Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Биатлон -  Кубок мира 2017-2018 - Рупольдинг (Германия)
Юрий Шопин:
«МАРТЕН ФУРКАЛ - ЛИДЕР КУБКА МИРА,
А БЬЁРНДАЛЕН ЭТО НА ВЕКА»
Дениз Херрман
Фото © Андрей Аносов
Юрий Шопин

10 января 2018

Дебютант нынешнего розыгрыша Кубка мира – о попадании в сборную, отсутствии кумиров и умении ухватить свой шанс

- Совсем по-другому представлял себе момент, когда я попаду в основную сборную: был трепет, ожидания, какие-то высокие благоговения. А на деле вышло…

Эти слова Юрий Шопин произнес в середине октября, когда мы встретились на сборе в Рамзау, и я спросила, каково это – много лет мечтать о сборной команде и наконец оказаться в ней. Год назад биатлонист уже участвовал в этапах Кубка мира, хоть и не совсем удачно: был пятидесятым в индивидуальной гонке Эстерсунда, занял 62-е место в спринте Поклюки. В Оберхофе спортсмен был крайне близок к тому, чтобы войти в топ-30, но на этом все и закончилось: следующий и снова не бог весть какой удачный старт случился только под занавес сезона – в корейском Пхенчхане. Там Юрий финишировал в спринте 52-м и поднялся в гонке преследования на десять позиций.

- Дальше все было совершенно буднично, - вспоминал Шопин. - Весной, после тренерского совета, где утверждались составы, мне сказали, что я вошел в список кандидатов на прохождение подготовки в олимпийской команде, а затем пришел вызов на сбор с основной командой.

- Для вас это было волнительно?

- На самом деле нет.  Ребята все знакомые. Тренерский коллектив тоже. Поэтому я вообще не чувствовал никакого волнения, никаких подводных камней. Все, можно сказать, было в штатном режиме.

- Тем не менее вы окунулись в команду, которая не первый год достаточно серьезно и тяжело работала. Адаптация к новым нагрузкам заняла много времени?

- Спасибо нашему тренеру Андрею Викторовичу Падину  за то, что в резервной команде мы не сидели, сложа руки, а работали достаточно много и тяжело. Так что я оказался в достаточной степени готов к нагрузкам основного состава. Разницу в подготовке можно было ощутить разве что  в тонких нюансах. Общая направленность одна и та же: мы бегаем, катаемся на роллерах, на лыжах, подтягиваемся, отжимаемся, в общем, всячески занимаемся самосовершенствованием.

- Первые выступления в Кубке мира в прошлом сезоне  воспринимались столь же буднично, или это был какой-то совершенно новый для вас мир?

- Кубок мира – это, конечно же, другое. Совершенно другая кухня, другие люди, совершенно другой спорт.

- Намного более тяжелый, чем тот, что был до этого?

- Не сказал бы, что тяжелый. Уровень спортсменов, безусловно, выше. А сам ажиотаж только добавляет азарта.

- Вы были сильно разочарованы тем, что прошлогодний дебют в Кубке мира получился не слишком впечатляющим?

- Я стараюсь реально оценивать свои возможности, да и вообще, жизнь в целом. Мне кажется неправильным жить мечтами, какими-то призрачными надеждами. Ну да, я был разочарован тем, что совершал в тех гонках ошибки, которые мог бы не совершать. Значит, был готов именно на такой результат. Меня такие вещи не расстраивают. Очень сильно расстроило бы, если бы я знал наверняка, что, действительно, готов показать хороший результат – и не показал бы его. А когда я бегаю так, как должен, на что готов, на что натренировался, то как тут можно обижаться на кого-то, кроме себя?

- В сборной есть конкретный спортсмен, на кого вы смотрели бы, как на ориентир?

- Не думаю, что это правильно – брать за ориентир какого-то одного спортсмена. Безусловно, у каждого можно чему-то поучиться. Но у каждого есть и свои слабые стороны. Нельзя копировать чужие ошибки. Поэтому главная задача, которая стоит передо мной -  развить собственные возможности. Но следует помнить и то, что выше головы не прыгнешь: если на тренировке будешь перерабатывать, это не пойдет в плюс ни в коем случае.  

- Как раз Падин год назад говорил, что очень многие российские спортсмены постоянно боятся переработать. У вас такой страх внутри есть?  

- Нет, но я четко понимаю, что загнать самого себя довольно просто. Бывают отрезки в подготовке, особенно в летнем подготовительном периоде, когда необходимо работать до полного изнеможения. Когда нужно дать организму максимально тяжелую нагрузку и ее переварить. Другое дело, если речь идет о зимней работе, во время соревнований, во время важных стартов. В этом случае работа на износ будет непоправимой ошибкой. Раньше, еще до того, как попасть в сборную команду, когда я тренировался, можно сказать, один, такие ошибки у меня случались.  

- Что значит, тренировался один?

- Это было в региональной команде, когда я выезжал на сборы без своего личного тренера Юрия Васильевича Охотникова и имел на руках лишь общий план работы. Тот случай, когда сам выбираешь, что тебе делать и когда. Там я и научился думать собственной головой. Старался что есть сил тренироваться так, чтобы тренера порадовать.

- Сколько лет вы занимаетесь биатлоном?

- Девять. Сразу пришел в биатлонную секцию. А вот потом уходил в лыжные гонки на полтора года.

- В связи с чем?

- Появилась возможность попробовать себя в хорошей команде у хорошего тренера. Но не сложилось. И результаты были не очень высокие, и с тренером мы не совсем сработались. Охотников же, хоть официально и не был тогда еще моим тренером, сказал: мол, если захочешь вернуться, позвони, и мы всегда найдем, как решить проблему.

- Позвонили?

- Конечно.

- Какое из собственных биатлонных выступлений принесло вам максимальное внутреннее удовлетворение?

- Не могу сказать, что выступление, при котором я был бы стопроцентно удовлетворен результатом, у меня было. Скорее всего, оно впереди. Но я часто получаю большое удовольствие и от гонок, и от тренировочного процесса. Без этого я, наверное, не смог бы заниматься биатлоном.

- Полагаю, вы уже успели почувствовать, что таткое быть в сборной команде, но при этом не выходить на старт больших гонок. Это является для вас темой для переживаний, или об этом не думаете.

- Такие мысли конечно же периодически приходят в голову, но стечения обстоятельств в жизни никогда не предугадаешь. С другой стороны, не может быть, такого, что человек находился в основном составе сборной, и его без каких бы то ни было объяснений не допускали до соревнований. Должна быть какая-то причина. В целом же считаю, нужно просто делать свое дело, тренироваться, ждать и быть готовым к своему шансу, который обязательно представится.

- В вашей жизни, не обязательно спортивной, случались ситуации, когда вы четко понимали: мне выпал шанс – и я его использовал?

- Да, конечно.

- Например?

- Например, когда мы с моей супругой поженились. Я просто как-то сразу понял, что эту девушку нельзя упускать.

- Супруга тоже спортсменка?

- Была ей раньше. Входила в сборную команду, выступала по юниорам. Сейчас уже перестала активно заниматься спортом.

- Другими словами, к вашей работе она относится с пониманием? Повезло.

- Да, это вы совершенно верно отметили. Такое - редкость.

- Что вас вообще держит в спорте? Жизнь-то тяжелая, на самом деле.

- Изначально всегда хотелось быть быстрее, выше. Сначала товарищей по секции надо было обогнать, потом – сильнейших ребят в регионе, затем сильнейших сверстников в России. Теперь есть возможность посмотреть на самых сильных атлетов в мире, поучиться у них, обыграть их.

- Всех?

- Обогнать хотелось бы, конечно, всех. Кого-то отдельного я не выделяю.

- В свое время все биатлонисты подряд выделяли Оле Эйнара Бьорндалена, говорили о том, что мечтают хотя бы оказаться рядом с ним на лыжне, не говоря уже о том, чтобы обыграть.

- Так Бьёрндалена можно выделять и вчера, и сегодня, и завтра. Он все в этой жизни, в этом спорте прошел, все умеет, все может, всего достиг, и продолжает показывать высокие результаты. Думаю, его роль и значимость в биатлоне трудно оценить на 100 процентов. То есть, да, у нас есть лидер, это Мартен Фуркад, но он лидер нынешнего сезона. А  Бьёрндален – это на века.

- А вы способны понять норвежца? Понять, зачем он продолжает бегать, в чем находит удовольствие?

- Видимо, Оле Эйнар просто не представляет свою жизнь в чем-то другом. Ему нравится тренироваться, соревноваться, у него это хорошо получается. Так что его вполне можно понять, хотя мне это сделать сложно: во-первых, мы из разных поколений; во-вторых, из разных стран, это тоже очень важно.

- Выберите на выбор один из трех ответов на вопрос: «Я занимаюсь биатлоном, чтобы…» Заработать денег, прославиться, доказать себе, что могу все, что угодно.  

- Я бы выбрал первый вариант.

- То есть, правильно ли я понимаю, что вы собираетесь заниматься биатлоном так долго, как только сможете?

- Нет, отнюдь. Я собираюсь заниматься биатлоном до тех пор, пока могу быть конкурентоспособен. Потом – разве что ради здоровья, ради себя. Возможно, стану приходить на стадион три-четыре раза в неделю просто так, для удовольствия. Профессионально заниматься спортом до 50-ти лет точно не захочу. Я в этом отношении не Бьорндален.

 

 

 

 


 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru