Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Биатлон - Спортсмены
Ольга Зайцева:
«В СОЧИ ВСЕ СДЕЛАНО ПО - НАШЕМУ - С РАЗМАХОМ»
Ольга Зайцева
Фото © Евгений Тумашов/СБР
на снимке Ольга Зайцева

«Настоящий капитан», - сказал о ней Вольфганг Пихлер. Интервью со старшим тренером женской сборной стало заключительным в ряду бесед, состоявшихся в шведском местечке Бруксвалларна во вторник, который для наших биатлонисток был днем отдыха. Накануне вся команда собралась в одном из домиков, чтобы вместе провести вечер, и Зайцева больше других подшучивала над Пихлером: «Пусть у нас будут два выходных, Вольфганг, ну пожа-алуйста...»

- Оля, ваши попытки выторговать у тренера лишний день отдыха - это часть какой-то игры или вы действительно очень устали?

- Устала. Сильно. Но сейчас так и должно быть. Такой период.

- Наиболее тяжелый, как я понимаю?

- Подготовительный период вообще всегда тяжелый. Как и «вкатка» в сезон. Все уже ждут не дождутся, когда наконец начнутся соревнования. Это тоже тяжелая работа, но в ней нет монотонности.

- Два года назад вы довольно долго размышляли, стоит продолжать спортивную карьеру или нет. В этом году подобные мысли возникали?

- Нет. Я все решила два года назад: буду выступать до Олимпийских игр в Сочи. И с тех пор - никаких колебаний.

- В свое время выдающийся тренер по плаванию Геннадий Турецкий сказал, что мотивировать спортсмена на первую Олимпиаду достаточно просто, на вторую - сложнее, а на третью - очень сложно. Для вас Игры в Сочи станут уже четвертыми. Как находите мотивацию, чтобы раз за разом проходить один и тот же путь?

- Если бы на какой-то из Олимпиад я выиграла все, что только можно, наверное, было бы сложно находить мотивацию. А так я просто хочу стать олимпийской чемпионкой в индивидуальной дисциплине. Пока у меня есть только серебро.

- В чем для вас заключается разница между этими медалями?

- Только в том, что серебро у меня есть, а золота нет. Хотя серебряная медаль Ванкувера в масс-старте для меня ничуть не менее «тяжелая», чем если бы она была золотой. Кроме того, Игры в Сочи будут для нас «домашними». Если уж думать об окончании карьеры, то лучше завершить ее в родных стенах. Во всяком случае, два года назад я сформулировала для себя конечную цель именно так: завершить карьеру выступлением в Сочи.

- Вы ведь уже были там в этом году. Каковы впечатления от первого знакомства с олимпийской трассой?

- Мне все очень понравилось. Там очень красиво. И сделано по-нашему - с размахом. Для людей с большими деньгами, я бы сказала.

- Вы довольны тем, как складывается сейчас ваша подготовка?

- Нормальное рабочее состояние. Все как всегда. Даже рассказывать особенно нечего. Хотелось бы, естественно, выступить в этом сезоне достойно. Ничего более конкретного не загадываю.

- Из суеверия?

- Нет. Просто пока не начались соревнования, вообще сложно что-то говорить. О своем состоянии, о том, насколько хорошо готовы соперницы, и как вообще будут развиваться события. Работали мы много.

- Февральский чемпионат мира, видимо, должен стать своего рода генеральной репетицией перед Олимпийскими играми?

- У нас что ни сезон - то репетиция. К чемпионату мира в Ханты-Мансийске, помнится, тоже пытались репетировать. А мне кажется, что лучше вообще ничего не загадывать. А то получится, как прошлой весной в Рупольдинге, где все ждали большего. Я и сама там от себя большего ждала. А получилось, как получилось. Именно поэтому сейчас я просто работаю, не думая ни о каком результате. Полностью выполняю всю запланированную нагрузку, как выполняла всегда, не жалею себя и не берегусь.

- Нагрузка сильно отличается от прошлогодней?

- Мы немного меньше в этом году катались на велосипеде, меньше делали силовых упражнений со штангой. Общий объем не сильно уменьшился. Просто работа стала немного другой.

- Существуют какие-то признаки, позволяющие спортсмену понять, насколько он близок к состоянию, именуемому «хорошей формой»? И какие ощущения испытывает биатлонист, находящийся на пике?

- Состояние становится понятным, когда начинается скоростная работа. Что касается ощущений... Ну вот я, например, считаю, что была на пике формы в декабре прошлого года. И на самом последнем сборе перед чемпионатом мира. Пик - это когда ты вообще не задумываешься о том, как и что делаешь. Надо бежать - бежишь, надо стрелять - стреляешь. Когда не очень хорошо готов, в голове то и дело возникают посторонние мысли. Например, что можешь промахнуться. Или что тебя могут догнать. Хотя даже когда промахиваешься или кто-то тебя достает, чувства, что проиграл, нет. Но на пике не отвлекаешься ни на что. Весь как бы внутри себя, все контролируешь. Именно так я бежала в декабре на этапе Кубка мира в Хохфильцене гонку преследования: стреляла раз за разом в «ноль», совершенно не думая о том, как я это делаю. Пусть и промахнулась один раз на последнем рубеже.

- Почему вы решили сменить в этом сезоне марку лыж - с Madshus на Rossignol?

- Вообще-то я собиралась поменять лыжи гораздо раньше. Но было сложно принять решение. Слишком много лет я выступала на Madshus, причем успешно. В таких случаях бывает тяжело отрешиться от каких-то уже сложившихся личных взаимоотношений. На самом деле я очень благодарна всему коллективу этой фирмы. Но жизнь спортсмена такова, что иногда приходится выбирать то, что кажется более подходящим. Именно по этой причине я и выбрала Rossignol. Тех, с кем работала, пока бегала на Madshus, я предупредила заранее, еще когда действовал старый контракт. То есть постаралась сделать все предельно корректно, чтобы ни у кого не осталось обид.

- Подобные решения вы принимаете самостоятельно или обсуждаете с близкими?

- Конечно, обсуждаю. И с сестрами, и с мужем. Но последнее слово, естественно, остается за мной.

- Что изменилось в вашей жизни в связи с переездом в Лозанну?

- Мы переехали потому, что этого требовала работа мужа: всю их организацию перевели в Лозанну из Брюсселя. Квартира пока даже не полностью обустроена. И, если честно, я не могу сказать, что уже воспринимаю Лозанну как дом. Слишком уж короткими получаются все мои приезды. А вот к нашей маленькой квартирке в Брюсселе я успела сильно привязаться. Все-таки мы с Миланом прожили там пять очень счастливых лет.

- С кем остается сын, когда вы находитесь на сборах и соревнованиях?

- С Миланом, с его родными, с моими родными - как сложится. Сейчас Сашка ходит в Лозанне в подготовительную дошкольную группу, занимается с учителем французским языком, чтобы побыстрее адаптироваться. Говорит, кстати, что уже все понимает. И вот-вот, наверное, заговорит по-французски сам.

- Не спрашивает, когда мама наконец будет все время дома?

- Спрашивал летом, когда ездил со мной по сборам. Он ведь все понимает. Поэтому когда начинается сезон, уже не задает никаких вопросов.

- Когда весной решила закончить карьеру Анна Богалий, у вас не было ощущения, что вместе с ней ушла какая-то часть и вашей собственной жизни?

- Такое чувство возникает всегда, когда кто-то покидает команду. Понятно, что свято место пусто не бывает: кто-то уходит, кто-то появляется. Незаменимых-то нет, как у нас принято говорить.

- Вы согласны с этой формулировкой?

- Не важно, согласна я или нет. Это не меняет главного. Того, что на любое место в сборной всегда быстро находится замена. Когда ушла Аня, я почему-то вспомнила, как сама уходила в декретный отпуск после Игр в Турине. Тогда же из команды ушли Света Ишмуратова, Альбина Ахатова, и Аня осталась одна в окружении молодых. Рассказывала, что ей тогда было тяжело чувствовать себя самой «старой».

- Но ведь именно так должны чувствовать себя сейчас вы?

- Все дело в том, как ты сам себя настроишь. Мне, наоборот, очень нравится находиться в команде. Смотрю на молодых и чувствую себя такой же, как они. Бодрой и веселой.

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru