Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Лыжные гонки - Спортсмены
ПОЧЕМУ ЧЕПАЛОВА ПЛОХО БЕГАЛА «КЛАССИКОЙ»,
ЗНАЕТ ТОЛЬКО ЕЕ ОТЕЦ
Юлия Чепалова
Фото © Александр Вильф
на снимке Юлия Чепалова

С того самого момента, как 18-летняя Юлия Чепалова стала олимпийской чемпионкой Нагано, журналисты привыкли видеть рядом со спортсменкой ее отца. Анатолий Михайлович неизменно появлялся даже там, куда приходилось приезжать за свой счет, правдами и неправдами получать аккредитацию, самому искать жилье. Лишь бы иметь возможность в самый ответственный момент быть рядом с дочерью.

Собственно, отец тренировал Юлю с тех самых пор, когда в четырехлетнем возрасте она впервые встала на лыжи в Комсомольске на Амуре. Но лишь с этого сезона стал считаться полноправным членом тренерского состава сборной.

Встретились мы в австрийском Тауплиц-Альме, где российские лыжницы проводили заключительный сбор перед чемпионатом мира-2001. С утра и после обеда семья в составе Чепалова-папы, самой Юли и ее мужа Дмитрия пропадала на лыжне, в промежутках тренера можно было безошибочно искать в гараже, колдующего над лыжами.

В один из дней он сказал:

- Мы, собственно, уже к Играм готовимся. Чемпионат мира, безусловно, очень важен - но только как отработка будущей модели выступления.

- Вы с самого начала мечтали сделать из дочери выдающуюся лыжницу?

- Никаких таких мыслей не было. Ей просто нравилось ходить на лыжах. Это всем четырехлетним нравится. С девяти лет Юля стала тренироваться уже более серьезно. Позже стала выигрывать российские соревнования среди девочек своего возраста. Когда ей было лет 15, победила на «коньковой» дистанции среди более старших девочек на соревнованиях в Воронеже, и нас пригласили на просмотр в юниорскую сборную. Еще через год уже безоговорочно попала в состав. А благодаря тому, что оказалась самой молодой, выступала на юниорских первенствах мира целых четыре года.

- И сразу стала побеждать?

- На первых соревнованиях выиграла эстафету и была второй в коньковой дистанции. На второй выиграла «конек», хотя эстафету наши девчонки тогда проиграли. Ну а с двух последних чемпионатов привозила по два золота. Личное и эстафетное. В «классике» в последний юниорский год ей удалось завоевать бронзу.

- Потом, насколько помню, ее забрали во взрослую команду, откуда Юля довольно быстро снова вернулась к вам?

- Я ее забрал перед Играми в Нагано. Получилось так, что особого внимания на Юльку никто не обращал, считалось, что ее Олимпиада - следующая. Я тоже согласился с таким мнением и воспользовался им: сказал, что рассчитывать на Юлю действительно не стоит. Лучше я заберу ее, и мы поработаем отдельно.

- А как на это смотрела дочь? Все таки сборная всегда считалась совершенно особым уровнем.

- С одной стороны, Юля - человек очень коммуникабельный. Но с другой, наверное сыграло роль, что она слишком привыкла работать со мной. И тренироваться у кого-то другого у нее никогда не было особого желания.

- Не боялись, что работая в одиночку, не сумеете пробиться в олимпийский состав-98?

- Сначала вообще не думал об этом.Но уже в начале олимпийского сезона увидел, что дело идет к неплохим результатам. В «коньке», разумеется. В гонке Гундерсена многовато проигрывала на «классическом» этапе. И то, если вспомнить Нагано, считаю, что резерв у Юльки был. Если бы я только догадался взять другие лыжи...

- Позвольте, но про лыжи Чепаловой и так ходили легенды. Что они чем-то облучены, чем-то чудодейственно-секретным покрыты.

- Никаких секретов. Нам просто немножко лыжи в Арзамасе подкалили. Дело в том, что в дождливую погоду лыжи очень быстро «садятся». А такие держались подольше. Остальное все то же самое. Порошок, структура...

- Структура чего?

- Самой лыжи. На поверхности специальной машинкой делаются насечки, которые дают возможность воде быстрее уходить с лыж.

- Всегда хотелось спросить: с талантом бегать коньком надо родиться, или этому можно научить любого?

- Как специалист я вообще считаю, что та или иная склонность закладывается в человеке с рождения. К коньковому бегу в том числе. Это проявляется даже в строении мышц. Хотя уловил и такую закономерность: мои ученики всегда лучше бежали «коньком». Несмотря на то, что и летом и осенью и в первой половине зимы мы работали исключительно над классикой.

- Тогда обратный вопрос: почему у Юли были до последнего времени такие серьезные проблемы с классическим ходом?

- Тоже объяснение нашел. Дело в том, что в Комсомольске на Амуре совершенно иные климатические условия, нежели в европейской части. При сильном морозе не бывает отдачи - снег другой. И толкаются лыжники по-другому - как от стола. На скользкой лыжне непременно возникает отдача. Значит и техника отталкивания совсем другая требуется. Эта проблема долго нас и преследовала. Специально два сбора в Финляндии провели - в туннеле бегали, и на осеннем сборе в Рамзау все внимание только классике уделяли. И, похоже, справились.

- Когда вы начинали работать тренером, мечтали вырастить олимпийского чемпиона?

- Ну настолько конкретно не загадывал, но всю жизнь стремился добиться серьезного результата. Работаю ведь уже почти 30 лет - с 1973 года. Сам тогда еще бегал. Прекратил тренироваться, когда ученики обгонять стали. Одаренных спортсменов у меня в группе попадалось немало, но довести их до окончательного результата как-то не удавалось.

- И уж тем более не приходило в голову, что первой олимпийской чемпионкой станет собственная дочь?

- Кстати, Юльке с самого детства нравилось находиться в этом кругу. Другого, собственно, не было. В доме у нас - как, наверное, в любой тренерской семье тех времен - борщ варился всегда ведром. Картошка и компот - тоже. По выходным вся группа собиралась. В походы вместе ходили...

- Вы помните свою реакцию, когда Юля выиграла в Нагано?

- Помню только, что соображал плохо. Видел финиш, видел результаты на табло, но осознать их никак не мог. Не получалось. До Юли, видимо, дошло быстрее - вы и сами видели, наверное: все девчонки, кто побеждал - плакали на финише. Значит, понимали, что натворили.

- А вы не плакали?

- Воздержался. С трудом. Оказывается, этот момент не такой уж легкий.

- На ваш взгляд, Юля сильно изменилась после победы в Нагано?

- Желания тренироваться не убавилось, заносчивости не появилось, звездная болезнь тоже, вроде, не грозит. Вот уверенности немножко прибавилось. Причем не столько после самой победы, сколько после замужества.

- Тренеры обычно бывают против столь ранних браков. Да и отцы тоже.

- А я был доволен. Девчонки есть девчонки. В определенном возрасте начинаются переживания: «А вдруг замуж не возьмут?». А там глядишь - проблемы с психикой. Да и мне легче, что она замужем, что свое гнездо появилось. Как ни крути - совсем взрослый человек. Муж тоже лыжник, все понимает.

- И помогает тренировать?

- К сожалению, пока выступает сам. И неплохо. В любом другом случае мы давно привлекли бы его к работе. Мне одному все-таки тяжеловато. Приходится и лыжи готовить, и планы составлять, и ездить... Так что если Дима вдруг раздумает тренироваться, работа для него в нашей семейной бригаде найдется в тот же момент. Опять же, мне на руку: для женщины всегда лучше, когда муж рядом.

2001 год

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru