Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Биатлон -  Кубок мира 2008-09 - Хохфильцен (Австрия)
СЕРЕБРЯНЫЙ ДУБЛЬ
Иван Черезов
Фото © Reuters
Хохфильцен. Иван Черезов

13 декабря 2008

В первый день второго этапа Кубка мира в Хохфильцене в спринтерских гонках россияне завоевали два серебра - медали на счету Светланы Слепцовой и Ивана Черезова.

Женскую гонку выиграла Симона Хаусвальд (в девичестве - Денкингер). В отличие от трех спортсменок, расположившихся следом, она отстрелялась абсолютно чисто и при этом оказалась на хорошем ходу. Можно даже добавить - «в кои-то веки»: за свою почти что тридцатилетнюю жизнь Денкингер не сумела выиграть в биатлоне ничего, кроме индивидуальной гонки на юниорском первенстве мира-98. И за последующие десять лет снискала себе репутацию самой невезучей биатлонистки сборной Германии.

В какой-то степени победа стала закономерной. В отличие от всех потенциальных соперниц Симона не стала принимать участие в первом этапе Кубка мира в Остерсунде. Сначала ей пришлось долго залечивать травму спины, потом - восстанавливать физические кондиции. Вот и получилось, что перед первым этапом ни сама спортсменка, ни тренеры немецкой сборной не сочли нужным форсировать подготовку.

Зато это избавило Симону от целого ряда довольно мучительных перелетов: Остерсунд не относится к числу городов, куда можно быстро и легко добраться. После финиша немки, которая впервые в карьере выступала под фамилией мужа, прямо на стадионе родилась шутка: «Смена фамилии - путь к победе».

Стрельба подвела в этот день многих. То, что грядут проблемы, стало понятно с утра, когда на старт отправились мужчины. Пристрелку они проводили при абсолютно безветренной и слегка туманной погоде. Но незадолго до начала соревнований выглянуло яркое солнце и поднялся ветер. В итоге отстрелять на ноль не удалось никому из лидеров, кроме Эмиля Хегле Свендсена, который совершенно закономерно стал в связи с этим чемпионом.

На мою просьбу прокомментировать гонку Андрей Гербулов, отвечающий за стрелковую часть подготовки в российской мужской сборной, отреагировал поначалу нервно:

- Только не нужно заведомо считать, что у нас все плохо со стрельбой. Посмотрите - другие команды сегодня точно также стреляли. Пристрелка проходила в совершенно иных условиях. А во время гонки ветер усилился до 4 - 5 метров в секунду. Мы делали поправки, но этого не хватило. К сожалению, в Хохфильцене нет приборов, которые помогали бы определять скорость ветра с высокой точностью. Сделать это по флажкам бывает тяжело.

Не самая удачная стрельба не помешала заметить, что лидеры российской команды понемногу набирают ход. Откровенно неудачно (четыре промаха и 67-й итоговый результат) выступил, пожалуй, лишь Дмитрий Ярошенко. После финиша он пребывал в состоянии прострации, и это объяснялось легко: ведь именно по результатам первых двух гонок Хохфильцена тренеры уже сегодня вечером назовут составы воскресных эстафет - первых в этом сезоне. Оказаться за пределами основной четверки - серьезный удар по самолюбию. Тем более для чемпиона мира.

Иван Черезов, которому не хватило до золота 26,3 сек., был раздосадован единственным промахом, но не расстроен:

- Могу сказать одно: по сравнению с Остерсундом мое физическое состояние постепенно приходит в норму. На первом этапе ничего неожиданного ведь не произошло. Могу понять болельщиков, в памяти которых еще свежи наши выступления в прошлом сезоне. Вот они и ждут от нас только побед. Причем сразу. Перед Остерсундом мы провели неимоверно большую работу. Если бы была возможность отодвинуть первый старт на три-четыре дня, думаю, наши результаты могли получиться более высокими. Но мы не успели ни разгрузиться, ни восстановить оптимальное состояние. Выступали в Остерсунде как бы «под нагрузкой». Ощущение было страшным: словно не бежишь, а в болоте вязнешь. Как будто к ногам десятикилограммовые гири привязаны.

Когда перебрались в Хохфильцен, работа пошла уже другая - разгрузочного характера. Сразу поменялись ощущения. Да и лыжи здорово отработали. Конечно, обидно за стрельбу. Возможно, сказалось то, что мы пока не совсем привыкли к рельефу трассы - выходили на стадион сильно запыхавшимися.

- Как считаете, если бы не промах, вы нашли бы в себе силы бороться за победу со Свендсеном? 

- Побились бы серьезно.

- А не рановато набирать форму? Ведь ваши тренеры постоянно подчеркивают, что главный старт сезона - это чемпионат мира.

- Я согласен с этим. Но для себя определил задачи несколько по-другому: на чемпионате мира завоевать золото, а в общем зачете Кубка мира постараться попасть в тройку.

- В чем, на ваш взгляд, кроется основная причина, мешающая российским биатлонистам, и вам в том числе, завоевывать высокие места на протяжении всего сезона, как это делают норвежцы, немцы?

- Главное, как мне кажется, постоянно держать себя в тонусе, не позволять расслабляться. У нас же часто бывает, что выступил человек успешно на паре этапов - и как бы успокаивается. И тут же идет спад. Быть лидером - серьезная психологическая нагрузка. К ней тоже нужно быть готовым. Нельзя выигрывать все подряд. В биатлоне так просто не бывает. Но опускаться в гонках ниже 10-го места тоже не хотелось бы. Если это получится, то задача войти в призеры общего зачета Кубка мира окажется вполне реальной.

- Кого еще вы сейчас видите в этой тройке?

- Над этим не думал. Главное, что я вижу там себя.

Трехкратный чемпион мира Максим Чудов тоже не избежал единичной неудачи в стрельбе, но даже при чистом прохождении рубежей не смог бы претендовать на победу. Пока еще слишком заметно, что Чудову никак не дается финишный круг: резко падает скорость. В целом же команда продолжает набирать форму.

Это подтвердила и Катя Юрьева. После финиша она заметила, что не очень довольна своим ходом по лыжне - все-таки австрийские горы дают себя знать, но отметила, что бежать гораздо легче, нежели в Остерсунде. Правда, посетовала:

- Переезд в Хохфильцен дался нам настолько тяжело, что первые два дня я пластом лежала - не могла себя заставить вылезти из кровати.

Бытовые условия пребывания в Хохфильцене у спортсменов, кстати, изменились: впервые за много лет команду разместили не в Фибербрюнне, а в Леоганге. Первая версия, которую мне удалось услышать по этому поводу, сводилась к тому, что Фибербрюнн - слишком шумное место: прямо напротив отеля, где обычно размещались наши гонщики, находится площадь, на которой ежевечерне чествуют победителей этапа. Причем особенно грандиозная шумиха планируется в этом сезоне, поскольку этап юбилейный - 15-й по счету. Вот, мол, и решено было перевезти спортсменов в более тихое место.

Однако старший тренер мужской команды Владимир Аликин пояснил, что идея переселить команду из почти уже родного отеля Alte Post в «Зальцбургерхоф» принадлежала организаторам соревнований. Причину они не объяснили, но предупредили: пока не могут дать гарантии, что команда останется в «Зальцбургерхофе» на весь срок соревнований в Хохфильцене. Перенос сюда третьего этапа Кубка мира из словенской Поклюки вообще породил ряд странностей. Разные аккредитации, разные автомобильные пропуска. Вполне возможно, что уже в воскресенье или понедельник российским биатлонистам предоставят и другое жилье.

СВЕТА - РАКЕТА!

Слепцова, хотя и финишировала второй в спринтерской гонке, стала настоящей героиней соревнований: два промаха она сумела компенсировать поистине реактивной скоростью.

За два дня до старта в Хохфильцене Светлану пришлось экстренно увезти в местный госпиталь с подозрением на аппендицит. Диагноз, к счастью, не подтвердился: острая боль стала следствием сильного пищевого отравления. Но коррективы в общее состояние спортсменки болезнь внесла солидные: в четверг Светлана тренировалась чисто символически - вышла на лыжню, чтобы понять главное: сумеет стартовать или нет.

Идти на риск, безусловно, стоило: пропуск первой - спринтерской - гонки автоматически означал бы неучастие в двух других - гонке преследования и эстафете. Да и характер спортсменки не позволил бы ей сдаться без борьбы. Она ни единым словом не упомянула о пережитых проблемах со здоровьем - об этом рассказали тренеры.

- Я сначала почти не расстроилась после того, как промахнулась второй раз, - рассказала Слепцова после финиша. - Понимала, что все равно буду в первой десятке. Разочарование появилось позже, по ходу гонки, когда до меня дошло, что при одном промахе я без труда стала бы первой.

- А вообще без промахов пока никак?

- Теоретически могла бы, наверное. Видимо, помешало слишком большое желание хорошо отстреляться. Никак не могу понять, если честно, что у меня со стрельбой происходит. «Зацеливаюсь», как говорят биатлонисты. В Остерсунде так случилось, теперь вот здесь. Но я чрезмерно не комплексую по этому поводу. Ход нормальный, и это радует по-настоящему.

- Не считаете, что быстрый ход иногда превращается в дополнительную психологическую помеху для биатлониста? Не будь вы до такой степени уверены в своем беге, глядишь, и стреляли бы точнее.

- На сто процентов так и есть. В прошлом году у меня не получалось показывать на лыжне такие скорости, как сейчас, но стреляла я заметно лучше. Очень надеюсь, что рано или поздно у меня совпадут и бег, и стрельба. Хотелось бы пораньше. На чемпионате мира, например.

- Почему происходит «зацеливание» на рубежах?

- Очень хочется хорошо стрелять. Я отдаю себе отчет в том, что на рубеж нужно становиться с холодной головой. Но когда начинаю целиться, в голову начинает лезть какое-то катастрофическое количество самых разных мыслей. И все мои попытки с этим бороться пока безуспешны. Хотя каждый раз я в таких случаях вспоминаю слова своего первого тренера Александра Корчака: «Выходи на старт с холодной головой, и проблем не будет».

Возможно, свою роль сыграл рельеф трассы. В Хохфильцене довольно сложный подход к стрельбищу. Там подъем, и когда ты преодолеваешь его, получается, что приходишь на стадион, не успев отдышаться, так что стрелять приходится на слишком высоком пульсе. Один из двух промахов я сделала, потому что стреляла как бы «вдогонку» - поторопилась и не успела как следует выделить мишень, а вот второй случился как раз потому, что при попытке продышаться и таким образом успокоиться меня затрясло.

- Вы когда-нибудь пытались контролировать, на каком пульсе стреляете?

- Я не смотрю на рубеже на часы. Но почему-то начинает казаться, что для меня - чем выше пульс, тем лучше. Тогда думать о посторонних вещах становится просто некогда.

- На что именно была направлена ваша злость после финиша, когда вы лежали на снегу и били его кулаком?

- На себя, конечно. Обидно даже не то, что промахнулась, а то что промахнулась в «стойке», где я всегда стреляла значительно лучше, чем лежа.

 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru