что человек встал на старт - и выиграл. Вам нужно, чтобы он выигрывал постоянно, и вы возмущаетесь, когда так не происходит. И считать медали заранее - это тоже журналистами придумано. Если вас интересует мое мнение, то Фелпс в Афинах и пяти дистанций не выиграет. Ему до Афин еще доехать надо.

- Вы однажды сказали, что главное в подготовке спортсмена - придумать идею. Для Попова она уже придумана?

- Это сложный процесс. Тем более что нужно учитывать массу негативных факторов. А они появляются постоянно. Чем ближе к главному старту, тем их больше. Если человек ничего не делает, негативные факторы не возникают. А стоит начать работать - со всех сторон вылезать начинают.

Многие мои коллеги свято уверены, что в подготовке спортсмена главное - объем и интенсивность. Ну, некоторые еще про идеологию говорят. А главное-то заключается в другом. Именно негативные факторы могут стать основной причиной того, что результат не получится. Даже иногда удивительно: все, кому не лень, спрашивают, как мы собираемся выступать на Олимпийских играх, но еще ни разу я не слышал вопроса, как мы собираемся тренироваться. А проплыть-то нам до Афин нужно еще тысячу километров. Даже на машине такое расстояние без помех непросто проехать: то мотор чихнет, то гаишник остановит...

- И как вы собираетесь тренироваться?

- Лично я сейчас просчитываю все детали. Силу соперников - в том числе.

- Представляете хотя бы примерно, на какой результат на стометровке нужно будет выйти в Афинах, чтобы выиграть?

- На такой, чтобы было достаточно. Чтобы Саша мог бороться с кем угодно.

- Какое качество Попова вы назвали бы наиболее ценным?

- У него есть понимание того, что он делает. Не думаю, что такое понимание есть у многих. Насколько могу судить по своему опыту, большинство спортсменов встает на старт - и примитивно делает то, что скажет тренер. Уровень Попова - совершенно иной.

- Возможно, вопрос прозвучит крайне нетактично, но мне проще задать его вам, чем Попову. Зачем он плавает? Давно бы мог закончить и жить припеваючи, ни в чем себе не отказывая. Вместо этого продолжает готовиться уже к четвертой Олимпиаде.

- Вот об этом я никогда не спрашивал. Мне достаточно того, что он сам это знает. Я вообще такие темы ни с кем не обсуждаю. Тем более по телефону. Величие Попова ведь не в том, что у него какая-то феноменальная техника. Поставь меня рядом - пусть даже с реактивным двигателем, в ластах и на воздушной подушке - я все равно никогда у него не выиграю.

- В таком случае желаю вам в Новом году успеха. Ну и от негативных факторов благополучно уворачиваться.

- Вы все-таки ничего не поняли. Как бы это объяснить... Ну, скажем, сто дураков приняли участие в конкурсе интеллектуалов - и один дурак выиграл. Потом второй конкурс - второй дурак выиграл. Дело нехитрое. Такими же дураками все и остались. А вот если постоянно один и тот же человек у всех выигрывает - значит, он и не дурак вовсе. А что-то знает, что другим невдомек.

Я это к тому, что не уворачиваться надо, а знать и быть готовым. В прошлом году против нас было 24 негативных фактора. Длинный перелет, например, или погода нелетная, не те билеты забронированы, отсутствие тренера, не очень благоприятная ситуация в команде... Я все это выписал, проанализировал, и моя теперешняя задача - спланировать ситуацию. Учесть все. Как вышеперечисленные факторы, так и сугубо спортивные. Какова наша позиция, какова оппозиция, какая динамика роста результатов у этой оппозиции, кто из соперников перешел от тренера к тренеру и чего следует ожидать.

Успех или неуспех зависят от того, насколько хорошо человек противостоит тем испытаниям, которые подкидывает ему жизнь. Одно из таких испытаний, кстати, - излишнее паблисити. Поэтому иногда от общения с прессой надо уклоняться.

- Судя по вашей последней фразе, трубку Попову вы передавать не намерены?

- Ну почему? Вот он, уже рядом стоит, слушает.

Распрощавшись с Турецким, я переключилась на лауреата опроса «СЭ».

- Почему-то вспомнила, как в начале 1995-го вас собирались номинировать на звание спортсмена года и даже провести специальный телемост между Канберрой и Москвой, где проходил Бал олимпийцев. Но потом решили, видимо, что все это слишком сложно и накладно - и наградили призом совсем другого спортсмена. Помните?

- Нет. Такие вещи я не запоминаю.

- Другими словами, звания типа «Спортсмен года» вас интересуют мало?

- Главное, чтобы все это не мешало подготовке к Олимпийским играм. Я, кстати, не так давно был в Москве и уехал в Швейцарию буквально за день до церемонии вручения спортивных наград «Серебряная лань». Правда, не знал, что лучшим спортсменом там назовут меня. Слышал только, что должны были наградить нашу барселонскую эстафетную команду.

- Неужели в вашей жизни не было хоть какого-то приза, который вы запомнили бы особо?

- Был. В 1997-м меня пригласили из Австралии в Париж, где вручили специальный приз ЮНЕСКО за спортивные достижения. Получить признание столь крупной международной организации было непривычно и потому приятно. Вот и запомнилось. Церемония красивая была. Хотя сам приз даже не знаю, где сейчас искать. После переезда в Золотурн мы многие сумки и коробки до сих пор не распаковали. В чулане лежат.

- Ваш тренер показывал мне как-то австралийский журнал, в котором были опубликованы фотографии двадцати самых красивых людей Австралии. В том числе и ваша. Как вы к этому факту отнеслись тогда и как вообще относитесь к собственной внешности?

- О-ой! Ну что я вам должен ответить? Мне же ни тепло от этого, ни холодно. Куда важнее, чтобы очки плавательные во время старта и поворотов не соскакивали.

- Другими словами, все, что не относится к вашей олимпийской подготовке, сейчас далеко на заднем плане?

- В общем, да. Вот на днях со сбора вернулись - из Франции. И здесь тренируемся потихоньку - особо длинных выходных не предвидится даже на Новый год.

- Начинать сезон было легко?

- Ну, тренер же меня бережет, возраст-то солидный. Мягко втянулись, мягко работаем.

- Новый год будете встречать дома?

- Придется. Поздно спохватились, и выяснилось, что отели во всех курортных местах уже полностью забронированы. Но не расстраиваемся. Вот-вот и у нас снег повалит, можно будет прямо за домом на санках кататься.

- А на лыжах?

- Никогда в жизни не вставал. О-о-о! Слышите? Тренер из соседней комнаты кричит, что завтра же свои лыжи в машину загрузит и поедем в горы.

- То есть в отличие от вас он собирается проводить выходные, как настоящий швейцарец?

- Так у него две пары лыж. Одна - на ноги, другая - на руки. Хотя, - слышите? - хвастает, что с трех с половиной тысяч метров спускался неоднократно. Два раза, видимо.

- Самому научиться кататься не хочется? Швейцария, все-таки...

- Пока об этом не думаю. Но знаю, что, если такое желание появится, реализовать его никогда не будет поздно.

- А про санки - это вы серьезно?

- Конечно. Мы всей семьей регулярно на них катаемся. Антоша с Дашей ездит (Даша - жена Попова. - Прим. Е.В.), Вовка со мной. Кто лидирует, за тем собака бежит. Ей полезно: два-три раза пробежится, потом весь день спокойно себя ведет.

- Немецкий язык осваиваете?

- Не судьба, видимо. В Золотурне почти все прекрасно говорят по-английски. А вот Вовка уже вовсю по-немецки лопочет.

- Как в сравнении с австралийской столицей воспринимается швейцарская деревня?

- Хороша деревня! У нас в Золотурне, между прочим, исторический центр города еще римляне строили. Улочки мощеные, крепостная стена, ров... Много достопримечательностей. Есть музей Костюшко, были с детьми в музее оружия. Так что сравнивать Австралию и Швейцарию - все равно что Магадан и Москву. А за поздравления - спасибо! На самом деле приятно знать, что дома помнят о тебе и болеют. Ох, тут опять Геннадий Геннадьевич к трубке рвется - что-то еще сказать хочет.

- Вы никогда в жизни не почувствуете того, что чувствует, побеждая, ваш спортсмен. Не обидно? - опередила я Турецкого своим вопросом.

- Я знаю, что такое быть среди тех, кто впереди. Даже когда плавал сам и кто-то у меня выигрывал, испытывал не раздражение, а чувство гордости за таких людей. Возможно, поэтому и тренер из меня неплохой получился. С самого начала знал цену успеха - и понимал, чего хочу добиться и зачем. Причем эта цель ничуть не девальвировалась оттого, что кто-то меня иногда обходил.

А вспомнил вот что: мне в 1999-м присудили в Австралии звание «Тренер года». За подготовку австралийских эстафет. Дали огромный такой обелиск из черного камня - почти памятник. А я его там, в Австралии, и оставил. Жалость-то какая...

2003 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru