Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Биатлон -  Кубок мира 2010-11 - Оберхоф (Германия)
Андрей Маковеев: «ГОД НАЗАД Я ХОТЕЛ ЗАБЫТЬ О БИАТЛОНЕ»
Андрей Маковеев
Фото © Евгений Тумашов
Оберхоф. Андрей Маковеев

8 января 2011

Пока Андрей Маковеев, занявший пятое место в спринтерской гонке, приходил в себя после финиша, переодевался, ужинал и выполнял все предписанные врачом восстановительные процедуры, я изучала в компьютере его досье.

Родился в 1982-м. В 20 лет стал чемпионом Европы среди юниоров. В 23 выиграл две дистанции на Универсиаде в Инсбруке. Еще через два года стал трехкратным победителем Универсиады в Турине. В сезоне 2007/2008 весьма уверенно прошелся по этапам Кубка мира, трижды попав в призеры, а вот потом – как отрезало. В 2009-м МАковеев хоть и попал на чемпионат мира в корейский Пьончанг, но результат показал более чем посредственный – дважды занял 24 место, один раз – 17-е.

Соответственно, первый вопрос вертелся на языке:

- Что с вами случилось в 2009-м, Андрей?

- После чемпионата мира все складывалось неплохо. Я хорошо провел летний подготовительный период, хорошо себя чувствовал, в сентябре выиграл контрольные соревнования, был вторым на «двадцатке» на чемпионате России, хотя до этого мне вообще было несвойственно хорошо выступать на этой дистанции. А в октябре, когда мы были на сборах в Австрии, сильно заболел.

Сначала вроде бы просто простудился, потом температура поднялась до сорока градусов и австрийский врач, который меня лечил, сказал, что все это очень похоже на свиной грипп, который тогда достаточно широко ходил по миру. Во всяком случае лечили меня именно таблетками от свиного грипа.

Это помогло, кстати. Я встал на ноги довольно быстро и тогда же поговорил с тренерами команды, чтобы они дали мне возможность втянуться в тренировки, не форсируя подготовку. Все-таки после усиленного курса антибиотиков это могло сказаться на организме не самым лучшим образом.

Мне дали согласие. Тем более что в предыдущие годы я все-таки зарекомендовал себя достаточно хорошо для того, чтобы мне верили. Но в Ханты-Мансийске, где у нас проходил следующий сбор и были запланированы контрольные соревнования, все вдруг изменилось. Я изначально не планировал подводить свое состояние под те старты, соответственно во всех трех гонках выступил неважно. И совершенно неожиданно узнал, что меня отправляют на этапы кубка Европы.

- Вы сказали это таким тоном, словно были отправлены в пожизненную ссылку.

- Примерно так это и выглядело. Когда ты готовишься к совершенно определенным целям, да еще в олимпийский год, отправка из основной сборной – это сильный удар. Прежде всего – психологический. Не говорю, что я был сильнее всех, но я знал, на что я способен, а на что – нет. Сильно выбил из колеи и тот факт, что я рассчитывал на некие гарантии со стороны тренеров.

- А поговорить с тренерским штабом или хотя бы с главным тренером вы тогда не пытались?

- Нет. Обстановка уже совершенно не располагала к этому.

Почти сразу я перестал показывать даже те результаты, на которые был функционально готов. Биатлон – это ведь не лыжные гонки, где если ты готов, так ты и бежишь, и выигрываешь. У нас играют роль слишком много факторов. Психологическое состояние отнюдь не на последнем месте.

Формально последний шанс отобраться в олимпийскую команду у меня был в конце декабря в Ижевске, но я сам уже ни во что не верил и ничего не хотел. Хотел вообще забыть о биатлоне и никогда больше в него не возвращаться.

Нынешняя спринтерская гонка, кстати, для меня в какой-то степени знаковая. Потому что ровно за год до этого дня я сидел перед телевизором в Москве, смотрел, как в Оберхофе выступают другие и думал как раз о том, о чем вам рассказал. Что продолжать спортивную карьеру я не хочу ни при каких условиях. Не видел смысла. На Кубки Европы меня уже тоже не брали – из-за возраста, и выходило, что единственная цель, которую я могу перед собой поставить, это майский чемпионат России.

- Что заставило вас переменить эту точку зрения?

- Поддержка родителей и в большей степени - жены. Саша постоянно была рядом и буквально заставила меня возобновить тренировки. Выгоняла на лыжню даже в новогодние праздники. Было тяжело. Тренироваться-то приходиось в Москве, где трасса не очень хорошая. В январе Саша настояла, чтобы я поехал на сбор со своим личным тренером Максимом Кугаевским. И я как-то потихонечку снова поверил в себя и все-таки поехал на кубки Европы – благо, с деньгами помог спонсор.

В итоге я очень хорошо выступил на чемпионате страны в Увате. Был второй в спринте, выиграл гонку преследования и массстарт и еще одно второе место занял в марафоне. И, соответственно, снова попал в сборную. Готовился летом уже с основным составом.

- То, что вас снова отправили в начале сезона на кубки Европы, уже не воспринимали, как ссылку?

- Нет. Таковы были правила игры: на сборе в Мурманске прямо перед контрольными соревнованиями я немного простудился и не сумел выполнить критерии отбора на этапы Кубка мира. Так что никаких обид не было. К тому же я понимал, что летнюю подготовку провел очень хорошо, сразу возникло полное взаимопонимание с тренерским штабом, и мотивация хорошо выступать и как можно быстрее вернуться в основной состав была сильной.

- Наташа Гусева, которая, как и вы, начала соревновательный сезон в молодежной команде, отметила, что даже не ожидала столь комфортных условий, которые были ей созданы. А что можете сказать вы?

- Мне понравилось то, что молодежная команда – в сравнении с тем, как обстояло дело раньше - сильно изменилась. Очень многое там сейчас ничуть не хуже, чем в основной сборной. Работа врача, массажистов, сервис-бригады, тренерского коллектива – все отлажено очень хорошо. Соответственно, и спортсмены показывают очень высокие результаты.

- В чем сейчас заключается ваша мотивация?

- Закрепиться в команде. Я сейчас не ставлю перед собой больших целей. Ставлю маленькие и постепенно к ним иду. Это не так просто, кстати. У нас в команде, как и вообще в стране, очень высокая конкуренция. Я, наверное, даже подсчитать не сумею, какое количество раз за свою карьеру выпадал из основного состава и снова в него вовращался. Сложно это все. Хотя закаляет.

- Итогом спринтерской гонки в Оберхофе вы довольны?

- Недоволен скоростью. Но все-таки связываю это с тем, что немного не повезло с группой. Когда приходится бежать по совсем раскисшему снегу, сильно падает качество скольжения. Стрельбой доволен, хотя последний выстрел лежа я сделать поторопился. Нужно было чуть переждать, но я, поскольку старася стрелять очень аккуратно, и без этого уже довольно долго находился на рубеже. Вот терпения и не хватило.

Но именно это, в свою очередь, подхлестнуло меня на «стойке»: понимал, что промахиваться уже нельзя. Тем более по подсказкам тренеров я знал, что ходом проигрываю лидерам.

- Ваш лучший результат на этапах Кубка мира – четыре третьих места. Как считаете, вы способны на большее?

- Давать какие-то гарантии что я непременно поднимусь выше в сегодняшнем биатлоне очень тяжело – слишком выросла конкуренция. Любое место на пьедестале о какой бы гонке не шла речь, дается дорогой ценой. Те же Бьорндален, Свендсен, могут великолепно выступить на одном этапе, а на другом не попасть «в цветы» или даже в десятку.

- Это, безусловно, так. В то же самое время я посмотрела вашу стрелковую статистику и осмелюсь сказать, что стреляете вы недостаточно хорошо, чтобы выигрывать.

- Скорее, не очень стабильно. Этого качества мне больше всего не хватает. Хотя последние два года я работаю над стрельбой значительно больше, чем раньше. И чувствую, что стрельба ощутимо улучшается. Осталось только перенести все то, что уже неплохо отработано в тренировках, в соревновательные условия. Надеюсь, что получится.

 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru