Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Биатлон -  Кубок мира 2012-13
Вольфганг Пихлер:
«СЕЙЧАС МНЕ ГОРАЗДО ЛЕГЧЕ, ЧЕМ ГОД НАЗАД»
Вольфганг Пихлер
Фото © Евгений Тумашов/СБР
на снимке Вольфганг Пихлер

Первая в этом сезоне возможность побеседовать со старшим тренером женской биатлонной сборной России выдалась еще в начале октября, когда Пихлер проводил очередной тренировочный сбор в Рупольдинге. Но тогда до начала сезона еще было слишком далеко, и я сама отказалась от интервью: поняла, что совершенно не знаю, о чем разговаривать с тренером. Это желание возникло лишь в шведской Бруксвалларне, когда после одной из тренировок я нечаянно услышала, как тренер сказал спортсменкам: «Все вы сейчас намного сильнее, чем были год назад. Помните об этом».

- Вольфганг, что вселяет в вас подобную уверенность?

- Прежде всего тот комплекс данных, который я получаю, обрабатывая тренировочную информацию. Вижу, например, что спортсменки стали выполнять определенную скоростную работу на гораздо более низком пульсе, нежели год назад. Есть сравнительный анализ скоростных показателей, который тоже говорит о том, что скорости в этом сезоне заметно выросли. Определенный прогресс наблюдается и в прочих аспектах работы. Я реально удовлетворен тем, как идет работа.

- А могли бы сравнить свой первый год работы в сборной с нынешним? Вам стало легче работать с командой, или сложнее?

- Намного легче. В прошлом году я постоянно оказывался в ситуации, когда одна рука, как говорится, не знает, что делает другая. Думаю, что примерно в такой же ситуации находился и Павел Ростовцев. Сейчас мы оба прекрасно изучили команду, знаем, кто на что способен, как та или иная спортсменка реагирует на нагрузки. Год назад, например, я не имел ни малейшего понятия о том, что Светлана Слепцова способна до такой степени быстро набирать форму. За этот год нам удалось накопить огромный объем информации о каждой из спортсменок.

Система российского спорта в целом тоже стала для меня поначалу большим приключением. Я ведь приехал к вам в страну с полной уверенностью, что ситуация вокруг национальной команды во всем мире приблизительно одинакова. Что все тренеры так или иначе работают на сборную своей страны и во всем друг друга поддерживают. Естественно, я рассчитывал, что точно так же нас будут поддерживать в России. Поэтому было довольно непросто принять реальность, которая заключалась в том, что все против тебя. И прежде всего – коллеги.

- Это является для вас большим стрессом?

- Нет. Мой жизненный девиз всегда был достаточно прост: если каждый день на сто процентов выполнять то, что ты должен, рано или поздно ты добьешься максимально возможного результата. Как тренер я стараюсь создать своим спортсменкам такие условия, чтобы им ничего не мешало работать со стопроцентной отдачей, чтобы они могли полностью реализовать свой потенциал. Хотя предсказать в точности, какой окажется итоговая расстановка мест на пьедестале я, естественно, не могу, как не может ни один тренер в мире. Есть ведь еще и соперники.

- На этот счет в России есть хорошая поговорка: «Делай, что должен, и будь, что будет».

- Вот я и делаю. Ежедневной работы очень много, так что размышлять о собственных переживаниях мне просто некогда.

- Но хоть в какой-то степени вы опасаетесь собственных ошибок?

- Для начала я понимаю, что биатлон для России – совершенно особенный вид спорта. Прежде всего потому, что он способен принести стране олимпийские медали в Сочи. Когда перед командой стоит такая задача, это не то, чтобы превращает работу тренера в минное поле, но, скажем так, изначально лишает его права на слишком большое количество неправильных шагов. Но я верю, что мы со своей задачей справимся.

- Я, кстати, слышала достаточно много отзывов об олимпийском биатлонном стадионе в Сочи, и все они сводятся к тому, что трасса невероятно трудна. С вашей точки зрения это хорошо, или плохо?

- Трасса в Сочи действительно сложная. Очень. Значит наша тренерская задача сводится прежде всего к тому, чтобы сделать очень правильный выбор. Отобрать в олимпийскую команду именно тех спортсменов, кто способен лучше других справиться с поставленной задачей. Над этим мы работаем уже сейчас.

- Возможность готовиться в Сочи дает большое преимущество?

- Конечно. Даже если речь идет о летней подготовке, как это было у нас в самом начале сентября.

- Вы, знаю, всегда были сторонником того, что команда не должна быть большой. Сейчас же сами настояли на том, чтобы вместе с основным составом тренировались две юниорки – Ольга Подчуфарова и Кристина Смирнова. При этом, насколько мне известно, в ваши планы не входит участие этих биатлонисток в этапах Кубка мира. Зачем они нужны вам в команде?

- То, как вы сформулировали вопрос, звучит несколько прямолинейно. Моя тренерская позиция заключается в следующем: когда я вижу суперталантливую спортсменку, у меня возникает естественное желание подтянуть ее к основной сборной и понаблюдать, как она работает. При этом мне совершенно без разницы, выступает такая спортсменка за команду «Б», юниорскую сборную или вообще бегает на региональном уровне. После летнего чемпионата мира в Уфе многие заговорили о Подчуфаровой, и она действительно невероятно талантлива, но мало кто обратил внимание на Смирнову. Кристина пока не очень надежный стрелок, но меня, тем не менее, она тоже заинтересовала. Вот я и подумал: почему не привлечь этих девочек к подготовке со сборной, если есть такая возможность? Почему не дать им шанс?

Весь мой тренерский опыт говорит о том, что практически на каждых Олимпийских играх в биатлоне появляются новые имена. Магдалена Нойнер стала чемпионкой мира, когда ей было всего 19 лет. Дарья Домрачева впервые сверкнула на Кубках мира, едва выйдя из юниорского возраста. Еще через пару лет обе эти спортсменки уже были в топе мирового биатлона. Я, если честно, вообще не понимаю, зачем нужно ждать, когда спортсмен станет старше и опытнее, прежде чем выпустить его на этапы Кубка мира. И не понимаю, когда слышу про ту же Подчуфарову, что, возможно, лет через пять она станет биатлонисткой экстра-класса. Когда речь идет об очень талантливом спортсмене, надо помнить, что такой спортсмен в любой момент способен совершить резкий качественный скачок. И просто дать ему шанс. Анастасия Кузьмина стала в Ванкувере олимпийской чемпионкой, выступая за Словакию, но, насколько помню, она никогда не считалась спортсменкой топ-уровня, пока бегала по юниорам в России.

- Соглашусь с вами в том, что выпавший человеку шанс иногда способен изменить всю его последующую жизнь. Просто далеко не всем такой шанс выпадает.

- Именно об этом я и говорю. То, что вижу сейчас на примере Подчуфаровой, внушает мне большой оптимизм. Ольга – сильная спортсменка безо всяких скидок на возраст. У нее хорошая голова, хорошая нервная система. И реально высокий потенциал, который виден уже сейчас. Это проявляется на каждой тренировке. Естественно, я нагружаю ее гораздо осторожнее, чем более взрослых спортсменок, но в то же самое время совершенно не стремлюсь изолировать ее от конкуренции. Мне, например, было очень интересно, как поведет себя Подчуфарова, оказавшись на лыжне рядом с Ольгой Зайцевой. И, знаете, мне понравилось то, что я увидел.

- Насколько тяжело вам было убирать из основного состава тех, кто был в команде в прошлом сезоне?

- Это всегда тяжелый процесс. Что такое сборная команда? Это семья. Это 250 дней в году, проведенных бок о бок. Общий стол, общая работа, общие переживания. И на этом фоне ты должен кому-то сказать, что он тебе больше не нужен... Представляете, каково это? Человек честно работает изо дня в день, выворачивает себя наизнанку, беспрекословно выполняет все твои требования, а ты смотришь на него и понимаешь, что он – не нужен. И не поворачивается язык сказать это вслух. В этом отношении работа тренера очень жестока. Бывает непросто подобрать нужные слова даже когда речь заходит всего лишь о том, что вместо этапа Кубка мира спортсмен должен отправиться на кубок IBU. Хотя, казалось бы, в чем проблема? Если спортсмен успешно выступает в кубках IBU, вернуть его в основной состав можно в любой момент.

- Вы уже решили для себя, на кого именно будете делать ставку в этом сезоне?

- Это не такой простой вопрос. В отношении первых этапов Кубка мира сомнений пока нет только в отношении того, что там будут стартовать Ольга Зайцева, Ольга Вилухина и Светлана Слепцова - мы включили их в состав по результатам чемпионата мира. А вот что касается остальных… Например, во время контрольных тренировок в Муонио на десятикилометровой дистанции у нас семь человек финишировали в диапазоне 30-ти секунд. То есть конкуренция реально очень высока. Тестовая стрелковая тренировка, проведенная в Бруксваларне, показала, что эффективность стрельбы у девяти спортсменок составила 90 процентов. У девяти! А на каждом из этапов Кубка мира у меня всего шесть мест. 

- Информацию о том, что происходит сейчас в сборных командах других стран, вы получаете?

- Нет. Хотя знаю, что шведская команда сейчас далеко не так сильна, как была совсем недавно. А вот украинская, которую я увидел на летнем чемпионате в Уфе, произвела на меня довольно сильное впечатление. Но мне гораздо важнее, что происходит в моей собственной команде.

- Что из того, что в ней происходит, вам нравится больше всего?

- Сам дух команды. Исчезла какая бы то ни было настороженность, которая порой проскальзывала год назад. Мне нравится, что девочки постоянно подшучивают надо мной – это нормально для крепкого коллектива.

- Традиционные баварские сосиски и прочие деликатесы, которые, знаю, вам срочной курьерской почтой прислали в Бруксвалларну из Германии, – тоже средство укрепления командного духа?

- Ну я ведь обещал девочкам, что организую для них в выходной день «баварский завтрак»? Вот мы с Павлом Ростовцевым и Николаем Загурским этот завтрак и приготовили. Мне, кстати, очень нравится, что команда с удовольствием проводит вместе выходные дни. Собственно, такие штрихи и делают ее командой. Кстати, когда я размышлял над тем, где провести две заключительные недели подготовки, то выбрал Бруксвалларну не только из-за того, что здесь есть снег, но и потому, что тут очень располагающая обстановка в плане жилья: маленькие уютные домики, собственная кухня, позволяющая собираться вместе и готовить что-то домашнее, камин в гостиной…

- В России всегда считалось, что основной старт сезона – это чемпионат мира. Вы ожидали, что критика в ваш адрес после выступления на мировом первенстве в Рупольдинге окажется столь мощной?

- Я ее не совсем понимал, если честно. Не буду утверждать, что удовлетворен выступлением своей команды в Рупольдинге – это не так. В то же самое время не стоит забывать, что мы столкнулись с целым рядом не совсем обычных для себя вещей. Во-первых, чемпионат был проведен в достаточно непривычные для биатлонистов сроки - в марте. Во-вторых, и это я уже знаю точно, те спортсменки, которых год назад собрали в команде «А», не были сильнейшими. Некоторые их них оказались элементарно неспособны работать так, как это требовалось – не потому, что они не хотели. Просто не хватало резервов организма.

Если говорить о той спортивной форме, в которой большинство девочек подошли к чемпионату мира, не могу сказать, что она была плохой. Скорее нам просто в чем-то не хватило удачи. Когда сразу три спортсменки оказываются в первой восьмерке, успех от провала отделяет, как правило, один выстрел. Понимаю, что многие могут расценить эти слова, как мою попытку искать оправдания, но по сути это действительно очень тонкая грань. И однозначно – не вопрос физической готовности. Скорее, стечения обстоятельств.

Если мы хотим добиваться высоких результатов на мировых первенствах, нам конечно же надо стремиться к тому, чтобы хорошо выглядеть и в Кубке мира. Это дает спортсменам уверенность, ощущение элитности. В биатлоне ведь почти не случается, что на подиуме оказываются люди из «ниоткуда». Это всегда спортсмены топ-уровня. Таких сейчас очень много. И не их вина, что на подиуме так мало мест.

- Вы не жалеете, что из команды ушла Анна Богалий?

- Богалий мне всегда очень нравилась. Не могу сказать, что она суперталантлива, но работала Анна всегда так, как мало кто способен. У нее было очень правильное внутреннее отношение как к спорту в целом, так и к тренировкам. Когда после нашей неудачи в Рупольдинге в эстафете многие стали говорить о том, что я не люблю Анну, меня это сильно задело. Да, сразу после гонки я высказался в ее адрес довольно резко, но надо понимать: в тот момент я был вне себя от пережитых эмоций. Был злой, как собака, чего уж там. Но то, что я сказал в интервью, касалось исключительно действий Анны в конкретной гонке.

Положа руку на сердце, я не думаю, что в этом сезоне Богалий сумела бы добиться большого прогресса, если бы осталась в спорте. Главной причиной была, конечно же, ее семейная обстановка. Но тем не менее всячески старался удержать Анну: сам предложил, чтобы в нынешнем сезоне она готовилась индивидуально вплоть до сентября, чтобы иметь возможность проводить дома как можно больше времени. В плане выполнения работы я стопроцентно ей доверял, поэтому со своей стороны и сделал все возможное. Но Богалий все равно посчитала, что не сможет продолжать карьеру. Раз так, я могу только уважать ее решение.

- С какими чувствами вы ждете начала Кубка мира?

- Если говорить конкретно о том этапе, что пройдет в Остерсунде, я люблю этот город. Все то время, что я работал со шведской сборной, именно в Остерсунде мы всегда добивались неплохих результатов. Поэтому мои спортсмены тоже любили здесь выступать. Для российских биатлонистов первый этап не совсем комфортен в том плане, что зимой в Швеции мрачновато, но я надеюсь, что мы с этим справимся.

Да и как может женщинам не нравиться Остерсунд после месяца, проведенного в столь глухих местах, как Муонио и Бруксвалларна? Здесь же шоппинг!

2012 год

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru