Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Биатлон -  Чемпионат мира 2009 - Пьонгчанг (Корея)
ПОДНЯЛИСЬ С КОЛЕН
Пьонгчанг. Эстафета
Фото © Александр Вильф
Пьончанг. Женская эстафета России

23 февраля 2009

В предпоследний день чемпионата мираСветлана Слепцова, Анна Булыгина, Ольга Медведцева и Ольга Зайцева выиграли эстафетную гонку на чемпионате мира, опередив сборную Германии на 1.15,1.

Нам заведомо не приходилось рассчитывать на высокий результат в эстафетной гонке. В истории биатлона не припомнят случая, чтобы команда, стартующая в третьем эшелоне, выбиралась оттуда на подиум. Соответственно и настроение болельщиков было подавленным.

Несправедливым многим казалось и то, что у сборной России отобрали все рейтинговые очки, завоеванные на этапах Кубка мира, не дожидаясь, когда исполком IBU вынесет окончательное решение по делу российских спортсменов, уличенных в употреблении эритропоэтина.

Но вообще-то все было справедливо. Ведь единственное, что может быть пересмотрено по окончании дисциплинарных слушаний, - это мера наказания. Поскольку положительный результат показали пробы «В», результаты спортсменов должны быть аннулированы, не дожидаясь официального оглашения дисквалификации.

Впрочем, после финиша Ольги Зайцевой с перевернутым российским флагом в руках хотелось думать разве что о том, насколько характерна картинка: вроде бы флаг вверх ногами - это символ национального бедствия, и так оно и было до сих пор для биатлонной России на этом чемпионате, но несмотря на это - победа! Да такая, что хотелось кричать, смеяться и плакать одновременно.

А начиналась гонка для России убийственно - падением Светланы Слепцовой...

СЛЕПЦОВА

- Когда я узнала, что IBU уже аннулировал все результаты Юрьевой и Ахатовой, то первым делом почему-то подумала об эстафете: каково это будет - стартовать со столь далекой позиции. Это скорее тяжело психологически, нежели физически. Я ведь привыкла стартовать с первого ряда, откуда всегда довольно легко уйти вперед. Думала об этом постоянно. В пятницу на тренировке перед эстафетной гонкой мы с Сергеем Владимировичем Ефимовым, который отвечает за лыжную подготовку, специально отрабатывали тактику. В принципе все должно было получиться, если бы передо мной не упала итальянка.

- Как можно говорить о какой-либо тактике, стартуя в такой каше?

- Ефимов предложил довольно интересный вариант. Сразу после старта трасса как бы уходит вправо. И все начинают с первых секунд смещаться в эту сторону. А слева появляется свободный коридор. Если сразу туда уйти, то можно попробовать с левой стороны всех обогнать. На своем этапе я больше всего настраивалась именно на этот момент гонки.

- И тут вам под ноги падает итальянка Микела Понца...

- Ну, да. Это был такой шок... Когда я споткнулась об нее и сама на снег рухнула, то почувствовала, что весь мой настрой как рукой сняло. Сразу и настроение упало, и мысли всякие нехорошие в голову полезли. Думала: ну, почему все это происходит именно с нами?

А вот на первом рубеже мне помешал сильный ветер. Первые три выстрела я сделала четко по центру, а потом подуло - и сразу последовали два промаха. Потом как-то все-таки сумела заставить себя собраться. В принципе ту задачу, которую себе ставила, - передать эстафету Ане Булыгиной в числе первых трех, - я выполнила.

- Итальянку вы затоптали так, что она была вынуждена сойти с дистанции.

- Так я же въехала в нее на полном ходу. Не разбиралась уже, что там - лыжи чужие под ногами или живот... Но извиняться было совершенно некогда. Хотя в принципе я не виновата в этой ситуации. И итальянка не виновата - она сама споткнулась об украинку Олену Пидгрушную.

- Когда вы финишировали и стали смотреть гонку со стороны, какие мысли были в голове?

- Ох, самые невероятные. Все бурлило. Когда мы оказались на пятом-шестом месте после второго этапа, настроение совсем упало. Думала уже, что ничего не получится. После третьего поняла, что у меня нет никаких сил продолжать наблюдать за тем, что происходит. Сразу после своего промежуточного финиша в комнату, где стоял телевизор, пришла Ольга Медведцева, и мы с ней просто ушли в другое помещение. Я присела под какой-то лестницей и там ждала, когда вся эта стрельба закончится. Ну, а когда Оля Зайцева "стойку" отстреляла и, несмотря на один штрафной круг, первой ушла на дистанцию, мы с Олей и Аней просто начали прыгать, обниматься и орать. Уже не было никаких сомнений, что выиграем.

- Особенно приятно, наверное, что удалось обойти немок?

- Ну... Да. Они на нас так косились... Радует прежде всего, что вообще выиграли. Ведь два года подряд нам на чемпионатах мира вообще не удавалось попасть на пьедестал.

- А как стреляла «стойку» Булыгина, вы видели?

- Конечно. Наш старший тренер Сан Саныч Селифонов сказал потом, что у него в эти минуты чуть было инфаркт не случился. Собственно, и я в похожем состоянии была. Но я Аню совершенно не виню. У меня подобная ситуация была не далее как в этом сезоне - на Кубке мира в Хохфильцене. Я точно так же стояла, целилась и понимала, что заставить себя нажать на курок просто не могу. С каждым может такое случиться.

- Получается, все, что ни делается, к лучшему? Я имею в виду вашу затянувшуюся простуду, которая тем не менее дала возможность подольше отдохнуть.

- Не знаю, хватит ли меня на 12 с половиной километров масс-старта, если даже шесть эстафетных тяжело даются. На финише очень тяжело было. Ноги затекли, руки не толкали...

- А как настраивались на гонку до ее начала?

- Тренеры сказали нам на собрании, которое проходило накануне вечером, чтобы мы выбросили из головы все предыдущие неудачи. Что, несмотря ни на что, мы сильные, можем хорошо выступить, а для этого нужно просто сделать то, что мы умеем. Как на тренировке.

- Многие обратили внимание на то, что вы выглядели очень сплоченными и радостными после смешанной эстафеты. Словно не было этого неудачного выступления. Это было защитной реакцией или намеренной акцией?

- Ну, не показывать же было всем, что мы расстроены! Сама я, конечно, сильно расстроилась, что проиграла целую минуту на своем этапе. А потом просто сказала себе, что чемпионат не закончен. Да и не последний он в нашей жизни.

БУЛЫГИНА

После того как Булыгину «заклинило» на втором стрелковом рубеже, где ей понадобились без двух секунд две минуты и все оставшиеся запасные патроны на то, чтобы закрыть мишени, думалось только о том, что подобная ситуация способна выбить из колеи гораздо более опытных бойцов, нежели дебютантка российской сборной. Аня и сама даже после награждения не могла прийти в себя после пережитого шока. И в пресс-центре появилась с видом перепуганного ребенка, который еще не понимает, что все закончилось благополучно и ругать не будут. Лишь то и дело накрывала ладонью висящую на шее медаль.

- Я еще не поняла на самом деле, что произошло, подтвердила она, когда я подошла, чтобы поздравить. - Психологически тяжело было. Особенно на «стойке».

- Было ощущение, что вы сейчас расплачетесь и просто уйдете с этого проклятого рубежа, не достреляв.

- Да, именно это больше всего хотелось сделать. Я так боялась стрелять... Никак не могла сосредоточиться. Краем глаза видела, что другие спортсменки одна за одной уже уходят на дистанцию, а сама переживала целый комплекс ощущений. И страшно, и уверенности никакой, и ветер, и напряжение дикое. Потом уже, когда ушла на последний круг, почувствовала, что даром эта стрельба не прошла: все мышцы затекли. Очень тяжело заключительный отрезок дался. Никогда со мной такого не случалось.

- А когда эстафету Оле Медведцевой передали с отставанием почти в минуту, о чем думали?

- Казнила себя за то, что не справилась со своим этапом. Переживала очень.

- Могли тогда предположить, что дело закончится золотой медалью?

- Не верилось. Как-то с самого начала у нас в этой эстафете не задалось. Падение это дурацкое на старте у Светы Слепцовой... Только совсем в конце, когда Оля Зайцева ушла на финишный круг, я начала понимать, что она - первая. И все равно не верилось. Слишком сильным был шок. И, похоже, не только у меня, но и у остальных девочек.

- Вы видели, как упала Слепцова?

- Да. Это было так страшно... Я знаю, что такое стартовать с третьего ряда - у меня однажды уже был такой опыт - в масс-старте. Там думаешь лишь о том, чтобы любым способом вперед вырваться. Обскакать тех, кто впереди. Света до старта сильно переживала как раз по этому поводу. Ведь до этого стартовала всегда в числе первых, а тут...

- Болельщики по ходу гонки вас поддерживали?

- Не то слово. Со всех сторон кричали: «Дыши! Работай чаще! Вперед!». На самом деле такая поддержка очень помогает. А здесь в особенности. Так приятно видеть в Пьонгчанге российских болельщиков. Не ожидала, что их будет так много. Показалось даже, что их было больше, чем всех остальных зрителей, вместе взятых. И это придавало сил.

- Увидеть выступление Вани Черезова в масс-старте вам удалось?

- Результаты первого круга посмотрели еще в гостинице перед отъездом на стадион. В интернете. Пока шла гонка, мы ехали в автобусе, но последний рубеж и финиш Вани успели увидеть вживую. Тогда, собственно, и появилась некоторая уверенность, что у нас тоже может получиться.

МЕДВЕДЦЕВА

Олимпийской чемпионке Солт-Лейк-Сити удалось переместиться лишь на одну позицию вверх: эстафету Ольге Зайцевой она передала четвертой. Но главное заключалось в том, что временное отставание от лидера - сборной Германии - Медведцевой удалось сократить до 16,2. Становилось понятным, что бороться за медали Россия все-таки сумеет.

- Здесь вообще тяжело выступать, - сказала Ольга после финиша. - Мне не нравится, что почти все гонки на чемпионате ночные. Пока успокоишься, пока пройдешь все восстановительные процедуры - баню, массаж - спать ложишься только под утро.

- Получается, вообще не было смысла переходить на режим корейского времени?

- Я особенно и не пыталась это делать. Первые дни вставала в 10 утра, при том что спать ложилась относительно рано - в час ночи. А вот после «пятнашки» заснуть сумела лишь под утро. Многие девочки потом сказали, что и у них проблемы со сном после той гонки были. Выматывало и постоянное ожидание старта. Вроде и потренироваться успел, и отдохнуть, а начала соревнований еще ждать и ждать.

Особенно сложно пришлось как раз перед эстафетой. Все-таки это такая гонка, где мы редко остаемся без медалей. Принципиальная для нас.

- Наверняка вы тоже, как и все остальные, задумывались о том, что Россию на этом чемпионате преследует какой-то рок.

- Нам тренеры сказали перед гонкой: «Девочки, не читайте ничего в интернете, вообще туда не лазьте. Потерпите два дня. Надо собраться».

Когда Светка упала, я вспомнила, как на чемпионате мира в Поклюке точно так же «с низкого старта» свой этап начала Аня Богалий. Эстафету ей передавала я, ехала со спуска, неслась сломя голову коньковым ходом. Обычно мы как бы на параллелях эстафету передаем, но Аня совсем молоденькая была, неопытная, и тоже «коньком» рванула. Я проезжаю мимо, оглядываюсь - Аня лежит. Выяснилось, что я ей на лыжу наступила.

Практически то же самое получилось со Светой. Я как-то даже не подумала вначале о том, что мы стартуем с третьего ряда. Поэтому не сразу поняла, почему Слепцова оказалась в числе последних. Сейчас можно с юмором все это вспоминать. Нам все наперебой говорят, чтобы мы обязательно сохранили свои майки со стартовыми номерами. Никогда ведь больше не доведется под 22-м номером в эстафете стартовать.

- Кстати, именно под этим номером в Пьонгчанге выиграл гонку Оле Эйнар Бьорндален, а затем и Кати Вильхельм.

- Надо же, прямо магическое число чемпионата какое-то.

- На третий этап вы попросились сами или так решили тренеры?

- А на какой еще меня могли поставить? Оля Зайцева объективно находится в лучшем физическом состоянии, ей удалось выйти к чемпионату на пик формы, так что ее право на последний этап эстафеты даже не обсуждалось.

- Что помешало выйти на пик формы вам?

- Думаю, что сильно перебрала с нагрузками летом. Обычно когда спускаешься с гор, через некоторое время ощущается подъем и общего состояния, и результатов. Высокогорный сбор у нас был в августе, но никакого подъема после него не наступило. В сентябре я понимала, что объективно нахожусь в своем худшем состоянии, но продолжала выполнять ту же самую работу, что остальные. Более того, меня очень радовало, что я способна ее выполнять, что не пропустила ни одной тренировки. Хотя на самом деле не исключаю, что именно это стало ошибкой.

- Насколько тяжело бежалось в эстафете?

- Ориентиром для меня была Анна Карин Олофссон. У нее неплохой ход на этом чемпионате. На остальных вообще не смотрела. Бежала, естественно, в полную силу. Но моя главная проблема в Пьонгчанге заключается как раз в том, что мне кажется, что бегу быстро, а на самом деле скорость оставляет желать лучшего.

- Почему не сложилось со стрельбой?

- На первом рубеже ветер сильный помешал, а в «стойке» дело было даже не в ветре, а в психологии. Я увидела, что все стоят, подумала, что им тоже тяжело, видимо, и что у меня есть шанс подобраться поближе. А вместо этого сама сделала два промаха. Ну, а там оставалось только бежать. Тяжелый для меня чемпионат, что и говорить.

- Нужно надеяться, что следующий сезон получится более удачным.

- Только на это я и надеюсь. Нужно постараться в следующем сезоне не совершать ошибок в подготовительном периоде. Я просто порой забываю о том, что с возрастом процесс восстановления идет дольше. Понятно ведь, что меня и, например, ту же Свету Слепцову невозможно тренировать по одному плану. У нас и возраст слишком разный, и опыт, и состояние здоровья. А еще я постоянно вспоминаю Сережу Чепикова, у которого первый год после перерыва тоже был очень тяжелым, и Светлану Журову. У нее первый сезон после родов был неудачным, а на второй она стала чемпионкой мира и выиграла Олимпиаду.

 

 

 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru