Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Биатлон -  Кубок мира 2016-2017 - Антхольц (Италия)
Андрей Крючков:
«ПРИШЛИ К РЕШЕНИЮ, ЧТО ПРОПУСК ЭСТАФЕТЫ
БУДЕТ ПРАВИЛЬНЫМ»
Антон Шипулин
Фото © Reuters
Антхольц. Антон Шипулин

19 января 2017

Разыскать тренера Антона Шипулина во время соревнований, задача почти нерешаемая: Андрей Крючков предпочитает находиться на трассе. Однако утреннюю тренировку в четверг он провел на стадионе.

– Накануне приезда в Антерсельву в интернете появилась информация о том, что члены вашей мини-группы не слишком довольны тем, как к ней относятся в рамках российской сборной.

– Впервые об этом слышу. У нас сложились прекрасные отношения и со старшим тренером мужской сборной Рикко Гроссом, и с сервисной бригадой, и со всеми остальными спортсменами. Нет никаких разногласий, никто нас не обижает, так и напишите.

– Вряд ли, тем не менее, вы предполагали до начала сезона, что один из ваших подопечных, а именно – Алексей Волков, отправится на кубок IBU.

– Конечно я хотел бы, чтобы Алексей участвовал в Кубке мира. Но есть квота, и есть команда. На этапах сейчас выступают те, кто для начала сумел отобраться в основную сборную. Волкову это сделать не удалось, и это, считаю, не столько его проблема, сколько проблема всего нашего тренерского штаба. Моя, Андрея Гербулова.

– То есть вы, как тренер, понимаете, почему в двух отборочных стартах кубка IBU ваш спортсмен не показал нужного результата?

– Если коротко – Алексей не справился с ветровой ситуацией. Чувствовал он себя неплохо, был вполне конкурентоспособен, но ведь соперники тоже не из балетного училища на лыжню пришли? Делать по три промаха в гонке на двух этапах подряд – непростительная роскошь. Потом у Волкова были неплохие результаты, позволяющие вернуть его на Кубок мира не только в эстафету, но и в личных видах, но для этого нам пришлось бы пропускать гонки в рамках кубка IBU.

– И вы не посчитали нужным это делать?

– Не я, а весь тренерский штаб. Мы всегда обсуждаем такие вопросы совместно со старшим и главным тренерами, вот и пришли к выводу, что для Волкова в этом сезоне будет целесообразнее продолжить выступления в кубке IBU.

Сейчас ситуация аналогична: Алексей прекрасно выступил в эстафете на этапе в Рупольдинге, теоретически его вполне можно было бы привлечь в эстафету и в Антхольце, более того, Рикко Гросс очень хотел этого, но не надо забывать и о том, что помимо чемпионата мира у нас есть чемпионат Европы, к которому Волков сейчас готовится вместе с той командой, которая находится в Арбере. Привезти спортсмена в Антхольц значило бы сильно нарушить эту подготовку – на один только переезд требуется почти полный день.

Кроме того у Алексея совсем недавно были две индивидуальные «двадцатки», а это дистанция, которая вынимает из спортсмена невероятно много сил и требует длительного восстановления. Чемпионат Европы тоже через неделю начинается с «двадцатки». Поэтому мы все обсудили и приняли решение подводить спортсмена прежде всего к европейскому первенству. И уже там стараться выполнить критерии, необходимые для попадания на чемпионат мира в Хохфильцене.

– Не боитесь, что кубки IBU, убивающие по словам Волкова какую бы то ни было мотивацию у спортсмена столь высокого уровня, надломят вашего подопечного психологически? Или расцениваете ситуацию как горький, но полезный урок?

– Это не наказание. Спортсмен, как я уже сказал, всегда бегает так, как его тренируют, и было бы совершенно неправильно обвинять его в том, что он сам виноват в отсутствии результата. Психологически мы все Алексея поддерживаем, он не брошен на произвол судьбы, работает по расписанной для него программе, а главное, что между нами существует абсолютное взаимопонимание и понимание того, как и для чего мы в этом сезоне тренируемся.

– Чем вы объясняете не самые удачные выступления на этапах Кубка мира вашего основного подопечного – Антона Шипулина?

– Смотря что считать неудачным.

– Например достаточно очевидную беспомощность спортсмена на последних метрах сразу нескольких проигранных им дистанций. Куда делся знаменитый шипулинский финиш?

– Первая осечка случилась у нас на этапе в Эстерсунде. Там был сплошной лед, а лыжи, на которых бегает Антон, не имеют кантов. То есть нечем было даже зацепиться. Перед Эстерсундом мы много работали над тем, чтобы почувствовать ощущение этого льда, почувствовать отталкивание, но дело в том, что финиш – самая стремительная часть дистанции. Это совсем другой ход, не тот, с которым спортсмен идет по трассе.

– Так и напрашивается аналогия с автомобилем, который способен ехать по скользкой дороге на малой скорости, но становится неуправляемым – на высокой.

– Примерно так и есть. К тому же в предсезонной подготовке мы проделали очень большую базовую работу, поэтому резкости и легкости в декабрьских стартах Шипулину откровенно не хватало. Хотя средняя скорость по дистанции у него была высокой: он же не случайно на Кубке Норвегии проиграл всего две секунды тому же Крогу (Финн-Хоген Крог – чемпион мира-2015 по лыжным гонкам – Прим. Е.В.), который через месяц выиграл этап Кубка мира.

Вторая не очень приятная ситуация сложилась у Антона на этапе в Поклюке. Условия скольжения там были очень и очень неплохими. Но у трассы есть своя особенность – слишком короткий финиш, требующий активной и быстрой работы как ногами, так и руками. Видимо, мышечной свежести Шипулину и не хватило. Ни в спринте, ни в преследовании, ни в эстафете.

– А что случилось с Антоном в гонке преследования в Рупольдинге?

– На мой взгляд, подвела чрезмерная самоуспокоенность: Антон шел на финиш третьим, и видимо был до такой степени уверен в том, что эту позицию уже никто у него не отнимет, что раньше времени расслабился и прозевал рывок Крчмара из-за спины. А вообще я все чаще думаю о том, что все мы придаем финишу слишком большое значение. Не надо доводить до финиша, надо стремиться решить исход гонки раньше. Разве Мартен Фуркад – сильный финишер? Нет. Но последний круг он проходит так, что может позволить себе вообще не беспокоиться о том, кто и как финиширует за его спиной.

– Как вы расцениваете текущее состояние Шипулина? Не испытываете беспокойства относительно того, как идет подготовка?

– После этапа в Поклюке мы проделали очередной блок работы, и уже в Оберхофе Антон говорил о том, что в мышечном плане начинает лучше себя чувствовать себя с каждой очередной гонкой. Появляется резкость, легкость. Если бы не ошибки в стрельбе, результат на немецких этапах мог бы быть, кстати, гораздо более впечатляющим.

Определенные опасения у меня, разумеется, есть, но связаны они прежде всего с тем, что после Антхольца начинается достаточно специфический этап, когда большой работы уже не сделать. В то же время я не вижу каких-то критических вещей, которые было бы невозможно поправить до чемпионата мира.

– Это касается и стрельбы?

– Да. Мне очень нравится, как в этом сезоне с Шипулиным работает Андрей Гербулов. Давайте говорить прямо: какие гонки для нас имеют наибольшую значимость? Это спринт, пасьют, масс-старт и эстафета. То есть те гонки, где соперник навязывает тебе свой темп подхода к рубежу. Спортсмен же не может отстать от всех под тем предлогом, что ему некомфортно в таком темпе работать? Шипулин на сегодняшний день один из лучших биатлонистов мира по скорострельности. И это – принципиальное качество для всех перечисленных гонок. Кстати, эстафета с участием Волкова в Рупольдинге очень наглядно это показала: Алексей пришел на первый рубеж, очень быстро отстрелял, ушел на дистанцию первым, а все остальные просто застрелились. В этом плане Волков – железобетонный «эстафетчик». Просто для того, чтобы так стрелять, нужно постоянно «натаскивать» себя именно на такую работу. Если же спортсмен этого не умеет, ему приходится отыгрывать потерянное ногами. Но отыгрывать у кого? У Шемпа? У Фуркада? У Свендсена?

– Почему в Антерсельве Шипулин не бежит эстафету? Чтобы дать еще один шанс отобраться в сборную Евгению Гараничеву?

– Нет, это никак не связанные вещи. Мы заранее обговаривали такой вариант с главным тренером сборной Александром Касперовичем и пришли к решению, что пропуск эстафеты будет правильным. В Антерсельве многие биатлонисты пропускают какие-то гонки. Свендсен – индивидуальную, Мартен Фуркад, как я где-то читал, тоже не будет стартовать в эстафете. Антон пока единственный в российской команде, кто отработал всю программу Кубка мира от и до. Мы можем себе позволить немножко поберечь лидера: три подряд старта на высоте – это много даже для него. Знаю, что Антон это выдержит, но зачем?

Из Антерсельвы мы с Шипулиным, кстати, уезжаем не сразу: решили задержаться на сутки, сократив таким образом время, которое Антон может провести дома между этапом и следующим сбором. Это даст возможность провести хорошую «закатку». Базовую тренировку, которая не выхолащивает спортсмена, а стимулирует его способность к дальнейшей работе. В ходе этапов Кубка мира у биатлонистов ведь по большому счету нет никакой возможности нормально тренироваться. А дома слишком холодно. Соответственно – другой снег, более сухой и жесткий.

– Участие в предолимпийской неделе в Пхенчхане в ваши планы входит?

– У меня нет никаких сомнений в том, что это нужно. В Корее будет сложно во всех отношениях. Учиться приспосабливаться к этому на мой взгляд нужно уже сейчас.


 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru