Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Биатлон - Тренеры
Виталий Норицын:
«С ТРИДЦАТЫХ ПОЗИЦИЙ В ЛИДЕРЫ
В НАШЕМ ВИДЕ СПОРТА НИКТО НИКОГДА НЕ ВЫСКАКИВАЛ»
Виталий Норицын
Фото © СБР
Рамзау. Виталий Норицын

14 октября 2016

В 2009-м он становился чемпионом России, победив при этом самого титулованного ныне российского биатлониста Антона Шипулина. Затем три года работал с парнями юниорской сборной России. Назначение Виталия Норицына на пост одного из двух старших тренеров женской национальной сборной стало, пожалуй, наиболее неожиданным кадровым решением СБР.

– Сам я, разумеется, не подозревал, что события могут повернуться таким образом, – начал рассказывать тренер, когда мы встретились на сборе в австрийском Рамзау. – В апреле все мысли были связаны, как обычно, с подготовкой юниорской команды к новому сезону, в мае мы приехали на сбор в Кисловодск, и только там я узнал, что работать в нынешнем сезоне мне предстоит с женщинами.

– На это назначение вы согласились сразу?

– Какое-то время подумать мне конечно же дали – главный тренер сборной Александр Касперович заранее информировал меня о том, что СБР склоняется к моей кандидатуре. С одной стороны, было жалко оставлять ребят, с которыми я проработал три года и которым предстояло провести в юниорах заключительный сезон. С другой стороны, взять женскую команду – это был совершенно новый вызов и новый опыт.

– Другими словами, соблазн оказался слишком велик?

– Соблазна никакого не было. Был именно вызов – попробовать что-то исправить. Проблемы-то с женским биатлоном существуют у нас не только на взрослом уровне, но и на юниорском. В связи с этим год назад мы с коллегами по юниорской сборной думали даже о том, чтобы объединить девочек с юниорской мужской командой и браться за решение проблемы совместными усилиями. С Максимом Ихсановым, который руководит резервом, мы много общаемся по всем рабочим вопросам до сих пор, включая методическое направление, точно так же как и с тренерами моей бригады Николаем Загурским и Павлом Ланцовым.

– Вы не так давно бегали сами, причем довольно успешно. Почему решили закончить карьеру?

– То, что мне в каких-то единичных случаях удалось побеждать Шипулина, не делало меня биатлонистом его уровня. Были сложности в тренировочном процессе плюс возраст – ближе к тридцати я сам начал думать о том, что пора принимать решения относительно дальнейшей жизни. Вот и стал тренером – принял предложение Юрия Кашкарова поработать с командой Московской области. Оттуда спустя какое-то время Касперович забрал меня в юношескую сборную.

– Работать со взрослыми биатлонистами – это все же совсем иная история.

– Согласен. В чем-то она более простая: спортсменки, которые попадают в сборную, уже четко понимают, чего хотят. Их не нужно заставлять работать, нужно только направлять, в то время как юношей приходится зачастую мотивировать. То же самое с режимом. Если мне вечером нужно найти кого-то из взрослой команды, я точно знаю, что человек с огромной долей вероятности находится у себя в комнате, а в десятом часу вечера уже вообще может спать. Уложить спать юниоров – целая история.

– Половина вашей группы – это спортсменки, имеющие большой опыт ответственных выступлений, в том числе на чемпионатах мира. Не приходилось сталкиваться с тем, что какие-то вещи, касающиеся тренировок, они знают лучше вас?

– Скажу так: пока не было ни одной ситуации, где я бы почувствовал, что девушки мне не верят или сомневаются в правильности моих решений. Вопросы они, разумеется, задают, но это нормально. Точно могу сказать, что общий язык мы нашли. Я писал тренировочные планы, еще когда бегал сам, причем не только себе. Так что практика в этом отношении у меня большая. Хотя первое время было сложно – в том плане, что никого из своих спортсменок я не знал лично, не знал их сильных и слабых сторон. Единственное, на что мог ориентироваться, – на то, что видел по телевизору, и на цифры аналитических исследований.

С другой стороны, результаты этих исследований за три последних года у меня имелись, так что я мог видеть, кто из тренеров как работал с командой. То есть было от чего отталкиваться. Мне нравится и то, что в группе собраны спортсменки примерно одинакового возраста. Все хорошо общаются, друг другу помогают. Относительно своей восьмерки могу сказать, что большинство спортсменок находится на данный момент в очень хорошем состоянии.

– А если бы вам предложили самостоятельно выбрать – работать с женщинами или пойти в мужскую команду, каким было бы решение?

– Думаю, исходил бы из того, что тренерский коллектив в обеих мужских группах уже сложился. Что-то в нем нарушать было бы просто неправильно.

– Разделяете ли вы точку зрения, что российские тренировочные методики в какой-то момент сильно отстали от тех методик, по которым работают ведущие биатлонные страны? Германия, Франция, Норвегия...

– Так мы ведь не знаем и не можем знать, как они работают и что делают. Те же норвежцы, приезжая на сборы в Болгарию на Бельмекен, закрываются в тренажерном зале и не пускают туда никого. Есть огромное множество вещей, которые невозможно понять, не побывав внутри команды.

– А как же всевозможные тренерские семинары, которые проводятся по всему миру?

– Там обычно озвучивается то, что давно устарело или же давно всем известно. Передовые методики не раскрываются.

– Какие задачи вы ставите перед собой в этом сезоне?

– Прежде всего я понимаю, что чудес в биатлоне не бывает. С тридцатых позиций в лидеры в нашем виде спорта никто никогда не выскакивал. Но подбираться ближе вполне реально. Хотелось бы, чтобы результаты росли и становились стабильными. Более конкретно, пожалуй, не отвечу: ведь никого из своих спортсменок я еще не видел на международных стартах. Хотя с сильными и слабыми сторонами мы уже разобрались.

– И выстроили под каждую из спортсменок индивидуальный план работы?

– Программа у нас общая для всех, но корректировки в нее вносятся постоянно с учетом индивидуальных особенностей спортсменок.

– Что, с вашей точки зрения, нужно делать, чтобы выросли скорости и начал расти результат?

– У каждой спортсменки в этом отношении есть свои проблемы, поэтому общего рецепта тут быть не может.

– Согласна. Но когда из года в год не бежит вся команда, не означает ли это, что есть глобальная проблема и она – общая?

– Глобальная проблема заключается в недостаточной силовой подготовке. Если посмотреть на Туру Бергер, которая легко отжимается от брусьев с блином от штанги, и сравнить с ней спортсменку, которая подтянуться способна один-два раза, разница в силовых кондициях очевидна. Соответственно и толкаться эти спортсменки будут по-разному, и скорость будет иной.

– Но ведь чрезмерная силовая работа неминуемо гасит скоростные качества, согласны?

– Все зависит от того, когда и чем заниматься. Сначала должна идти силовая работа, потом – работа на трансформацию. Скоростную работу мы, безусловно, тоже делали в подготовительном периоде. Просто за период уже прошедшей подготовки девочки в определенной степени были «задавлены» силовыми нагрузками. Но сейчас картина начнет меняться.

– Когда можно будет делать первые выводы о готовности команды к сезону?

– Первый контрольный старт планируется провести в Тюмени в начале ноября. Со снегом там будет все в порядке. «Неприкосновенных» спортсменок у нас в женской команде нет, всем предстоит отбираться в сборную на общих основаниях.

 

 

 

 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru