Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Биатлон - Тренеры
Сергей Башкиров:
«ОСТАЛОСЬ, ЧТОБЫ КАМЕНЬ С НЕБА НА ГОЛОВУ НЕ УПАЛ»
Александр Логинов
Фото © Александр Вильф
Александр Логинов

8 октября 2021

Александр Логинов набрал хорошую форму перед началом олимпийского сезона. Он достаточно уверенно чувствует себя в стрелковом плане, а также готов как функционально, так и физически. Об этом в интервью RT заявил тренер Сергей Башкиров, в группе которого готовится лидер национальной команды. По словам специалиста, у него в команде нет диктатуры и никаких конфликтных ситуаций за время совместной работы не возникало. Он объяснил, почему Евгений Гараничев хорош в индивидуальных гонках, признался, что не возражает против работы Матвея Елисеева с личным тренером, а также рассказал, за счёт чего норвежские биатлонисты развивают высокую скорость на дистанции.

— Старший тренер мужской сборной России Юрий Каминский отказался в этом сезоне от сбора в Рамзау. Чем привлекает это место вас?

— Рамзау - это прежде всего возможность тренировок на высоте. Мы уже несколько раз поднимались на глетчер, правда впервые на моей памяти там так мало снега. Точнее — такая маленькая трасса. Плюс — снег очень грязный.

— Это сильно сказывается на качестве тренировок?

— Грязный снег может в какой-то степени ухудшить скольжение лыж, но работа на леднике предъявляет меньше требования к скорости — для нас сейчас приоритетна высота. Технических задач в плане передвижения на лыжах мы здесь не решаем.

— Лыжные навыки сильно уходят за лето?

— Я бы сказал, что они не уходят, а просто немножко трансформируются. Нельзя сказать, что роллеры стопроцентно повторяют лыжные движения, но они вполне позволяют работать над техникой, чтобы перейти на снег с минимальными потерями в качестве бега.

— Насколько внезапным стало для вас то, что в вашей группе захочет работать в олимпийском сезоне Александр Логинов?

— Это действительно было неожиданно. До того, как мы начали вместе работать, я периодически поздравлял Сашу с теми или иными успешными выступлениями, по каким-то вопросам иногда списывался с личным тренером Саши Александром Касперовичем, но идея совместной работы возникла только при личной встрече в апреле на чемпионате России в Ханты-Мансийске.

— Вы ведь и сами, если не ошибаюсь, тренировались у Касперовича?

— Нет. Но много работал под его началом, когда стал тренером. Александр Владимирович пригласил меня в 2011 году в юниорскую команду, которую тогда возглавлял. Там мы достаточно близко и познакомились, хотя заочно я знал его давно — пересекались на этапах кубка IBU в 2004-м.

— Касперовича, в его бытность тренером российской сборной, нередко упрекали в том, что он достаточно своеобразно смотрит на тренировочный процесс. Слышала, что с этим специалистом довольно сложно работать в одной связке. Вам, получается, близки его тренерские взгляды?

— Люди, которые имеют высокие амбиции, всегда, как правило, непростые. А Александр Владимирович всегда ставил перед собой и своими спортсменами максимальные цели. Он прекрасный организатор, и один из его основных тезисов всегда заключался в том, что мы проигрываем иностранным спортсменам прежде всего в организации всего процесса подготовки в целом. Когда всё четко структурировано и понятно, спортсменам становится намного проще тренироваться и готовиться к стартам. Что касается методики, лично у меня она никогда не вызывала противоречий. А ведь мы в общей сложности проработали вместе с Касперовичем более десяти лет.

— Тренировочный план Логинова по-прежнему расписывается личным тренером?

— В этом отношении Саша прекрасно понимает, как ему работать. Он имеет очень большой тренировочный опыт, прошел через руки достаточно большого количества специалистов. Это и его первый тренер Екатерина Халиуллина, и Касперович, и Николай Лопухов, и Андрей Падин, и Анатолий Хованцев. Так что у Логинова вполне достаточно собственных знаний относительно тех или иных процессов подготовки. Пусть в прошлом сезоне в организационном плане что-то не получилось.

— Что именно не получилось, на ваш взгляд?

— Из-за пандемии, насколько мне известно,  Саше не удалось выполнить тот объем нагрузок, который изначально был запланирован. В этом сезоне мы сразу обговорили всю работу, определились с тем, куда хотим двигаться, Касперович постоянно находится с нами в контакте, знает, как идет процесс, иногда высказывает какие-то пожелания.  

— Нынешняя работа с командой — это ваш первый опыт самостоятельного ведения подготовки?

— В 2014-м я был старшим тренером молодёжной сборной России, где тогда бегали Антон Бабиков, Тимофей Лапшин, Александр Печёнкин... Максим Цветков тогда, помню, не отобрался в команду «А», и мы с ним выступали в чемпионате Европы в Нове Место. Бабиков тогда впервые заехал в призы — стал третьим в гонке преследования, а Макс финишировал вторым в спринте, выиграл пасьют, а в индивидуальной гонке был третьим. После Игр в Пхенчхане год работал по контракту в корейской сборной с нашими спортсменами.

— Вам комфортно сейчас работать в сборной?

— Да. В нашей команде подобрался молодой и достаточно сплочённый тренерский коллектив, с Павлом Максимовым мы начинали работать вместе ещё под началом Касперовича в юниорской сборной, а два последних года работали у него же в Санкт-Петербурге. С нами активно сотрудничает аналитик Дмитрий Шукалович, который имеет большой опыт работы с биатлонистами — он участвовал в подготовке команды ещё к Олимпиаде в Сочи. Главное, что у всех нас сложились очень хорошие отношения со спортсменами.

— Ваше слово в команде — закон, или под личностей такого масштаба, как Логинов, Евгений Гараничев, Цветков, Матвей Елисеев, тренеру так или иначе приходится подстраиваться?

— Диктатуры у нас в команде нет точно. Когда мы начали работать, сразу обговорили целый ряд вещей: в чём спортсмены видят свои слабые стороны, чего хотят добиться, чего ждут от тренерского штаба. Поэтому в дальнейшем никаких трений и тем более конфликтных ситуаций не возникало.  Не могу предъявить к ребятам ни единой претензии в этом плане. Собственно, даже Рикко Гросс, когда работал в мужской сборной России, отмечал, что русские спортсмены должны обыгрывать весь мир по тому, как самозабвенно они тренируются.

— Почему же тогда не получается обыгрывать?

— Думаю, что не хватает какого-то внутреннего настроя. Психологического комфорта, если хотите. Чтобы ребята могли стопроцентно концентрироваться на выступлениях и показывать тот максимум, к которому они реально готовы.

— Что на ваш взгляд уже столько лет мешает показать результат Евгению Гараничеву?

— Сильная сторона Евгения — это прежде всего стрельба. Собственно, олимпийская бронза Гараничева в индивидуальной гонке в Ванкувере говорит о том, что человек умеет стрелять и способен очень качественно пройти все четыре рубежа. Считаю, что в этом виде Женя вполне может быть успешен и сейчас. Он способен стрелять не просто точно, но и быстро. В более стрессовых гонках ему несколько сложнее просто в силу характера: есть спортсмены, которые любят, когда всё размеренно. В этом плане индивидуальная гонка идеально Гараничеву подходит. Что касается самоотдачи в тренировках, целеутсремлённости и работоспособности, Евгений является примером для очень многих спортсменов. Просто эталон.

— Если говорить о лидере команды, это Логинов?

— Лидера ведь прежде всего определяет спортивный результат. В этом плане Саша, безусловно, идёт в нашей группе вне конкуренции. В плане возраста и опыта, у нас вообще собрались взрослые ребята: Саше Поварницыну 27, Семёну Сучилову и Матвею Елисееву уже исполнилось 28.

— Столь независимых спортсменов, как Елисеев, тренеры обычно не любят. Он по-прежнему предпочитает работать с личным специалистом из лыжных гонок, а не с тренерами сборной?

— Как бы то ни было, у каждого из наших спортсменов имеется личный тренер и эти люди так или иначе всегда на спортсмена влияют, даже когда тот оказывается в расположении сборной. Я общался и с Матвеем, и с людьми, которые с ним работают, и наша общая цель сейчас заключается в том, чтобы правильно выстроить тренировочный процесс, сделать его максимально эффективным.  

— А для вас вообще важно, чтобы спортсменам было с вами комфортно? Или комфорт в сборной команде — это понятие относительное?

— Я бы не о комфорте здесь говорил, а о том, что любому тренеру интересно работать прежде всего с теми, кто максимально мотивирован и хочет добиться очень высокого результата. Иногда это может быть не слишком комфортно.

— Есть люди, которых приходится заставлять?

— Скорее, приходится находить аргументы, предлагая то или иное задание. Ребята-то все взрослые. Самый молодой Денис Таштимеров, но и ему уже 22 года.

— Сколько человек из вашей группы могут реально претендовать на место в олимпийской сборной по вашим ощущениям?

— Сложно сейчас сказать. С наиболее высокой вероятностью можно назвать, наверное, только Логинова. Он сейчас достаточно уверено себя чувствует в стрелковом плане, хорошо готов как функционально, так и физически, осталось, как говорится, чтобы камень с неба на голову не упал. По Гараничеву я уже сказал: если получится решить ряд технических проблем, он вполне может быть конкурентоспособен. И иметь хорошие шансы. Просто пока отбор в олимпийскую сборную, это достаточно далёкая история.

— Елисеев?

— Его безусловный плюс — это быстрая стрельба. Матвей в стрелковом плане напоминает мне Алексея Волкова, который очень быстро стрелял и за счёт среднего хода сохранял шансы на достаточно высокий результат.  

— Какие-то контрольные соревнования на сборе в Рамзау предусмотрены?

—  Бегать контрольные старты мы начнём в Тюмени.

— Там уже есть снег?

— Думаю, к моменту нашего приезда он будет. На тюменском стадионе есть все необходимое оборудование, есть депо снега, которое позволяет в нужный момент быстро подготовить трассу.

— Из года в год болельщики упрекают российских биатлонистов в том, что они не стреляют и не бегут. Почему за единичными исключениями мы никак не можем выйти на те скорости, на которых ведется борьба за медали?

— Подобные проблемы ведь не решаются за один год. И за два не решаются. Возрастным споротсменам вообще в этом отношении сложнее. Иногда появляются очень быстрые от природы спортсмены, каким в своё время был Максим Чудов, сейчас — Даниил Серохвостов, но так быстро, как те же норвежцы, мы пока не бежим.

— Вот я и пытаюсь понять: это вопрос селекции или качества тренерской работы?

— Не буду произносить избитую фразу о том, что Норвегия — лыжная страна, но то, что основная часть профессиональной методической литературы идет из Норвегии и Швеции, говорит само за себя. Мы явно не в авангарде в этом вопросе.

— Неоднократно приходилось слышать, что все лыжные методики так или иначе строятся на одних и тех же принципах.

— Отчасти соглашусь. Те же норвежцы, прежде чем разработать собственную систему подготовки, изучили многие вещи, которые практиковались у нас.

— Что они делают такого, чего не делаем мы?

— Могу только предположить.

— Предполагайте.

— Ну, например, многие из упражнений, которые мы сейчас начинаем использовать в сборной команде для стабилизации мышц кора и координации, в Норвегии используют уже много лет, причем с детского возраста. 

— Иначе говоря, их тела на момент начала серьезной работы, готовы к нагрузкам намного лучше, чем тела наших спортсменов?

— Можно сказать и так.

— Какой результат своей команды вы будете считать в этом сезоне успешным?

— Все понимают, что успех — это прежде всего попадание на Олимпиаду и успешное там выступление. Максимальное количество спортсменов, которое мы можем повести в Пекин, шесть человек, но это лишь в том случае, если к окончанию этапа Кубка мира в Рупольдинге (10-16 января 2022 года — RT) сборная России будет находиться в тройке общего зачёта Кубка наций. Если же мы не будем попадать в топ-3, на Игры поедут пятеро.

 

 


 


 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru