Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Биатлон - Спортсмены
Ольга Медведцева: «ПАХАТЬ - МОЯ СТИХИЯ»
Ольга Медведцева
Фото © Александр Федоров
2002 год. Ольга Медведцева (Пылева) в Кремле

Она вернулась в биатлон незаметно. Уже с двумя детьми и новой фамилией. Если, конечно, считать возвращением не чемпионат Европы, где Ольга – еще Пылева – стартовала впервые после двухлетней дисквалификации и заняла место в четвертом десятке, а нынешнее лето, на протяжении которого выдающаяся спортсменка работала наравне со всеми, а, может, больше. Сейчас уже можно сказать точно. Она вернулась.

- Оля, почему фамилию-то сменили?

- Ой, на эту тему уже столько вопросов было... Многие уверены, что это связано с дисквалификацией. Вроде как с новой фамилией я хочу новую жизнь начать. А на самом деле взять фамилию мужа я хотела сразу же, как только мы с Валерой заргистрировали брак. Это произошло как раз перед Играми в Турине и у меня банально не оставалось времени на то, чтобы успеть поменять все документы. Тем более, что я уже к тому времени новый заграничный паспорт получила. Поэтому мы решили, что фамилию я сразу менять не буду. А вот после Игр...

Но как только дело до обмена документов дошло, выяснилось, что проблема гораздо сложнее, нежели мы себе это представляли. Выяснилось, что в свидетельстве о рождении в графе «отчество» стоит «Валериевна». А во всех прочих документах я - Валерьевна. Пришлось, соответственно, сначала менять свидетельство о рождении, а потом уже – все остальные бумаги. Ездить из Красноярска в Бородино, где я родилась, и так далее. Хорошо, что нам пошли навстречу – разрешили самим документы туда-сюда возить, а не отправлять их почтой. Но все равно хлопот хватило...

В Рамзау, где я с Медведцевыми встретилась впервые, после командировки к ним в Красноярск в 2006-м, Ольга сначала воспротивилась на просьбу об интервью: «Зачем? Мне пока совсем нечего сказать. Да и не хочу, если честно. Столько всего обо мне понаписали за время дисквалификации...». Я начала было убеждать. Стала говорить о том, как важно бывает тем, кто попадает в схожую жизненную ситуацию, знать, что она преодолима. Вспомнила о дисквалифицированных накануне Игр в Пекине легкоатлетках. И, не подумав, брякнула: «Вы даже не представляете, как сейчас этим девчонкам тяжело!»

- Я? Не представляю? – распахнула глаза Ольга. – Я-то как раз очень хорошо представляю, что такое продолжать жить, когда вся жизнь в одночасье рухнула. Но вы, наверное, правы. За те два года, что прошли после Турина, я очень часто вспоминала слова Алины Кабаевой. О том, как она пережила собственную дисквалификацию. Как никто не хотел видеть ее в сборной. Особенно – на первом месте. И думала при этом, что если совсем молоденькая девочка сумела пережить такой стресс, такой натиск, то и я смогу, наверное.

- Совсем плохо было?

- Совсем. Была обида. На все спортивное руководство сразу. Мы же все прекрасно понимаем. Что если уж такое произошло, да еще на Олимпийских играх, наивно рассчитывать, что тебя простят. Независимо от того, принял человек препарат по ошибке, или мазью какой-то намазался, где запрещенные компоненты были. Но вы же сами помните, что говорилось в прессе и по телевидению: мол, будем делать все, что можем. Мне было бы вполне достаточно услышать прямой ответ. Мол, Оля, нам очень жаль, что так получилось, но ты сама все должна понять. Вместо этого продолжались разговоры о том, что за меня будут бороться, что-то предпринимать... Когда постоянно это слышишь, то невольно начинаешь надеяться на чудо. Даже тогда, когда понимаешь, что предпринять ничего нельзя.

Было тяжело привыкнуть постоянно сидеть дома. Когда тренируешься, вся жизнь расписана. Всегда четко знаешь заранее, чем занимаешься и в какой день. А тут вернулись домой – и полная растерянность. Опустошение, ощущение, что жизнь кончилась. Пустота. Хорошо еще, что меня почти сразу на телевидение работать пригласили и загрузили занятиями.

- Как возникла идея этой работы?

- Началось все с шутки – меня пригласили в нашу красноярскую студию первого апреля, и я читала новости. Даже губернатор края тогда поверил, что я из спорта в телеведущие ушла. А потом как-то все на серьезную основу перешло, к тому же одна из ведущих ушла в декрет. Вот меня и взяли. Я ленивая по натуре, поэтому меня постоянно подпихивали: занимайся! Всему учиться пришлось. Как перед камерой держаться, как говорить. Тяжело было с непривычки. Но повезло с педагогом. Она первое время очень много со мной возилась. «Пылева, - говорит, - как у тебя вообще получается такие звуки произносить?» Зато теперь я и сама стала обращать внимание, кто из комментаторов как говорит. Думаю иногда: им бы моего учителя...

- Тяжело было начинать тренировки?

- Очень. Когда у меня Даша родилась, я ведь сильно моложе была. Да и считали меня настолько перспективной, что место в сборной было практически гарантировано. Главный тренер лыжной сборной Александр Грушин дал мне возможность самой решить, когда я к тренировкам приступлю. Я и решила, не задумываясь, что буду продолжать работать, потому что такой шанс раз в жизни может быть выпадает. Тем более в 20 лет и при той конкуренции, что в лыжной сборной была. Я ведь на тот момент успела выиграть лишь чемпионат мира среди юниоров. Вот и поехала на сбор уже через два месяца после родов.

Сейчас все иначе. 30 лет, двое детей, вкус нормальной жизни почувствовала, начала к ней привыкать. К тому, что можно планировать какие-то встречи, ходить куда хочется. После того, как Сенька родился, мне со всех сторон начали говорить, что я расцвела. Волосы длинные отросли, щечки появились, фигура женская. Не представляете, с каким удовольствием по магазинам ходила – одежда стала совсем по-другому сидеть. В доме много возилась, выбирала мебель, создавала уют. Очень мне такая жизнь нравилась. Еще на права сдала, научилась водить машину. Давно хотела это сделать. На телевидении меня постоянно спрашивали, буду ли я возвращаться в спорт. И весь первый год я уверенно говорила, что нет. Думала – зачем мне это? Чтобы заново мозоли себе зарабатывать? Ну, забудут про меня и забудут.

- Зачем же тогда вернулись?

- Не знаю. Скорее поддалась на убеждения мужа. Он обрисовал мне причины, по которым считает это необходимым.

- И каковы были причины?

- На самом деле причина была одна. Восстановить имя. Мы никогда не использовали допинг для достижения результата. Все ведь понимают, что фенотропил – не тот препарат, за которым охотится ВАДА, который действительно как-то может повлиять на результат.

- Просто чудовищное стечение идиотских обстоятельств?

- Да. Мне и Галка Куклева (олимпийская чемпионка 1998 года – прим. Е.В.) потом сказала: ну, что, давай начинай имя восстанавливать.

- Страшно было ехать на чемпионат Европы в Чехию?

- На самом деле, я очень благодарна руководителям нашей федерации за то, что мне пошли навстречу и позволили туда поехать, несмотря на то, что я совершенно не была к этому готова. Пока я кормила Сеньку, боялась серьезные тренировки начинать, чтобы молоко не пропало. Только в ноябре мы впервые поехали на снег. Но просто так ходить на лыжах было неинтересно. А вот как только появился шанс пробежать в соревнованиях, я вообще по-другому тренироваться стала. Но что можно натренировать за два месяца? Ничего. Вообще.

Потом, как водится, начались разговоры, что я никакая, ничего на лыжне не могу. Непонятно зачем меня на чемпионат привезли, тем более без отбора. Да. Без отбора. Но ведь это – первые в моей жизни соревнования, на которые я таким образом поехала. Единственные. Всегда отбиралась в команду без каких бы то ни было скидок.

- А что произошло в Чехии?

- Меня сразу заявили на «пятнашку». Короткие дистанции я еще могла вытерпеть. Бывает такое: человек болеет, не тренируется, но немножко потренировался, встал и пробежал неплохо. Но в той ситуации мне выбирать не приходилось. И наелась на этой «пятнашке» по самое некуда. Три круга шла неплохо. А на четвертом встала так, что боялась вообще не дойти до финиша. И лыж не было.

- В каком смысле?

- В прямом. Когда я уехала из Турина, то все лыжи там оставила. Это предписано контрактом в случае дисквалификации. Потом ребята-смазчики их собрали – подумали, что я сгоряча совсем бросить спорт решила, но одумаюсь – и позже передали лыжи. Но гоночных там не оказалось. А куда без них? Гоночные – это те, в которых уверен, которые обкатаны в гонках и проверены неоднократно. Можно целый частокол лыж иметь, а из них может быть две пары всего «катят».

- Не было мысли отказаться от выступления, либо бежать не в полную силу?

- А смысл? Чтобы иметь возможность стартовать в этом году на Кубке мира, нужно было набирать баллы. Именно для этого мы так и рвались на чемпионат Европы.

- Баллов хватило?

- Вроде бы да.

- Когда вы впервые появились в сборной?

- На первый же восстановительный сбор полетела – на юг. Если раньше я такие сборы пропускала, то в этом году сознательно решила начать сезон вместе с командой. И весной ходила в зал – нужно ведь было как-то подготовить себя к работе. Правда, на том сборе неполный состав был. А вот в июне уже все встретились.

- Сына вы на все сборы с собой, получается, возите?

- Первый раз Арсений поехал вместе с нами в июле в Финляндию. Там и старшая дочка была, очень нам помогала. И накормить, и поиграть, и спать уложить. В Ижевск брали – родители Валерия только там его впервые увидели. И вот сейчас - в Рамзау.

- Тяжело?

- Нет, не очень. Валера нянчится с ним ничуть не меньше меня. Как я говорю – сначала я девять месяцев сына носила, потом он целый год с рук не спускал. Сейчас значительно проще стало. Сначала мы игрушки с собой возили. А сейчас и игрушек не надо – трактор во дворе стоит. Сенька его первым освоил. Пластмассовые машинки ему уже не интересны.

Дочка поначалу немного болезненно отнеслась к тому, что Сенька постоянно с нами. Но прекрасно понимает, что любая заграница для нас – это стрельбище и отель. Тут не до развлечений. К тому же она очень серьезно относится к учебе. Старается ни дня в школе не пропускать. Очень переживает, если такое происходит.

- А если вы вдруг захотите готовиться отдельно от команды, вам разрешат?

- Куда ж мне сейчас отдельно? Одной после большого перерыва тренироваться тяжело. К тому же я прекрасно понимаю, что нужно подтянуться к девчонкам. Выполнять нагрузку, которую делают они. Допустим, Катя Юрьева быстро стреляет – я стараюсь тянуться за ней. Да и в беговых тренировках очень важно иметь возможность постоянного спарринга. Поэтому для меня было так важно – готовиться со сборной. Хотя прекрасно понимаю, что далеко не все хотели меня там видеть.

- Но это нормально. Убери потенциально сильного конкурента – многим сразу становится легче.

- Понимаю. Знаю, что меня Александр Тихонов под свою ответственность в состав включил – как когда-то Альбину Ахатову. Если бы не он, меня не было бы в составе. Весной ведь очень многих в сборную пропихнуть пытаются, чтобы дать молодым девочкам возможность готовиться с командой.

- Ну, так за государственный счет же...

- Это не принципиально, мне не жалко денег на себя. Я бы и за свой счет тренировалась. Да и экипировка не нужна - за 15 лет я ее достаточно получила. Важна была именно возможность работать в сильном коллективе. Если уж я рискнула вернуться в спорт после рождения второго ребенка – понятно, что не в бирюльки играть собралась.

- Может быть не стоит так болезненно все воспринимать?

- Так ведь отголоски доносятся постоянно.

- С другими спортсменками вы общаетесь нормально?

- Какое у нас общение? У меня - семья, у Ольги Зайцевой – семья. Альбина с мужчинами тренируется... Так, на тренировке парой слов перебросимся, или в столовой.

- Как вы сами оцениваете свое нынешнее состояние?

- Не считаю, что в чем-то от других отстаю. Возможно, как раз потому, что работала в этом году так, как никогда раньше. И постоянно боялась, что мне не хватит времени. Не пропустила ни одной тренировки. Честно выполняла все от начала до конца. Не возникает желания даже малейшую поблажку себе дать. Есть план – и жестко его придерживаюсь. Раньше никогда в столь жестких рамках себя не держала.

- Кто составляет вам план работы?

- Тренеры сборной.

- А муж в этом процессе участвует?

- Наблюдает за мной. Помогает на рубеже. Причем, не только мне, но и всей команде. Опыт у него в стрельбе колоссальный. Что касается плана, мне сейчас любой подойдет. В биатлоне ведь все просто: если спортсмен летом не отработал как следует, зимой ему делать нечего. Я в этом отношении собой довольна. Пахать – это моя стихия.

В сентябре, правда, тяжело пришлось: не успела от нагрузки отойти, чтобы на летнем чемпионате России хорошо пробежать. Вроде бы неплохо прошла все контрольные соревнования, занимала третьи места. А на чемпионате стреляла до такой степени плохо, что сама от себя такого не ожидала.

- В летних чемпионатах вы всегда участвовали?

- Да. Это часть обязательной подготовки.

- Но ведь часто говорят, что летние старты у биатлонистов – вообще не показатель.

- Да. Но сейчас вроде как эти результаты тоже учитывают при отборе. Хотя разница между роллерами и лыжами колоссальна. Я вообще у Вани Черезова в этом году ролики взяла, свои все стертые. И меня все «обкатывали», как хотели. Если по итогам предстоящих стартов я стану лидером, понятно, что буду в составе. А вот если вопрос будет решаться между мной и кем-то еще, совершенно не уверена, что тренеры следают выбор в мою пользу.

- Но вы же, как я понимаю, вернулись в спорт ради того, чтобы стать лидером не только на российском уровне. И если будете готовы для того, чтобы бороться за те места, которые вас устроят, то тут уже хочешь-не хочешь с вами придется считаться.

- В биатлоне бывает сложно. Валерий, например, на российских соревнованиях всегда не очень удачно выступал. И я так же. Но чтобы хорошо выступить за границей, сначала нужно хорошо выступить в России.

- Получается, нужно форсировать подготовку?

- Да. За все время выступлений я выиграла чемпионат России всего один раз. В спринте. И как раз по той причине, что мы с Валерой тогда форсировали подготовку. Первые старты мне обычно тяжело даются. Контрольные в том числе. Если быть в форме в начале осени, к декабрю уже тяжело становится.

- Как вы планируете работу с учетом того, что нужно бежать хорошо и сразу?

- Так и планируем. Надо бежать, надо выигрывать...

2008 год

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru