Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Лыжные гонки - Спортсмены
Юлия Чепалова: «Я СТАЛА СОВСЕМ ДРУГОЙ»
Юлия Чепалова
Фото © Александр Вильф
на снимке Юлия Чепалова

Первый раз будущая олимпийская трасса в Праджелато была опробована лыжниками в марте прошлого года И была беспощадно раскритикована. Естественный рельеф склона изобиловал короткими, но весьма крутыми подъемами, по которым приходилось то и дело карабкаться «елочкой». То есть вариант классического маршрута был признан не очень подходящим для столь крупного мероприятия, как Олимпийские игры.

За год все изменилось. На трассе появилась длинная, очень зрелищная, если смотреть со стороны стадиона, петля, одну сторону которой составил пологий но длинный подъем, над небольшой горной речушкой возвели мост, соединивший основную часть дистанции и лыжный стадион, - то есть итальянские организаторы проявили себя как люди, которым не нужно долго объяснять, что такое лыжи и как преподнести их публике в наиболее выигрышном свете.

Не было только снега.

С учетом реалий нынешней зимы, это не оказалось сюрпризом. Искусственный снег наморозили и уложили по всей трассе толстенной подушкой, почти не подтаявшей, несмотря на то, что за два дня до начала соревнований термометры на склоне показывали +9. Еще через сутки над Праджелато пошел легкий снежок и, по словам второго тренера сборной России, выдающегося в недавнем прошлом лыжника Алексея Прокуророва, отличить, где заканчивается искусственный снег и начинается натуральный, стало почти невозможно.

Прокуроров с утра до позднего вечера вместе с другими российскими тренерами колдовал над лыжами в российском боксе, а на лыжне – на широком равнинном куске за речкой – так же скрупулезно шла работа над лыжами одной-единственной гонщицы. Юлии Чепаловой.

- Основной состав сборной мы решили в Праджелато не везти, - рассказывал мне по дороге к стадиону менеджер рроссийской команды Юрий Чарковский. – Хотя несколько человек из тех, кто приехал, скорее всего окажутся в составе команды на чемпионате мира в Оберсдорфе. Юля Чепалова, Наташа Коростелева, Алена Сидько… В целом же для нас было второстепенно, какой именно состав сюда приедет. Гораздо важнее составить представление, что нас будет ждать на Олимпийских играх. Какие смазки и порошки для лыж наиболее предпочтительны, - сами видите, насколько стремительно меняется здесь погода. В этом отношении, кстати, гонка преследования, в которой спортсмены сначала бегут классическим ходом, а вторую половину – коньковым, - наиболее сложный вариант. Особенно тяжело будет угадать со смазкой в классике, где от правильной подготовки лыж зависит очень многое.

Проводив меня до лыжного мостика, Чарковский махнул рукой в сторону кишащего гонщиками пятачка:

- Чепалов с утра и до позднего вечера на лыжне, наверное сто пар лыж для дочки протестировал уже. Мы раньше других сюда приехали: я, Анатолий Михайлович, Дима Ляшенко – муж Юли, сервисер Миша Симбирцев… Для Чепаловой результат особенно важен. Любой успех придает спортсмену уверенность.

Эх, знать бы в пятницу, что пройдет совсем немного времени и ослепительно-солнечный морозный день сменится хмурой сыростью, а свежевыпавший над Пражделато снег сведет на нет усилия стольких людей! Но произошло именно так. Уйдя на три классических круга третьей, Чепалова уже через два с половиной километра безнадежно отстала от лидирующей группы. К моменту смены классических лыж на коньковые у нее был 31-й результат.

- Я поняла еще на обкатке за час до старта, что лыжи «не пойдут», - расскажет она после финиша. – Такие вещи чувствуешь всегда сразу. Обычно к старту мы готовим три пары и бывает, что все три катят замечательно – не знаешь, какую выбрать. А здесь, как назло, не угадали ни с одной. Я много думала, почему такое происходит, и пришла к выводу, что большинство проблем возникает от большого опыта. Когда, как мой сервисмен, знаешь свое дело до мельчайших тонкостей, хочешь сделать как лучше, а получается совсем по-другому.

На второй половине дистанции произошло невообразимое: едва Чепалова встала на коньковые лыжи, она понеслась так, что итальянские телевизионные комментаторы лишь синхронно присвистнули. После первого круга в 2,5 километров спортсменка обошла десяток соперниц, после второго – еще столько же. Финишировала она пятой. Еле живой от усталости.

- Юля, прости… - кинулся было к ней Симбирцев.

Чепалова с пониманием кивнула, но молча прошла мимо. Повернулась ко мне:

- Подождете меня немного? Хочу пару кружочков пройти, чтобы мышцы нормально остыли. Потом в раздевалке и поговорим спокойно.

Разговор, тем не менее, мы начали по дороге.

- Расстроены, что с лыжами так получилось?

- Обидно, конечно. Вроде все нормально, и бороться вполне по силам было, а лыжи не держат. Но винить человека за это нельзя. В конце концов у меня тоже нередко случались ситуации, когда безумно хотелось выиграть, я прилагала к этому гораздо больше сил и нервов, чем обычно, но чем больше старалась, тем хуже оказывался результат.

Можно было, конечно, попробовать добавить еще мази, но я против таких вещей. Начнется форменная путаница, при которой вообще будет невозможно понять, что произошло.

- Здесь на самом деле тяжелый снег?

- Снег – он везде одинаковый. На чемпионате мира в Оберсдорфе, уверена, та же картина будет. Так же свежий снег пойдет, тот же глянец появится, лед, так же искусственная трасса проступать начнет…

- Как же хватает сил соревноваться, когда понимаешь, что шансов нет?

- Все равно не хочется уступать. На первом круге я еще думала, что не все так плохо. Что можно будет немного отыграться на спусках, наверстать то, что на подъемах проиграно. На спусках, кстати, у меня нормально лыжи катили, - не хуже, чем у других. Но очень быстро поняла, что упираться бессмысленно. На одних руках дистанцию на пройдешь, тем более, когда знаешь, что еще коньком столько же бежать придется. Ну и пошла не торопясь – мол, будь, что будет. К тому же обратила внимание, что когда едешь медленно, лыжи держат вполне прилично. Перестают держать лишь при попытке ускориться.

А когда на коньковые лыжи встала, сразу и кураж вернулся, и желание бороться.

- Предполагали, что удастся финишировать хотя бы в первой десятке?

- Что вы! Это меня больше всего и удивило. Хотя с первого же спуска, который прямо на стадионе находится – поняла, что все нормально. Хоть с этим повезло. В коньке ведь тоже лыжи немало сюрпризов подкинуть могут.

- Сама трасса вам нравится?

- Нет. Не могу объяснить почему. На классической трассе два подъема. На коньковой – один, довольно тяжелый. Хотя дотерпеть можно. Спуски длинные, хорошие – отдохнуть можно. Год назад все было совсем по-другому. Было больше равнинных участков. Само место выбрано такое, что большого разнообразия не добиться, слишком ограничена площадь. Один из вариантов ее разнообразить – лобовики искуственно делать – длинные, по километру, подъемы. Но они в лыжном спорте сейчас не в моде.

- Почему вы решили приехать в Праджелато раньше всех остальных участников?

- У нас уже своего рода традиция сложилась – пробовать олимпийскую трассу заранее. В Солт-Лейк-Сити тоже за год до Игр приезжали. Вот и сейчас хотелось подольше на этой трассе покататься, пообвыкнуть. Уезжаем мы тоже не сразу – останемся всей бригадой до конца января, отсюда полетим в Цахкадзор, где сейчас тренируется сборная, и уже вместе со всеми будем готовиться к чемпионату мира. Не знаю уж, насколько получится нормально потренироваться оставшиеся дни – на этих же трассах сразу после нас двоеборцы соревноваться начнут, - но, думаю, найдем возможность побегать. Когда на трассе каждый бугорок знаешь, выступать становится намного легче.

- Получается, все мысли уже сейчас об Олимпиаде?

- Нет. Об Играх я пока вообще не задумываюсь. Скорее ставила задачу проверить, в каком я состоянии, как идет подготовка к чемпионату мира. В принципе, довольна тем, как пробежала. Несмотря на то, что в “классике” натерпелась, технику классического хода поймала. В коньке пока есть некоторые провалы. Думаю, что это из-за гор. Живем-то мы на высоте 2000 метров . У меня в высокогорье четвертый день самым тяжелым обычно получается. Как раз накануне старта он и выпал. Тренировалась еле-еле: шатало из стороны в сторону.

Думаю, не мне одной здесь по этой причине непросто. Немцы так вообще прилетели меньше чем за сутки до старта, причем добирались до Праджелато какими-то кружными путями.

- Так и вам, насколько я знаю, в этом смысле досталось.

- В общем да. Из Нове Место, где проходил этап Кубка мира, на автобусе поехали в Рамзау. Там переночевали и наутро отправились уже сюда. А это - еще девять часов в машине.

- Что, на ваш взгляд, происходит в стане соперниц?

- Ничего особенно нового. Просто все те, кто был сзади, вдруг очень быстро вышли вперед. Я иногда пытаюсь понять, на что рассчитывает Стефания Бельмондо – говорят, она решилась на второго ребенка, но собирается вернуться в лыжи к Олимпийским играм. Непонятно, что и кому доказать хочет. Но если действительно вернется, тяжело ей будет. Конкуренция выросла по-сумасшедшему. Я на себе ощутила, как тяжело возвращаться после большого перерыва. Стоит освободить место, сразу возникает огромное количество желающих это место занять.

- Но вы же вернулись?

- Я - раньше. Как и Катя Нойманнова. В позапрошлом июне она родила дочку, а в прошлом году уже выиграла один из этапов Кубка мира. По сравнению с ней я отдыхала дольше - полтора года после Игр в Солт-Лейк-Сити ничего не делала. Отдохнула от лыж замечательно. Зато потом – вся жизнь сначала началась. Словно ребенок своим появлением разделил эту жизнь на «до» и «после».

Было не только тяжело, но и интересно. В том числе – наблюдать за реакцей окружающих на мое возвращение. Для них я оставалась все той же Чепаловой, поэтому и результатов от меня ждали прежних. Я же стала совсем другой.

- В чем это выражалось?

- Я стала совсем по-другому тренироваться. С одной стороны, рвалась вернуться на лыжню, с другой – появилось какое-то всепоглощающее желание отрабатывать на тренировке каждую мелочь до идеального состояния. Раньше такого не было.

- Я заметила, что сразу после гонки Нойманнова появилась на стадионе с ребенком. А вы хоть иногда берете дочку с собой?

- Только на сборы. Если бы у нас имелась возможность более комфортных передвижений из страны в страну, возможно, брала бы. А так – сами подумайте, как маленького ребенка девять часов в автобусе держать? И ее измучаю, и себя.

- Зато вы возите с собой самое большое, как мне показалось, количество лыж.

- В этом сезоне, действительно, многовато получается – 36 пар. Обычно не набирается больше тридцати. Просто хочется перед Олимпиадой как можно больше попробовать. На одну погоду, на другую. Постепенно это количество уменьшается - лишние отсеиваются.

- Не сложно заставлять себя работать до изнеможения, при том, что в России особой конкуренции нет?

- Лыжи такое дело – сегодня соперник не бежит, а завтра – не догонишь. Плюс – от моего состояния многое зависит. Поэтому я всегда, где бы ни выступала, отношусь ко всем с равным опасением.

- Вам хотелось бы выступить на чемпионате мира на всех дистанциях, как когда-то выступали сильнейшие российские лыжницы?

- Теоретически я готова бежать все, кроме, пожалуй, классического спринта – мне там делать нечего. Может быть не стоит браться за «тридцатку» классикой. И без этого четыре дистанции набираются.

- Зачем же вы решили бежать классический эстафетный спринт в Праджелато?

- Обожаю эстафеты. Там такой кураж, такое количество адреналина, что неважно уже чем бежишь – думаешь только о том, чтобы выиграть.

2005 год

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru