Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Биатлон -  Кубок мира 2017-2018 - Рупольдинг (Германия)
ЭТАП, ГДЕ ЗАКОНЧИЛСЯ БЬЁРНДАЛЕН
Уле Эйнар Бьёрндален
Фото © Алексей Филиппов
Уле Эйнар Бьёрндален

15 января 2018

Специальный корреспондент РИА Новости Елена Вайцеховская о решении руководителей НОК Норвегии не включать восьмикратного олимпийского чемпиона Оле Эйнара Бьёрндалена в состав национальной сборной и том, почему даже самым выдающимся атлетам бывает не по силам уйти из спорта вовремя.

Корея осталась без Бьорндалена. Именно так – она без него. Собственно, без Бьорндалена остались все мы, и хотя все, кто так или иначе связан с биатлоном прекрасно понимали, что уход Великого не за горами, более того, были готовы к этому, но в горле комок, и нет никаких слов. Даже странно: десять лет назад, когда я разговаривала с Бьорндаленом на одном из этапов Кубка мира в австрийском Хохфильцене, он совершенно без надрыва рассуждал о том, что на протяжении достаточно долгого времени собирался объявить крайней точкой спортивной карьеры Игры в Ванкувере. Но потом передумал, решил остаться до Игр в Сочи. По его словам – просто стало интересно: возможно ли в сорок лет при правильном к себе отношении продолжать показывать высокие результаты.

«Правильное» отношение обернулось для Оле Эйнара индивидуальным серебром и эсатфетным золотом Ванкувера и еще двумя золотыми олимпийскими медалями Сочи. И десятью высшими титулами, завоеванными на чемпионатах мира. Мир был готов проводить Оле Эйнара в 2014-м, но он остался еще на два года. Говорили, что великий норвежец дал обещание президенту Международного союза биатлонистов Андерсу Бессебергу не испортить ему грандиозный домашний праздник – мировое первенство-2016 в Холменколлене. И не испортил: участвовал во всех гонках и завоевал, помимо эстафетного золота, два индивидуальных серебра и бронзу. И… снова остался в спорте.

Почему же после всех этих репетиций завершения карьеры так тяжело смириться с тем, что эпоха Бьёрндалена все-таки уходит? Наверное, потому, что завершение карьеры самым выдающимся биатлонистом современности не должно было развиваться по столь дьявольски беспощадному сценарию.

Спортсмен очень редко бывает в состоянии осознать, что пора остановиться. Особенно когда карьера столь успешна. Любая даже не самая значимая победа заставляет  верить, что ты все еще силен и азартен. К тому же человеческая психика устроена таким образом, что в нужный момент охотно обманывает себя. Тем более – в спорте, где признание, что ты – слаб, равносильно концу жизни.

Оле Эйнар стал героем пятого этапа Кубка мира еще не приехав в Рупольдинг. Почему-то все были уверены, что череда его кубковых неудач обязательно должна завершиться хэппи эндом. Мысли о том, что восьмикратный олимпийский чемпион не поедет на свои седьмые Игры, не допускал никто – она просто казалась кощунственной. Но в индивидуальной гонке Бьёрндален финишировал 42-м. Формально это означало, что биатлонист не отобрался на Олимпийские игры, но не прошло и суток, как стало очевидно, что история не завершена: в поддержку восьмикратного олимпийского чемпиона встала вся Норвегия, и по реакции норвежского тренера Зигфрида Мазе, наотрез отказавшегося комментировать в Рупольдинге любую, связанную с Бьёрндаленом информацию, стало понятно, что прессинг на тренерский штаб идет нешуточный. Наиболее распространенным предложением решения проблемы из тех, что были озвучены прессой,  было следующее: имена пяти норвежских спортсменов называются  согласно рейтингу, а заслуженный ветеран получает вакансию джокера. Своего рода wild card.

Тренерская омерта была несколько разбавлена выступлениями норвежских спортсменов после выигранной эстафеты, где Эмиль Хегле Свендссен и Йоханнес Бе сказали о том, что очень сочувствуют Оле Эйнару и готовы всячески его поддержать в том случае, если он все-таки окажется в олимпийском составе. Неясным осталось одно: готов ли получить место такой ценой сам Бьёрндален.  

В нашем давнем разговоре в Хохфильцене я спросила норвежца о его отношениях с самым непримиримым соперником – французом Рафаэлем Пуаре. Эта парочка в биатлоне тех лет вообще была особенной: именно благодаря им на биатлон перестали смотреть, как на вид спорта для неудавшихся лыжников: мало того, что Оле Эйнар и Раф взвинтили скорости до небывалого уровня, оба периодически заявлялись в чисто лыжных соревнованиях, причем играли там не последнюю скрипку.

Пуаре завершил карьеру в 2007-м, став в восьмой раз чемпионом мира. Его последней гонкой стал масс-старт на заключительном этапе Кубка мира в Холменколлене. Гонку выиграл Бьорндален, опередив соперника на финише. Точнее – на фотофинише: норвежская лыжа оказалась всего на три сантиметра впереди французской.

Тогда много говорилось о том, что Бьёрндалену, конечно же, следовало попридержать ход, позволить Пуаре уйти из биатлона победителем. Но стоило мне заговорить об этом, норвежец сказал: «Я никогда в жизни не поступил бы таким образом. Это было бы нечестно по отношению к Рафаэлю – он великий спортсмен и не заслужил того, чтобы к нему относились с жалостью и снисхождением».

Чем больше я думала о возможном норвежском решении в отношении Бьорндалена в Рупольдинге, тем отчетливее понимала, что он точно также, как за одиннадцать лет до этого – Пуаре, не заслуживает жалости и снисхождения. Что самое унизительное, что могут сделать для великого спортсмена в Норвегии – подарить ему этот незаработанный олимпийский шанс. Протянуть олимпийскую вакансию с жалостью и сочувствием и дать миру возможность увидеть, как Бьёрндален ее возьмет. Возможно, взял бы: в подобной ситуации очень трудно оставаться сильным, не ухватиться за протянутую соломинку. Поэтому лично я рада, что написанный судьбой сценарий не пошел по этому пути.

Два года назад, когда мир готовился к тому, чтобы торжественно проводить легенду биатлона в Холменколлене, двукратная олимпийская чемпионка Ольга Медведцева сказала мне, что всегда совершенно по-особенному болела за норвежца.

- Он не просто великий спортсмен, - говорила она. – даже проигрывая ему на лыжне, учишься очень многому. Даже сейчас, когда он давно уже не тот, что прежде, удивительно порой наблюдать, до какой степени этот сорокалетний дядька заставляет держаться в тонусе всех молодых. Но сейчас мне все чаще становится грустно: все ближе тот день, когда Оле Эйнар закончит карьеру. Мне кажется, я буду плакать, когда узнаю об этом…

А может быть это правильно, что все случилось именно так, наотмашь, с раздирающими душу эмоциями? В конце концов норвежец как никто другой заслужил, чтобы мир плакал по нему, заново и заново переосмысливая  громадную биатлонную эпоху. Которая, кстати, официально вовсе не закончена: впереди еще три послеолимпийских этапа Кубка мира, один из них – на счастливом для Бьёрндалена стадионе в Холменколлене.

Что до несостоявшихся Игр - в конце концов, Пхенчхан уже был свидетелем великого биатлонного триумфа Бьёрндалена: четыре мировых короны из своих двадцати Оле Эйнар завоевал именно в этом месте земного шара.  

 

 


 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru