Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Биатлон - Тренеры
Владимир Аликин:
«ДАЖЕ У БЬОРНДАЛЕНА СЛУЧАЮТСЯ ОСЕЧКИ
»
Владимир Аликин
Фото © Елена Вайцеховская
Рамзау. Владимир Аликин

5 ноября мужская сборная России по биатлону отправилась на заключительный предсезонный сбор в Ханты-Мансийск. За неделю до этого корреспондент «СЭ» побывала в расположении команды в австрийском Рамзау. Российские биатлонисты стали, пожалуй, единственными, кто не провел там ни одной тренировки на свежевыпавшем равнинном снегу: катались на леднике, периодически спускаясь вниз на стрельбище. И вновь без промедления поднимались обратно. На этом настоял главный тренер – олимпийский чемпион Владимир Аликин.

- Ваши коллеги по другим видам спорта, Владимир Александрович, просто в восторге от условий, которые этой осенью сложились в Рамзау, а вы упорно сидите в горах. Почему?

- Так было спланировано с самого начала. Мы даже поселились на высоте 2100 метров, чтобы оттуда подниматься на тренировки на глетчер – на 2700. Если бы жили внизу, работа на такой высоте давалась бы ребятам с гораздо большим трудом. И вниз надолго не спускаемся как раз для того, чтобы не разакклиматизироваться.

Высокогорье – такая штука, что иногда достаточно трех часов, проведенных внизу, чтобы нарушить адаптационные процессы. Плохо, конечно, что биохимика у нас на сборе нет – невозможно досконально контролировать, что происходит в организме.

- А почему его нет?

- Специалист, которая уже несколько лет с нами работает, на этот раз не смогла поехать на сбор по семейным обстоятельствам. Снабдила необходимыми реактивами врача команды, так что в Рамзау мы обходимся его силами. В принципе ничего страшного в этом нет. Тем более, что скоростной работы на этом сборе мы не планировали, главная задача - набрать объемы, чтобы начать трансформировать их в скоростную работу в Ханты-Мансийске.

- При нынешних катаклизмах с погодой вы так уверены, что там будет снег?

- Он там всегда в это время бывает. Я звонил недавно и мне доложили, что через несколько дней ожидается похолодание, но на всякий случай наготове стоят и снежные пушки. Два-три дня и снега можно насыпать столько, сколько необходимо.

- Почему для высокогорной подготовки вы выбрали Рамзау?

- Год назад мы были на сборе в Бельмикене. Там горы специфические – очень тяжелые. К тому же сказывалось напряжение олимпийского сезона – ребятам было слишком трудно снова начать работать в полную силу. Поэтому остальное время мы в основном готовились на равнине, несмотря на то, что чемпионат мира должен был проходить в горах в Антхольце. А в этом году решили выбрать несколько иную схему подготовки.

- Я правильно понимаю, что это – некий эксперимент и, если он завершится удачно, готовиться к Играм в Ванкувере вы будете по аналогичной схеме?

- Сомневаюсь, что могу сейчас дать вам исчерпывающий ответ. Мы пробуем, ищем, как искали и год назад, когда во время чемпионата мира четверо спортсменов у меня жили внизу и поднимались на стадион только для того, чтобы пробежать гонку, а остальные поселились наверху и постоянно находились в соревновательных условиях. В этом году чемпионат мира проходит на равнине, но с подготовкой к нему на заключительном этапе мы пока окончательно не определились. Возможно, после этапа Кубка мира в Антхольце там и останемся, как это планирует женская сборная, и прямо оттуда полетим в Остерсунд. Не исключено, что спустимся чуть ниже – в Хохфильцен – и проведем заключительный сбор там. Чемпионат мира длинный. Боюсь, что, просидев какое-то время в Италии на высоте 1800 метров, мы добъемся определенного всплеска результатов только в первой половине соревнований. Потом велик риск угодить в физиологическую яму. А в Остерсунде ведь и масс-старт приходится на последние дни, и эстафета.

- Вы довольны тем, как прошел сбор в Рамзау?

- Не очень. Снег этот выпал, будь он неладен!

- Чем же вам снег не угодил?

- Мы планировали провести определенное количество скоростных и силовых тренировок на лыжероллерах. Но трассу завалило, а на обычных лыжах нет подходов к стрельбищу. Там асфальт. Пришлось выкручиваться: вместо тренировок на лыжероллерах бегать кроссы. Я сам для этого дорожки лопатой разгребал.

- Конкуренция в вашей команде велика?

- Пока сезон не начался, ее не чувствуется. Мы, тренеры, со своей стороны делаем все возможное, чтобы климат оставался максимально благоприятным. Никакой дедовщины. Я всегда подчеркиваю, что только единой командой мы можем чего-то добиться.

Естественно, с началом соревнований конкуренция начнет проявляться. Все-таки, команда большая, 12 человек, а на первый этап Кубка мира мы имеем право повезти восемь. Я вообще сторонник того, чтобы уменьшить это число до семи. Восьмой человек обычно в запасе сидит и получается, что ни в этапах Кубка мира не стартует, ни на кубке Европы, куда мог бы поехать.

Пять человек, которые войдут в основной состав, я могу назвать прямо сейчас – это вся эстафетная олимпийская четверка (Черезов, Ярошенко, Круглов, Чудов), которая в феврале выиграла чемпионат мира в Антхольце, и пятый – Рожков. Все они – в красной группе, то есть на этапах Кубка мира их принимают и размещают бесплатно.

- Получается, вы не считаете, в отличие от руководства СБР, что Рожков – отработанный материал?

- Считаю, что вопросами комплектования команды должны все-таки заниматься старшие тренеры, а не исполком федерации. Иначе, зачем мы нужны? И это комплектование должно осуществляться по спортивному принципу. Рожков на данный момент – чемпион России. Как я могу его не включать в команду? Как дальше сезон сложится – это уже другой разговор. Да и понятие «старый», как, нередко говорят о Рожкове, - в спорте очень условно. Ярошенко тоже не молодой. Но «выстрелил» же? И сейчас заслуженно считается одним из лидеров мирового биатлона.

- Но ведь есть такая вещь, как статистика. Вы же не можете не думать о том, что Рожков блестяще выступает в этапах Кубка мира и так же регулярно проваливает свои выступления на мировых первенствах.

- Это так. Но ведь весь прошлый сезон мы шли навстречу Сергею Чепикову? Давали ему возможность готовиться так, как он считает нужным, а в итоге на этапах Кубка он ничего не показал и сам подошел ко мне с просьбой не включать его в состав команды. И ушел. Хотя я, например, не понимаю до сих пор, почему СБР не нашел возможность проводить такого спортсмена достойным образом на юбилейном чемпионате страны в Новосибирске.

- Наверное, потому, что никто никогда не знает, чего от Чепикова ждать. Вы о проводах говорите, но где гарантия, что на Играх в Ванкувере он вновь стартовать не захочет?

- Может быть, вы и правы. Но в любом случае считаю, что отбор в команду должен осуществляться невзирая ни на былые заслуги, ни на возраст.

У нас в этом сезоне еще одна сложность: международный союз биатлонистов (IBU) принял решение, что все спортсмены «Красной группы» будут стартовать в индивидуальной гонке на чемпионате мира не в первой, как обычно, а в третьей и четвертой группах. А в гонках Кубка мира – во второй и третьей. Такие условия диктует телевидение, в интересах которого сохранять интригу соревнований от начала и до конца. Хотя, опять же, не понятно, почему не сделать парный старт? Или не сократить время между уходами спортсменов на лыжню до 15-ти секунд? Я даже с президентом IBU Андерсом Бессебергом на эту тему беседовал.

- В надежде, что IBU прислушается к вашему мнению?

- Да нет, я же по-дружески... Не знаю уж, как там в IBU решения принимают. Но недовольных будет много. Тяжело выступать в таком режиме.

- Какой результат на чемпионате мира вы сочли бы для своей команды удовлетворительным?

- Я всегда ставлю завышенные задачи. В прошлом сезоне, например, поставил цель завоевать в Антхольце три медали – золото, серебро и бронзу. Все-таки мы много лет ничего не выигрывали. И могли выполнить этот план, если бы смешанная эстафета подвела. Спортсмен должен стремиться к максимальной цели. Если начнет подстраховываться, ничего не выйдет. Так и сейчас. Хотя загадывать в биатлоне, сами понимаете, не приходится. Даже у непобедимого Бьорндалена случаются осечки. А общий уровень результатов таков, что даже минуту отставания «ногами» не всегда отыграешь.

С другой стороны, постоянно держать планку на таком уровне, как год назад, тяжело. До Олимпиады нам все равно придется в какой-то момент сбавить обороты, дать людям возможность немножко передохнуть. Чтобы потом снова выступить так, как от нас ждут. Хотя зрителям не всегда это объяснишь.

2007 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru