Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Биатлон - Спортсмены
Екатерина Юрьева: «Я ДОВОЛЬНО КАПРИЗНЫЙ «ВИНТИК»
Екатерина Юрьева
Фото из архива Екатерины Юрьевой

Сезон 2007/2008 получился для Екатерины Юрьевой по-настоящему звездным. Она впервые стала чемпионкой мира в шведском Остерсунде - собрала там полный комплект наград, завоевав вдобавок к золотой медали серебро и бронзу, стала третьей в общем зачете Кубка мира, а в дуэте с Дмитрием Ярошенко выиграла традиционную рождественскую гонку в Гельзенкирхене, причем эта победа стала в истории российского биатлона первой. На балу олимпийцев Юрьева была признана лучшей спортсменкой года, а в родном Чайковском ее назвали почетным гражданином города.

На предсезонном тренировочном сборе в Рамзау Катя предпочла поселиться в одиночестве. В отдельном номере отдельно стоящего домика. Уединялась с компьютером в четырех стенах, слушала музыку или просто отдыхала в тишине. Там и состоялось это интервью.

ОТДЫХ

- Успели отдохнуть после сезона?

- У меня было несколько стартов-шоу уже после того, как сезон официально завершился. Не сказала бы, что меня пригласили в связи с высокими результатами на чемпионате мира. Скорее, уже традиционно. Организаторы придают большое значение тому,  как спортсмен ведет себя на публике, как общается со зрителями. Естественно, подразумевается, что человек должен быть известен. Если бы я была в рейтинге, скажем, в четвертом десятке, не думаю, что меня стали бы куда-то приглашать. Наверное, людям нравится и то, что у меня характер для шоу подходящий: веселый, озорной. К тому же, никогда не комплексую, если не сумела показать результат, на который рассчитывала. Это не повод сидеть дома и ничего не делать. Не получилось - ничего страшного. Получится в следующий раз. А вот атмосфера этих шоу, динамика, азарт, очень меня привлекают.

- Но летний отдых все равно ведь потом был?

- Даже понырять успела. Хотя вообще этого не планировала.

- А что планировали?

- О, планы были грандиозные! Уехать на месяц на Мальту и учить там английский язык. Ничего из этой затеи, правда, не получилось. Тогда я тут же пересмотрела планы, решила вместо Мальты поехать на Кубу. Но и это не вышло: сначала я опоздала на рейс из Ижевска в Москву - каким-то образом неправильно рассчитала время. Пришлось лететь в столицу через Пермь, но человек, который должен был меня встречать, просто не дождался. В таком вот расстроенном и разобранном состоянии я купила путевку в Египет и улетела нырять. Там немножко бегала, занималась на тренажерах, но главное - отключила телефон. И отдохнула благодаря этому просто замечательно. Когда вернулась домой, узнала, что все это время меня разыскивали люди с телевидения. Очень хотели, чтобы я поехала на Лазурный берег для съемок в «Больших гонках». Никакого желания сниматься у меня не было, так что для себя сразу решила, что никуда не поеду.  Но... Уговорили.

- Почему отказывались?

- Не знаю. Настроения не было. Я люблю мероприятия, которые связаны с тем, что я умею делать. А там все как-то слишком искусственно. Те, кто снимается в телевизионных проектах, постоянно должны подчиняться каким-то надуманным правилам. После первого дня съемок я поняла, что жить по собственному желанию вообще не могу. К тому же съемки заканчивались очень поздно, а рано утром мне приходилось вставать по будильнику, чтобы успеть пробежать кросс, пока не стало слишком жарко. На самом деле не могу сказать, что жалею о поездке - познакомилась там с большим количеством интересных людей. 9-го июня съемки закончились, на следующий день я улетела в Москву, а 12-го уже была в Острове на тренировочном сборе. За два дня успела побывать в Перми, заехать домой, поучаствовать в церемонии присвоения мне звания «Почетный гражданин города» и вернуться в Москву. Там, кстати, узнала, что мне присвоили звание заслуженного мастера спорта. Правда, вручить значок и удостоверение никак не соберутся: никак не придумают, к какому событию это приурочить.

Ну, а в Острове началась обычная тренировочная жизнь.

РАБОТА

- Вас психологически не напрягает, что в сборную в этом сезоне вернулись Ольга Медведцева и Ольга Зайцева - спортсменки, которые могут оказаться наиболее опасными для вас в плане конкуренции?

- Наоборот. Считаю, что их возвращение - к лучшему. При таком опыте, как у них, при таком спортивном багаже, нам всегда есть, чему учиться.

- Вы часто общаетесь в процессе тренировок?

- По возможности. Хотя не всегда это получается. Все-таки и у Зайцевой, и у Медведцевой - маленькие дети, которых они брали с собой на сборы. Да и мне, случается, после тренировок вообще не хочется выходить из комнаты. Но то, что они в команде - это хорошо. Мы ведь тоже не стояли на месте, пока девочки не выступали. Думаю, что и старших в какой-то мере напрягает наше присутствие рядом. Конкуренция в сборной получается очень высокой. И, главное, «здоровой». Это радует.

- Вы довольно часто повторяете, что не зацикливаетесь на результате. Неужели вам на самом деле так легко выбрасывать из головы неудачи?

- Я стараюсь относиться к результату здраво: допустим, у меня что-то не получилось. Расстраиваться-то уже бессмысленно. Гораздо важнее как можно быстрее понять, почему именно у тебя не получилось. И, соответственно, сделать выводы: на что нужно обратить внимание в тренировках или последующих выступлениях. Даже та неделя, которая обычно проходит между стартами на этапах Кубка мира - достаточно большой срок, чтобы внести коррективы. Продолжать переживать и корить себя - только терять время. Ни к чему хорошему это не приведет. Я привыкла действовать именно так. И неоднократно убеждалась, что решения, позволяющие не просто устранить ошибку, но как бы подняться выше своего уровня, приходят именно в анализах и размышлениях.

- Наверняка ведь случались неудачи, которые было сложно выбросить из головы?

- Конечно. Я, например, долго вспоминала случай, который произошел в начале 2007-го в Оберхофе. Не могу даже назвать его неудачей - скорее, это было стечением обстоятельств. На этапе Кубка мира меня поставили на первый этап эстафеты. Я очень люблю бегать этот этап. Но тогда все как-то сразу пошло наперекосяк. На стадионе долго не могла пристреляться, а на разминке, к тому же, сильно упала, улетела в сетку и отбила себе правое бедро. Меня так долго доставали из этого оврага, что даже телевизионщики успели подъехать и все заснять. А когда я наконец оказалась на стартовой поляне, то с ужасом поняла, что правую ногу не чувствую. Совсем. И замены уже не сделать.

Тот старт стал для меня хорошим уроком во многих отношениях. Я в считаные секунды поняла, что у меня нет никакого выхода. Либо я борюсь со всем этим, либо можно вообще не стартовать. А не стартовать нельзя.

После первого рубежа я была второй, следующий круг прошла вполне прилично, но на втором рубеже стало совсем плохо. Не чувствовала ни ног, ни рук, ни винтовки... Мысль была одна: добраться до финиша. Как угодно, но добраться.

- Отстрелялись-то совсем плохо, насколько я помню.

- Да. Получила два или три штрафных круга. Когда финишировала, упала на снег, потому что уже не могла пошевелиться. Ко мне не подошел ни один человек. Так жалко себя было! Лежала и думала: «Вот и все. Если ты проиграл, никто уже и руки не протянет». В тот момент у меня в голове что-то словно переключилось. Я как-то сразу поняла, что надеяться в спорте можно только на себя. И работать надо так, как считаешь нужным. Потому что за тебя никто эту работу не сделает и не поможет. Это и было самым сложным - все осознать.

ТРАССЫ

- О чем вы думаете, если доводится падать? О том, чтобы не травмироваться, или чтобы не повредить винтовку? Ведь падения в вашем виде спорта случаются нередко...
- Еще бы! У меня как-то на одном сборе несколько серьезных падений случилось. Слава богу, что все - без винтовки. Думаешь, конечно же, о себе. Неважно, где это происходит - на лыжне, или просто на улице, если вдруг ногу подвернешь. Потому что разбиться можно так, что оружие ни к чему уже будет. Винтовка - ерунда. В конце концов, новую купить можно. А вот заменить разбитую голову... Наверное, инстинкт самосохранения у человека всегда сильнее, нежели боязнь повредить лыжи, одежду или, скажем, машину.

- Я до сих пор не могу спокойно смотреть, как спортсмены тренируются на лыжероллерах, если честно. Когда с такой скоростью человек по асфальту летит...

- Это действительно страшно. А что поделаешь?

- Но есть же налокотники, наколенники, шлемы...

- Все это мешает тренироваться. Шлем - да, обязательная вещь. Хотя многие относятся к этому наплевательски. Авось пронесет. Думаю, что рано или поздно мы все равно придем к пониманию, что шлем должен быть непременной частью экипировки. А вот наколенники и налокотники реально мешают выполнять какие-то технические упражнения. Поэтому я роллеры не очень люблю. Хотя скорость обожаю. Особенно, когда заходишь в какой-нибудь вираж.

- На этот случай, насколько я знаю, в тренировках биатлонистов предусмотрена горнолыжная подготовка?

- Если бы! В реальности она отсутствует. Я, например, понимаю, что лично мне такой подготовки не хватает. И большинство моих падений на трассе связано как раз с этим. Однажды даже вопрос на общем собрании подняла. Это ведь очень важно. Если человек чувствует себя на горных лыжах уверенно, он совершенно по-другому ведет себя на трассе. Не страхуется так, как тот, кого крутые спуски и виражи потенциально пугают. Мы ведь еще и ездим в тонюсеньких комбинезонах - никакой защиты нет. Шмякнешься - мало не покажется. Может это и заставляет концентрироваться в соревнованиях до такой степени, что держишься на ногах там, где в любой другой ситуации непременно упал бы. Сейчас этот вопрос вдвойне актуален. Про трассы Пьонгчанга все наслышаны...

- Только наслышаны?

- В прошлом году на этом стадионе  уже проводились соревнования, но я в них не выступала. Вообще отказалась ехать в Корею: после чемпионата мира чувствовала себя полностью выжатой. Даже тренироваться не могла: один лишь вид лыж вызывал тошноту. Но те, кто ездил, сказали, что на такой трассе соревноваться просто нельзя. К чемпионату мира корейцы вроде бы обещали немножко изменить рельеф. Но все мои попытки найти хоть какую-то информацию в интернете на этот счет пока не увенчались успехом.

ТРЕНЕРЫ

- Весь прошлый сезон вы готовились по индивидуальным планам, которые составлял для вас Валерий Польховский. Сейчас ваше взаимное сотрудничество продолжается?

- Мы поддерживаем отношения, по возможности общаемся, что-то обсуждаем, но в планы подготовки сборной команды, по которым работаю я, Польховский уже не вмешивается. Я не испытываю никакого дискомфорта по этому поводу. С тренерами сборной у меня очень хорошие отношения и, если я чувствую, что по каким-то причинам не могу выполнить нагрузку, которую они предлагают, или же считаю, что на каком-то этапе мне лучше ее не выполнять, то всегда обсуждаю такие вещи с руководством. И под меня эти планы корректируются.

- Мне всегда казалось, что переход на общую подготовку - после того, как продолжительное время работаешь с тренером индивидуально, - довольно болезненная для спортсмена вещь.

- Кому как. Польховский, безусловно, подходил к тренировкам более индивидуально. А в сборной, как ни крути, ты - один из многих.

- Так об этом я и говорю. Есть ведь разница - чувствовать себя королевой, или «винтиком».

- Ну, я довольно капризный «винтик». У меня есть и свои чувства, и свои желания. А как без этого? Биатлон, как ни крути, очень индивидуальный вид спорта. Каждый сам за себя.

- А тренировки вы любите?

- Бывает, что они доставляют исключительно удовольствие. А бывает, заставляешь себя работать. И терпеть. Только потому, что сама понимаешь: это нужно. Иначе не сможешь перейти на следующий уровень.

- Что является самым большим вашим недостатком в работе?

- Я очень люблю лениться. Не так, конечно, чтобы валяться целый день в кровати: всегда ведь накапливаются какие-то мелкие дела, которые невозможно сделать при двух тренировках в день. Получается, что откладываешь их до выходного, но потом крутишься, как белка в колесе. В таких случаях я сама себя начинаю убеждать, что даже если что-то не успела, значит, это было неважно. Само как-нибудь образуется.

ОБЩЕНИЕ

- С некоторых пор вы стали регулярно вести свой блог в интернете. Нравится это занятие?
- Оно полезно. Раньше я нередко сталкивалась с тем, что люди, которые следят за биатлоном и за нас болеют, не очень представляют себе, что это за работа. С ноября по апрель мы пашем, выступаем, а потом словно выключатель кто повернул - и нет никакого биатлона до следующего ноября. А жизнь-то у спортсменов продолжается. И работа продолжается. Бывают какие-то приятные или неприятные моменты, проблемы, личная жизнь, наконец. Блог дает возможность показать очень большому количеству людей, что ты - самый обычный живой человек. Который может и поплакать, и посмеяться, и на свадьбе погулять. А не автомат с ружьем, у которого внутри компьютерная программа заложена. Через блог я и пытаюсь все это донести.

- Неужели не безразлично, что все эти незнакомые читатели о вас думают?

- Так ведь и знакомые мой блог читают. Те, кому я совсем безразлична, читать не станут. Времени эта писанина отнимает у меня немного. Я иногда и на сайт одноклассников захожу. Нашла многих людей, которых хотела найти. Чувствую, что им тоже интересно со мной общаться.

- Но ведь есть, наверное, и такие, кто пишет гадости?

- Еще как! Но я спокойно к этому отношусь. Понимаю, что не бывает так, чтобы все тебя любили. Отдаю себе отчет, что в интернете очень много неуверенных в себе людей, которые пишут гадости с одной целью: этой анонимной якобы смелостью как-то «приподнять» себя в собственных глазах. Просто иногда думаю: и не лень же таким заниматься?

ПЛАНЫ

- Вы ставите перед собой какие-то конкретные задачи на этот сезон?

- Сначала пыталась. Но на каждом сборе случалось что-то такое, что рушило все мои намерения. Вот и стала задумываться, что это неспроста. Значит, я что-то делаю неправильно. Значит, нужно просто работать так, как работается. Без резких «поворотов», без чрезмерных ожиданий. Спокойно и размеренно. Это непросто. Я сама по себе такой человек, что постоянно рвусь форсировать события. Хотела, например, летом слетать в Ванкувер, посмотреть на олимпийский стадион, потом с той же целью слетать в Корею, посмотреть на трассы чемпионата мира. Просто так слетать - купить билет за свои деньги. Но каждый раз все упиралось в нехватку времени. Я злилась, ругалась на то, что мир неправильно устроен, что мне постоянно не хватает лишних часов. А потом кто-то мне сказал, что времени у каждого человека ровно столько, сколько ему нужно. Чтобы человек успевал сделать то, что должен. Так что искусственно торопить какие-то события - бессмысленная затея. Да, есть какие-то соревнования, где я хочу выступить определенным образом, но конкретизировать ничего не буду.

- В Канаде вам уже доводилось выступать?

- Нет. Но очень хочу туда поехать. Еще когда училась в школе, такая мечта была. До сих пор помню, как рассматривала картинки: какие там озера, горы... Почему-то ужасно хочется покататься в Канаде на настоящем индийском каное. Постараюсь, конечно, найти такую возможность, когда мы будем в Ванкувере.

- С ума сошли? Там же будет холодно!

- Надену гидрокостюм. Самый толстый, какой только бывает. Ну, или специально для этого выберусь в Канаду летом.

- В Пьончанге, как я слышала, тоже природа красивая…

- А вот туда почему-то не тянет. Я бы с гораздо большим удовольствием на Камчатку поехала. Или на какие-нибудь необитаемые острова. Хотя совершенно не представляю, как это - с утра и до вечера лежать на пляже. Экстремальный отдых привлекает меня значительно сильнее.

- Риск получить травму вас  не останавливает?

- Нет. Хотя мне многие говорят, что нужно быть осторожнее. Не хочу. Ну, получу травму, - и что с того? Заживет. В Рамзау я в первый же день упасть ухитрилась - вывернула себе палец, повредила связки. Тренеры расстроились: мол, Юрьева надолго из обоймы выпала. Я же совершенно иначе к этому отнеслась. Ну, упала. Но тренироваться-то эта травма не сильно мешает. Ту часть работы, которую я могу выполнить, делаю наравне с остальными. Стрелять сложнее - так я и не стреляю. Сделаю эту часть работы позже. Понимаю, конечно, что от меня все ждут каких-то сверхъестественных показателей. Но мне важнее собственные ощущения. Всему свое время.

2008 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru