Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Биатлон -  Кубок мира 2017-2018 - Хохфильцен (Австрия)
ГОНКА БЕЗ ФИНИША Ольги Подчуфаровой
Ольга Подчуфарова
Фото © Алексей Филиппов
Ольга Подчуфарова

11 декабря 2017

Специальный корреспондент «Р-Спорт» Елена Вайцеховская рассуждает в блоге о завершении сезона Ольгой Подчуфаровой и том, почему, имея невероятно талантливых юниорок, российские биатлонные тренеры так быстро их теряют.

Не так уж часто случается, что спортсмены завершают сезон, едва его начав. Тем более, если этот сезон – олимпийский. Но почему-то заявление Ольги Подчуфаровой о том, что она берет очередную паузу, не удивило: слишком логично это решение вписалось в драматический сценарий последних двух лет жизни спортсменки, которую совсем недавно было принято считать будущей звездой российского биатлона, самым ярким его талантом.

Биатлонный путь Подчуфаровой оказался не слишком характерным: она выросла в Москве и никогда не занималась зимними видами спорта. Вплоть до окончания школы прилежно посещала секцию бальных танцев, а потом почти случайно оказалась на лыжных соревнованиях – и победила. Потом взяла в руки винтовку. В сборной Ольга появилась в 20, выиграв в 2012-м весь золотой запас летнего чемпионата мира среди юниоров. Еще через год стала победительницей зимнего первенства. Просто тот успех не слишком бросился в глаза: героиней турнира стала Ульяна Кайшева, завоевавшая четыре золотых медали в более юной возрастной категории.

А через год после Игр в Сочи, на которых Подчуфарова дебютировала достаточно стандартным для биатлониста образом (стартовала в индивидуальной гонке и финишировала в конце пятого десятка) произошла катастрофа. Точнее, это воспринималось, как катастрофа - слишком ярко был начат спортсменкой тот послеолимпийский год: Ольга завоевала свой первый личный подиум на этапе Кубка мира в Поклюке, выиграла спринт на этапе в Антхольце, а спустя месяц, стартуя в спринте на чемпионате мира, еле добралась до финиша, впервые в карьере не сумев попасть в гонку преследования, и была экстренно отправлена домой в состоянии почти полного нервного и физического истощения.

Что именно стало тому причиной, было понятно сразу: Подчуфарову, оказавшуюся после Игр в Сочи в роли самого опытного лидера команды, гнали в том сезоне, как хлыстом, вынуждая выступать во всех гонках без исключения.

«В январе я уже понимала, что вот-вот наступит критический момент, - признавалась спортсменка в конце того сезона. - Я бегала из последних сил, не пропуская ни одной гонки, спала всего по два-три часа в сутки, не могла есть. То есть сама отдавала себе отчет в том, что все это – не очень хорошие признаки. Спринт в Антхольце был для меня 17-й гонкой подряд и этот этап стал, видимо, последней каплей: восстановиться мне уже не удалось. Возможно просто не хватило опыта уловить тот момент, когда нужно остановиться. Сезон-то был у меня первым по-настоящему полноценным – до этого в таком режиме мы не работали никогда. Поэтому и хотелось соответствовать, что ли…»

Через год история повторилась: Подчуфарова прошла шесть этапов Кубка мира, дотянула до мирового первенства в Хохфильцене, не слишком удачно там выступила и досрочно завершила сезон: на этом настояли медики.

«В Москве я тогда провела месяц, сдала миллион анализов, - вспоминала спортсменка. - На все мои вопросы врачи говорили: ничем тебе не можем помочь. Хочешь оставаться здоровой – заканчивай бегать. Если будешь продолжать, придется бегать с этими же самыми проблемами. Я и сама тогда думала: если приходится так мучиться и ничем нельзя помочь, надо, наверное, заканчивать со спортом. 

Шанс остаться в биатлоне образовался у Подчуфаровой почти случайно: Екатерина Юрлова, которая всегда как бы опекала Ольгу в сборной, и с которой та всегда была особенно близка, рассказала о мытарствах подруги своему мужу, работающему массажистом в австрийской горнолыжной сборной. Тот порекомендовал клинику. Так Подчуфарова оказалась в Инсбруке.

«Когда я туда приехала, мне сказали, что со спортом заканчивать вовсе не обязательно, - вспоминала Ольга. - Назначили курс лечения, и через три месяца я почувствовала себя другим человеком. В августе съездила в клинику в последний раз и услышала, что могу тренироваться и выступать безо всяких ограничений. Главное, как сказали австрийские врачи, – не торопить события, двигаться вперед шаг за шагом.

Раньше я думала, что чувствую свой организм очень хорошо, - продолжала спортсменка. - Но только в этом году после двух месяцев самостоятельной работы научилась понимать, что тренер не всегда может быть прав. Что главное – слушать свое состояние, свои ощущения и понимать, когда нужно остановиться, пусть даже тренерам это не всегда нравится.  Спортсмен не должен постоянно терпеть и работать через «не могу». Возможно, это самая большая ошибка…»  

В Рамзау, где мы с Подчуфаровой встречались в середине октября, разговора накоротке вполне хватило, чтобы понять: Ольга всеми силами оттягивает момент, когда придется присоединиться к основной команде. «У вас нет ощущения, что тренерам сборной не слишком нравится, что вы предпочитаете работать индивидуально? – спросила я ее тогда. И услышала в ответ: «Можно, я не буду отвечать на этот вопрос?»

В команде всегда работается продуктивнее. Об этом та же Подчуфарова говорила в своих интервью не раз. Подчеркивала: «Это и конкурренция, и спарринт, ты постоянно имеешь возможность себя с кем-то сравнить. А главное, я прекрасно понимаю, что для успеха сборной крайне важен настоящий командный дух. Когда бежишь в каждой гонке не только за себя, но и за остальных».

Все это так, но за одним исключением: командная работа приносит желаемый результат, если спортсмен не требует к себе особого отношения. Другими словами, если он здоров, как бык, способен переварить любые нагрузки и обладает крайне устойчивой нервной системой. Что из этого имелось у Подчуфаровой? Риторический вопрос.

Сейчас как-то вдруг бросился в глаза парадокс: при том, что с командой работает множество специалистов и аналитиков, чья обязанность тщательнейшим образом отслеживать состояние каждого спортсмена и обеспечивать ему максимально эффективное восстановление, Екатерина Юрлова, показывающая пока наиболее высокие результаты, предпочитает работать по планам консультирующего ее Анатолия Хованцева, а самая быстрая «ногами» Ирина Старых и вовсе предпочла начать сезон отдельно от команды под присмотром Владимира Королькевича. О словенском специалисте ходит множество разговоров, что именно он, хоть и не является старшим тренером, управляет подготовкой женской команды, однако во время этапа Кубка мира в Эстерсунде тренера в расположении сборной не было – он был со Старых в Обертиллиахе.

Подчуфарова же бежала в Швеции сначала эстафету, затем индивидуальную гонку. Самую тяжелую из дистанций, после которой даже полному сил спортсмену приходится порой несколько дней приходить в себя. Другими словами, Ольга была брошена в то же пекло, что и год, и два назад. Возможно, она сама просила тренеров об этом, рассудив, что бежать «связку» из спринта и пасьюта ей сложнее, чем гонку, в которой можно более взвешенно разложить силы.  Вряд ли она пошла бы на то, чтобы пропустить этап: в российской команде исторически сложилось так, что, пропустив несколько гонок, ты можешь уже вообще не вернуться в состав. Добавьте сюда необходимость участвовать в контрольных стартах по нескольку раз за сезон, и, возможно, станет понятно, почему не слишком успешные в России спортсменки обретают второе дыхание при смене спортивного гражданства.  

И почему-то не идет из головы фраза, сказанная в Эстерсунде одним из работающих за границей тренеров:

«В России много спортсменок высокого уровня, возможно, поэтому с ними не слишком церемонятся…»

 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru