Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Биатлон -  Чемпионат мира - 2013 - Нове Место (Чехия)
Кати Вильхельм: «ПО ГОНКАМ СОВЕРШЕННО НЕ СКУЧАЮ»
Кати Вильхельм
Фото © Reuters
Нове Место. Кати Вильхельм

8 февраля 2013

«Красная шапочка» мирового биатлона появилась в пресс-центре чемпионата мира в среду утром. Голова трехкратной олимпийской чемпионки и пятикратной чемпионки мира Кати Вильхельм по обыкновению переливалась всеми оттенками пурпура. На просьбу об интервью легендарная биатлонистка отреагировала незамедлительно:

- Давайте поговорим до того, как начнутся соревнования. Потом, боюсь, будет сложнее. А сейчас мое свободное время практически неограничено - я постоянно в пресс-центре. Или на стадионе, но там тоже несложно меня заметить.

С этими словами Кати красноречиво тряхнула огненной шевелюрой.
За несколько часов до старта смешанной эстафеты мы встретились на стадионе.

- Моя хорошая приятельница и ваша коллега по работе на телевидении Кристин Отто, выигравшая в плавании шесть золотых олимпийских наград, как-то сказала мне, что больше всего не любит комментировать свой вид спорта - слишком устала от него за много лет выступлений. Вам же, судя по всему, по-прежнему интересен биатлон?

- В отличие от Отто, мне не приходится выбирать: я работаю для немецкого телевидения исключительно на соревнованиях по биатлону. И, знаете, рада такой возможности. В конце концов биатлон - это большая часть моей жизни далеко не самая скучная, к тому же. Всегда бывает интересно в эту жизнь вернуться. При этом я совершенно не скучаю по гонкам.

- Но ведь что-то чувствуете, когда со стороны наблюдаете за тем, как соревнуются другие?

- Ничего. Ни волнения, ни стресса. Даже мышцы дергаться перестали. Хотя первое время после ухода я реагировала на то, что происходит на трассе, прежде всего мышцами. Часто думаю: боже, какое счастье, что меня все это больше не касается. Хотя... В прошлом году, когда Германия выиграла на чемпионате мира в Рупольдинге женскую эстафету... Вот тогда я действительно испытала сложные чувства. С одной стороны, была очень рада за Андреа Хенкель. Смотрела, как она финиширует с флагом и вдруг поняла с удивлением, что переживаю те самые ощущения, как тогда, когда сама точно так же финишировала с флагом. Я ведь много раз бегала последний этап эстафеты. И, наверное, лучше, чем кто-либо другой, понимаю,что это такое.

- А что это такое - финишировать с флагом? Вы, кстати, когда-нибудь считали, сколько дистанций в вашей карьере завершались именно таким образом?

- Не считала, но их было много. Это особый момент. Особенно, если он случается на Олимпийских играх. Наверное, самое яркое, что мне доводилось переживать в спорте, был как раз такой финиш - в гонке преследования на Играх в Турине. На последнем круге у меня там сложилось какое-то фантастическое преимущество - больше минуты, так что можно было уже вообще не думать о соперницах. Помню, взяла у кого-то из болельщиков флаг, а дальше все пошло, словно в замедленном темпе. В голове было столько разных мыслей... Что я - первая, что меня уже никто не догонит, что все самое тяжелое позади.

- Когда-то великая итальянская лыжница Мануэла ди Чента сказала об аналогичной ситуации: «Я не бежала к финишу. Я летела, и летела, и летела...»

- Действительно очень похоже. Тебя несет вперед, ноги едва касаются земли, ты наслаждаешься каждой секундой этого полета. И очень остро чувствуешь, что ничего более прекрасного в твоей жизни, может быть, не будет больше никогда.

- В какой именно момент своей карьеры вы решили, что Олимпийские игры в Ванкувере станут для вас последними?

- Это произошло уже после самих Игр. Если бы меня спросили об этом до Ванкувера, скорее всего, я бы ответила, что буду продолжать бегать. Никаких осознанных планов закончить карьеру у меня не было. А вот после...

- Сказалось разочарование олимпийским результатом?

- Нет. Никакого разочарования не было. Наоборот, я очень радовалась тому, что мы выиграли медаль в заключительной эстафете.

- Бронзовую медаль.

- Вот это точно не было моей виной. Но в любом случае это была медаль, хороший результат. Особенно если учесть, что сразу за нами финишировали норвежки, и Тура Бергер держалась на своем этапе достаточно близко к Хенкель. Та эстафета вообще была для всех нас особенной. Собрались четыре «старушки», две из которых уже знали наверняка, что это их последнее выступление в карьере, последний шанс подняться на олимпийский пьедестал, тряхнули стариной... И им повезло! А почему решила уйти из спорта, я даже не помню. Наверное, мы как-то обсуждали это в семейном кругу.

- С мужем?

- Нет, Андреас тогда был в отъезде, насколько помню. Он-то как раз совершенно не возражал, чтобы я продолжала выступать. Так что обсуждала я все это с родителями и сестрой. И мы сообща пришли к заключению, что пора остановиться.

- Для вас это было сложным решением?

- Не очень. После Олимпийских игр я выступила еще на нескольких этапах Кубка мира, так что у меня было время свыкнуться с мыслью, что это - мой последний сезон. Я начала думать о том, чем хотела бы заниматься, и так увлеклась новыми планами, что оплакивать конец спортивной карьеры было уже некогда. И, знаете, как только решение было принято, я почувствовала облегчение, а не печаль. Это окончательно убедило меня, что поступок был правильным.

На самом деле мне в какой-то степени повезло. Если бы чемпионат мира в Рупольдинге проводился не в 2012-м, а на год раньше, я, скорее всего, осталась бы в спорте. Меня наверняка уговорили бы выступить на «домашнем» чемпионате, после наверняка возник бы предлог побегать еще годик, потом еще один, и так - до Олимпиады в Сочи. Здесь же я прикинула свои возможности и пришла к выводу, что оставаться в спорте еще два года не хочу. Наверное, просто слишком устала.

- Что вы думаете о вашей карьере в целом? Элемент везения в ней присутствовал?

- А как же? Чего в ней только не было - и удача, и тяжелая работа, и дикие разочарования...

- Под разочарованиями вы подразумеваете свое первое выступление на Олимпийских играх в Нагано в лыжных гонках?

- Нет, это был лыжный чемпионат мира-1999 в Рамзау. Я должна была бежать там в эстафете и сильно заболела перед самым стартом. Вот и не попала в состав. Расстроилась тогда очень сильно. Девочки заняли третье место, это была первая немецкая медаль после очень долгого перерыва. А я вернулась тогда домой с ощущением, что вся моя жизнь в спорте сломана окончательно и бесповоротно. Вот и ушла в биатлон.

- Учитывая, что тренировались немецкие лыжники и биатлонисты на одной базе в Оберхофе, этот шаг не должен был потребовать от вас чрезмерных усилий.

- Вы заметили абсолютно правильно. Именно по этой причине переход из одного вида спорта в другой получился практически безболезненным. Хотя до того момента я брала в руки винтовку всего раз - и то случайно. Выступала как лыжница на чемпионате военнослужащих в Лиллехаммере, и знакомый биатлонист предложил мне в один из свободных дней пострелять по мишеням. Он еще сказал тогда, рассматривая мишень: мол, не ожидал, что у меня такие способности. Пообещал даже оказать содействие в поисках хорошего тренера.

- Вы приняли его слова к сведению?

- Даже в голову не пришло. Была уверена, что это просто шутка.

- Работа в каком из двух видов спорта показалась вам более тяжелой?

- И там, и там я всегда работала очень много. В лыжных гонках тренировки, безусловно, менее разнообразны, чтобы не сказать, скучны. Биатлонисту, кстати, бывает легче понять, в какой он форме: это прекрасно ощущается по стрельбе. Ты постоянно чувствуешь, что и как надо улучшить. А вот в лыжах оценить свою готовность объективно можно только в очном соперничестве.

- Принято считать, что биатлонист должен «созреть» для того, чтобы показывать высокие результаты. Вы же опровергли и это правило: начали тренироваться в конце 1999-го, в 2001-м выиграли золото на чемпионате мира в Поклюке, а еще через год стали двукратной олимпийской чемпионкой. Получается, вам просто нереально повезло?

- Повезло в том, что удалось использовать все выпавшие шансы. В глубине души я совершенно не рассчитывала ни на какие медали и даже не сильно расстроилась, проиграв гонку преследования. С другой стороны, в Поклюке я выиграла именно спринт, поэтому в Солт-Лейк-Сити на меня смотрели, как на одну из девочек, которые «могут». Да я и сама понимала, что способна показать неплохой результат. Попасть в восьмерку, например. Более честолюбивые мечты связывала исключительно с эстафетой. Собственно, после той Олимпиады и поняла, что биатлон - это очень интересно.

- На протяжении всех лет выступлений за сборную для вас имело значение, какие отношения складываются с подругами по команде?

- Когда эти отношения теплые, находиться в команде гораздо проще и приятнее. На протяжении сезона мы проводим вместе слишком много времени. Если отношения с кем-то натянуты, это всегда неприятно и отнимает много энергии. Но мне повезло: каких-то особенных проблем в общении с другими спортсменками я никогда не испытывала. Понятно, что на лыжне всем нам не до дружбы, но посидеть после гонки за чашечкой кофе - почему нет?

Возможно, мне проще рассуждать на эту тему: я никогда не опасалась, например, потерять свое место в эстафете. Поэтому просто не смотрела на других спортсменок, как на соперниц, способных лишить меня уже завоеванных позиций. В то же время у нас в команде неизменно присутствовала высокая конкуренция. Выиграть ту или иную гонку могла любая: я, Хенкель, Уши Дизль, позже - Магдалена Нойнер. Но это вовсе не означало, что проигравшие - хуже. Все понимали, что это соперничество - равное. Сегодня сложилось так, а завтра все может быть совершенно иначе. Именно поэтому, как мне кажется, мы были так сильны командой.

- Как часто на протяжении последних четырех лет выступлений вам в голову приходила мысль о собственном возрасте?

- Хороший вопрос. На тренировках я вообще никогда об этом не задумывалась. Наверное, потому, что большая часть моей спортивной жизни прошла в окружении либо ровесниц, либо тех, кто был ненамного моложе: Хенкель, Симона Хаусвальд, Мартина Глагов... Когда ты постоянно находишься в одной и той же компании, ощущение возраста отсутствует в принципе. Но однажды я нечаянно подслушала разговор Нойнер и Катрин Хитцер. Они очень горячо и азартно обсуждали какую-то молодежную телевизионную передачу, и до меня вдруг дошло, что я вообще не понимаю, о чем идет речь. Это был повод задуматься о том, что у нас действительно совершенно разные интересы. Хотя не могу сказать, что меня это как-то особенно напрягло.

Наверное, мне повезло еще и в том, что я не успела как следует внутренне устать от биатлона. Поэтому никогда и не чувствовала себя старой.

- Вас, кстати, не удивило решение Нойнер закончить карьеру в 2012-м?

- Нет. Дело в том, что внутри команды мы с самого начала сезона знали, что Лена собирается уйти сразу после чемпионата мира в Рупольдинге. Наверное, в этом был резон. Тяжело находить мотивацию, когда за короткий промежуток времени выиграл в спорте все, что можно, добился и успеха, и признания.

- «Все, что можно» - это скорее про вас. Каким образом находили эту мотивацию вы?

- Я - немножко другая история. Про Игры в Солт-Лейк-Сити уже сказала: у меня не было ощущения, что ради тех побед я затратила какие-то немыслимые усилия. Все случилось слишком быстро. К тому же я никогда на протяжении всей карьеры не испытывала полного удовлетворения своими результатами. Всегда находилось что-то такое, что хотелось улучшить. В этом и заключалась мотивация.

- Сейчас вы по-прежнему живете в Оберхофе?

- Да. Одно время жила в Рупольдинге, но это было связано с тренировками. Как только спорт закончился, я вернулась в Тюрингию.

- Чем занимаетесь в свободное от биатлона время?

- Сижу дома с дочкой, пытаюсь закончить эпопею с образованием.

- По какой специальности?

- Международный спортивный менеджмент. В свое время этот факультет создавали в университете Нюрнберга специально для известных спортсменов. Училась я, как многие другие, большей частью по интернету, экзамены сдавала, когда на это было время. Осталось совсем немного - написать и защитить диплом.

- Ваша телевизионная работа сложилась волей случая или вы стремились к ней сознательно?

- В Германии довольно часто привлекают на телевидение известных спортсменов. До меня были Уши Дизль, Свен Фишер, Рикко Гросс. Собственно, вместо Рикко меня и пригласили - после того, как он сказал, что намерен сосредоточиться на тренерской деятельности. То, чем я сейчас занимаюсь, - не комментаторская работа. Скорее я выступаю в роли эксперта - человека, который знает специфику вида спорта, умеет простыми словами объяснить для болельщиков какие-то сложные вещи, найти общий язык с тренерами, спортсменами, дать профессиональную оценку тому или иному результату.

- Бывают ситуации, объяснить которые у вас не получается?

- Конечно. У меня и в годы выступлений хватало необъяснимых вещей. Когда ты сам уверен в одном, а получается совсем другое. Но это нормально. Это и привлекает к биатлону болельщиков.

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru