Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Биатлон - Спортсмены
Екатерина Глазырина: «»
Екатерина Глазырина
Фото © Федор Успенский
Екатерина Глазырина

7 ноября 2016

Она уходила из большого биатлона так болезненно, что, казалось, уже не вернется – не захочет проходить этот путь по второму кругу. Глазырина вернулась, причем с совершенно четкими намерениями. Об этом мы и беседовали со спортсменкой в Рамзау.

– Да не так уж много я пропустила, – смеется Катя. – Всего один сезон. На чемпионате мира в Контиолахти поняла, что жду ребенка, выступила еще в одном этапе Кубка мира и на чемпионате России, а 22 ноября сын появился на свет.

– И вы сразу решили, что вернетесь в спорт?

– Конечно. У меня с самого начала была именно такая цель. Тем более что с Антошкой есть кому сидеть. Родители моего мужа – сами бывшие спортсмены, сам муж до конца ноября работает в тренерской команде Антона Шипулина, в этом же коллективе он провел все лето.

– Простите за слишком личный вопрос, но в чем смысл создавать семью, если не видеть друг друга по полгода?

– Ну, это же временное явление. Просто пока у нас получается именно так.

– Я помню, насколько тяжело вам давалась подготовка к Олимпийским играм в Сочи, где после неудачного выступления в индивидуальной гонке вас не поставили в эстафету. Это было сильным ударом?

– Я бы сказала, что все шло к этому с самого начала сезона. Кстати, в первый раз я задумалась о ребенке именно в тот год. Еще во время летней подготовки Вольфганг Пихлер, с которым мы тогда работали, отправил меня отдыхать за два дня до окончания сбора, настолько плохо шло восстановление после нагрузок. Ну а в январе я упала и сильно травмировала плечо. Было бы неправильно, конечно, говорить, что на тех Играх все так сложилось из-за травмы, скорее из-за всего вместе. Предсезонная подготовка складывалась очень неровно, я не чувствовала, что готова соревноваться, неважно стреляла, потом стрельба вообще разладилась, словом, этот клубок проблем становился все больше и больше. До сих пор помню индивидуальную гонку на самом первом этапе Кубка мира в Эстерсунде – я там на каждом круге останавливалась перед подъемом, на котором стояла Оксана Рочева, облокачивалась на палки и говорила Оксане: «Дальше не пойду. Не могу больше». А она мне отвечала: «Иди. Надо». Заняла я там 87-е место и прекрасно понимала, что эта первая гонка сезона вполне может стать для меня последней. И что делать дальше совсем не представляла.

– Тем не менее, решили продолжать выступления после Олимпиады?

– Сначала сделала операцию. Сам сезон, который мы провели с Владимиром Королькевичем, для меня получился неплохим – с 13-м местом в общем кубковом зачете. Но о ребенке, тем не менее, я продолжала думать. Постоянно задавала сама себе вопрос: «Когда, если не сейчас?». Родные этот мой настрой только поддержали.

– Зачем вы вернулись сейчас? Настолько любите биатлон?

– Просто есть определенные цели, есть мечта. Сейчас у нас другой тренер, другая команда, другая система подготовки, можно сказать, все другое. С июня я начала работать в группе Виталия Норицына и могу сказать, что мне это нравится. Мы постоянно общаемся между собой, смеемся, у всех хорошее настроение, даже от тренировок не так устаешь.

– Вы ведь были в сборной, когда женской командой руководил Анатолий Хованцев?

– Да. И сравнила бы, кстати, нынешний сезон как раз с тем периодом.

– В той команде, насколько помню, все тоже говорили о замечательном психологическом климате, о том, что тренировки переносятся значительно легче, чем раньше, но закончилось все тем, что на чемпионате мира Хованцев был скандально уволен прямо во время эстафетной гонки.

– Я очень надеюсь, что повторения не случится. По себе могу сказать, что не рассчитывала, например, на столь высокий результат на летнем чемпионате России. Хотела быть в шестерке. Не ожидала, что покажу самую высокую скорость и буду – с двумя штрафами на каждой из дистанций – второй и четвертой. Возможно, я просто очень хорошо отдохнула. С другими девочками мы довольно много общались по ходу прошедшего сезона, так что я наслышана, как сильно все они были загружены работой.

– Ваш нынешний энтузиазм основан лишь на том, что вам стало интересно тренироваться?

– Да. Я хотела выступить на мартовском чемпионате России, но у меня не получилось В декабре заболела. Потом начала тренироваться на лыжах – снова заболела. И решила для себя, что значит просто не нужно форсировать возвращение. Как следует подготовиться к чемпионату я в оставшиеся полтора месяца уже не успевала, а участвовать ради того, чтобы занимать тридцатые места – кому это нужно? Тем более что никогда не любила выступать в Осло – никогда хорошо там не бегала, ни разу не заезжала в топ-10, даже лыжи толком никогда там у меня не ехали. Поэтому пропустить прошлогодний чемпионат мира для меня было не слишком болезненно. Тренироваться я начала в достаточно спокойном режиме. Сбросила вес, стала втягиваться в работу, но в июле пришлось сделать паузу – на сборе в Эстонии обнаружилась застарелая травма – трещина в крестце.

– Отдыхать пришлось долго?

– Я и не отдыхала особо – просто не делала движений, которые вызывают болезненные ощущения: не каталась коньковым ходом и не стреляла лежа. Всю остальную нагрузку выполняла наравне со всеми. И все прошло само собой за несколько недель.

– Почему вы предпочли тренироваться в этом сезоне с Норицыным, а не с Валерием Медведцевым?

– Решения по комплектованию групп принималось руководством СБР и тренерами. В итоге у нас образовались две равноценные команды. Но все девочки довольны, насколько могу судить, у всех сложился хороший контакт со всеми тренерами бригады, а это очень важно. С Виталием Викторовичем я к тому же в свое время выступала за сборную Пермской области, потом мы учились какое-то время в одном институте, так что давно знаем друг друга. Сейчас мне просто нравится вместе с ним работать.

– Можно ли по результатам, которые вы показали на летнем чемпионате страны прогнозировать, как может сложится дальнейший сезон?

– Честно говоря я никогда еще не показывала столь высоких скоростей, бегая на роллерах. Просто, как мне кажется, «поймала» ход, стала немножко иначе чувствовать все движения. Возможно, мне просто хорошо подошла трасса в Чайковском: между контрольной гонкой и спринтом удалось неплохо проанализировать все слабые места и в соревнованиях их исправить. Ну а что будет дальше, сезон покажет.

– Считается, что после рождения ребенка женщина начинает иначе смотреть на спорт, иначе подходить к работе. Могли бы сказать такое о себе?

– Наверное да. В силу обстоятельств я смотрела биатлон на протяжении прошлого сезона исключительно по телевизору и неожиданно поняла, что какие-то вещи, которые раньше казались мне необъяснимыми, стали абсолютно понятны. И прежде всего – я научилась видеть связь между конкретной работой и конкретным результатом.

– Каково оказалось смотреть биатлон со стороны?

– Интересно. Почувствовала себя болельщиком. Точно так же, как все болельщики, я очень ждала начала сезона, точно так же не понимала, почему у команды нет результата, расстраивалась по этому поводу. Когда бегаешь сама, все проще.

– Не испытываете моральных мучений, что вынуждены постоянно уезжать от сына?

– Я спокойна в этом отношении, поскольку знаю, что Антошка в надежных руках. Мы общаемся в скайпе, но вижу, что кнопки компьютера сыну сейчас интереснее, чем мое изображение на экране.

– А дополнительную ответственность стали ощущать?

– Да. Если уж приходится жертвовать и семьей, и ребенком, надо четко понимать, ради чего эти жертвы приносятся. И есть ли в них смысл, если нет результата.

– На какой же результат вы рассчитываете?

– Для начала я крайне осторожна в своих прогнозах – понимаю, что пропущенный сезон скорее всего не пройдет бесследно. Хотелось бы прежде всего стабильности. Летний чемпионат в Чайковском понравился мне как раз тем, что удалось выполнить всю соревновательную работу так, как на тренировках и удержать технику до самого конца дистанции. Первостепенная задача – отобраться в команду. Если в Кубке мира не удастся в общем зачете войти в десятку, значит, буду думать, где и как я недоработала в тренировках.

– Раньше, рассказывая о планах на сезон, биатлонисты говорили не столько о Кубке мира, сколько о мировом первенстве. Для вас Кубок приоритетен?

– Тут все очень просто. Результат на соревнованиях так или иначе складывается из результата на тренировках. Если работа будет сделана правильно и хорошо, и по ходу сезона я буду выступать стабильно, то почему все должно быть плохо на главном старте? Тем более что в Хохфильцене, в отличие от Осло, у меня почти всегда все складывалось удачно.

 

 

 

 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru