Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Биатлон
Александр Тихонов:
«КОНСИЛИУМ ПО «АСТМАТИКАМ» СОБЕРУ В ХАНТЫ-МАНСИЙСКЕ»
Александр Тихонов
Фото © Елена Вайцеховская
на снимке Александр Тихонов

Первый вице-президент Международного союза биатлонистов (IBU ) четырехкратный олимпийский чемпион Александр Тихонов, который был избран на высокий пост в конце июня, сам позвонил в редакцию. И корреспондент «СЭ» воспользовалась возможностью расспросить его о последних событиях в мире биатлона.

- Вы, насколько мне известно, намеревались на конгрессе в Ницце баллотироваться на пост президента IBU , но в последний момент сняли свою кандидатуру. Почему?

- Дело в том, что перед самым голосованием появился еще один претендент на президентский пост - словенец Водичар, спортивный директор союза. Представитель нашего же, «славянского» блока. Он - единственный, кому IBU платит зарплату, оплачивает автомобиль. Человек с очень большими амбициями.

Водичар был настолько уверен, что выиграет, что прилюдно пообещал все бросить и уехать, если на посту президента останется норвежец Бессеберг. Я пошутил даже: спросил, на чем он уезжать собирается. Машину-то вернуть придется. Но счел правильным подчиниться мнению блока и снять свою кандидатуру. Чтобы у Водичара появились дополнительные голоса. Это, правда, не помогло.

Но я не жалею. Во-первых, все лишний раз поняли, что я человек слова. Во-вторых, пост первого вице-президента дает достаточно много возможностей - это, в частности, доступ ко всей документации, контрактам.

- А что это за «славянский» блок?

- В IBU входят пять немецкоязычных федераций, двенадцать - англоязычных и более двадцати - тех, представители которых общаются между собой по-русски. Так что работать есть с кем.

Да и в России дел навалом. Не хочу преувеличивать свою роль, но за время, пока я возглавляю Федерацию биатлона России, мы кое-чего добились. В Екатеринбурге уже несколько лет прекрасно работает школа, в которой занимаются около четырехсот детей. Обновили трассу в Новосибирске - сделали еще одно кольцо. Провели в России и этапы Кубка мира, и финал «Гран-при», и первенство мира среди юниоров. В следующем году в Ханты-Мансийске пройдет чемпионат мира, а ведь еще памятны те годы, когда у нас вообще не проводилось международных соревнований. Уже ведется работа, чтобы в 2006 году провести в Ханты-Мансийске финал Кубка мира. Кстати, делегация этого города во главе с губернатором присутствовала на конгрессе и поздравила меня раньше всех остальных. Мне было очень приятно, что люди нашли возможность приехать. Столько, сколько они делают для развития биатлона, не делается нигде в мире - можете поверить мне на слово. Я же, в конце концов, не кукурузу охранял все эти годы.

- Но выращивали?

- Кстати, если уж речь об этом зашла, могу сказать, что моя ростовская агрофирма «Тихонов и К°» была официально признана лучшей в России. Это при том, что ни одно российское агрохозяйство (и мы не исключение) на протяжении десяти лет не получило от государства ни копейки.

- А кто финансировал вашу предвыборную кампанию?

- Никто. Хотя я обращался за помощью. Единственная помощь заключалась в том, что «Роснефть» - спонсор Российской федерации биатлона - выделила мне телефонную карточку на 500 долларов. При моем ритме ведения дел этой суммы хватило на три дня.

- Чем вы намерены заниматься в ближайшее время?

- 18 июля приглашен в Германию на конгресс ассоциации фермеров. В конце августа поеду в Чехию на летний чемпионат мира по биатлону. В промежутке между этими событиями обещал выбраться в Рамзау, проконсультировать австрийскую сборную биатлонистов. А вообще планы большие. Мы, например, возобновили в Ижевске, где производство простаивало более десяти лет, выпуск специальных винтовок, и я уверен, что уже в ближайшем будущем они станут лучшими в мире. Хочу добиться, чтобы IBU ежегодно бесплатно выделяла как минимум по десять таких винтовок федерациям слаборазвитых с точки зрения биатлона стран. Таким, как Киргизия, Узбекистан, Молдавия...

Есть колоссальная транспортная проблема. Во время Кубков мира все команды передвигаются по Европе преимущественно на автобусах. Вы бы видели, на чем ездит сборная Эстонии! В то же время намерен добиться очень жестких мер в связи со сменой спортсменами гражданства. В Белоруссии, например, ухитрились развалить уникальнейший биатлонный комплекс, но при этом постоянно тащат чужих спортсменов.

- Вы о Елене Зубриловой?

- Не только. Меня в большей степени волнуют российские спортсмены. Сейчас, знаю, ведутся переговоры с одной нашей биатлонисткой. Если она решит поменять гражданство, то для начала будет дисквалифицирована на два года. Это я обещаю как президент Федерации биатлона России. Белорусы - ребята хорошие, но хамства в отношениях я не потерплю.

- На международном уровне от вас стоит ждать такой же непримиримости?

- Обязательно. Я прямо на конгрессе объявил войну так называемым астматикам. Дошло до беспредела: француженка Коринн Ниогре официально заявляет семь запрещенных препаратов - мол, они ей необходимы. После стольких лет в биатлоне я, наверное, немного разбираюсь, что к чему. Настоящий астматик на второй этаж без помощи не поднимется.

- Но ведь, как заметил не так давно один из известных спортивных медиков, нельзя по каждому случаю консилиум собирать?

- Соберу. В Ханты-Мансийске на чемпионате мира. Когда на конгрессе встала Магдалена Фосберг и сказала, что мы не имеем права ущемлять права больных людей, я об этом лично ее и предупредил. Там будет очень серьезный контроль. И «астматикам» придется приложить немало сил, чтобы доказать подлинность своих диагнозов. Не докажут - извините! Есть Паралимпийские игры, там пусть и бегают. Могу вам сообщить и такую вещь: единственная команда, спортсмены которой никогда не попадали под подозрение, - российская.

- В какой степени вы принимаете участие в подготовке российской сборной к сезону?

- В полной. Меня держат в курсе всех дел. Команда уже провела два тренировочных сбора (женщины готовились в Раубичах, ребята - в Отепя). Очень хорош Сергей Чепиков. У него пошла стрельба, повысилась скорострельность. Сергей настолько поймал кураж, что в следующем сезоне наверняка попортит нервы многим соперникам. Хотелось бы, чтобы завершение его карьеры в Ханты-Мансийске получилось достойным. Тем более что он родом из тех мест.

- Планируете ли вы лично приехать на какой-либо этап подготовки?

- Да. В болгарский Бильмикен. Сбор там пройдет в сентябре, сразу после чемпионата мира в Чехии.

- Кто из российских спортсменов будет там выступать?

- Не основной состав. Летний биатлон - довольно специфическая вещь. Поэтому мы даем возможность выступать тем, у кого это лучше получается. Например, Дмитрий Никифоров становился летним чемпионом мира трижды. А вот зимой у него получается гораздо хуже.

- Лично вам летний биатлон интересен?

- Очень увлекательное зрелище. Теперь, когда у меня несколько расширились сферы влияния, я вообще намерен всячески способствовать тому, чтобы этот вид вошел в программу летних Олимпийских игр.

- На каких условиях, если не секрет, вы консультируете австрийских спортсменов? У вас контракт с федерацией?

- Нет. Но помогаю многим. Когда приезжаю в Рамзау, обращаются и поляки, и болгары - все, кто там в тот момент тренируется. Кому-то надо помочь винтовку подогнать, кто-то просто совета спрашивает.

- Любимый журналистами вопрос: о чем вы попросили бы золотую рыбку, будь у вас такая возможность?

- Первая мечта - побывать на могиле матери. Во-вторых, хотел бы поприсутствовать на операции знаменитого хирурга Сергея Архипова, который ставил на ноги еще спортсменов моего поколения. А в-третьих, попросил бы о встрече с Виталием Смирновым. Его я считаю одним из наиболее крупных спортивных деятелей современности.

2002 год

ПРОСТО ВОЗМУЩАТЬСЯ СЕГОДНЯ УЖЕ МАЛО

Когда Тихонов сказал о том, что он всерьез намерен бороться с так называемыми астматиками (спортсменами, официально, под прикрытием врачебных предписаний, употребляющими запрещенные препараты), мне невольно вспомнились сервантесовский рыцарь Печального Образа и его борьба с ветряными мельницами. А еще вспомнились слова известного специалиста-медика Сергея Португалова в интервью нашей газете: «А что с «астматиками» поделаешь? Люди придумали удачный ход. Не будешь ведь по каждому случаю медицинский консилиум собирать!».

Никто и не собирал. Никогда. И в биатлоне, и в лыжных гонках количество астматиков множилось от года к году, от старта к старту, и воспринималось это как некая удручающая данность. На Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити едва ли не больше других по этому поводу возмущались представители российского спорта. Вот только их возмущение совсем не вязалось с абсолютным отсутствием каких-либо конкретных действий. Как будто предназначалось исключительно для того, чтобы в кулуарах объяснять своим же русскоязычным журналистам причины тотальных неудач наших спортсменов («А что поделаешь, когда «астматики» так бегут?»).

В Солт-Лейк-Сити вообще было множество ситуаций (нет смысла сейчас вспоминать каждый конкретный случай), предполагавших вмешательство спортивного руководства. Но до дела так и не доходило. Невольно напрашивался вывод: и Виктор Маматов (на тот момент - вице-президент IBU), и Анатолий Акентьев (вице-президент FIS, Международной лыжной федерации) рассматривают свои посты как некое личное достояние. Откроешь рот - неизвестно, какими окажутся последствия. Да и чего открывать, когда с иностранными языками беда...

Наверное, не стоит удивляться тому, что облеченному новыми полномочиями Тихонову настолько небезразличны как судьба вида спорта, в котором прожита жизнь, так и судьбы своих спортсменов. И все-таки - приходится удивляться. Год назад выдающийся спортсмен был вынужден уехать (наверное, точнее было бы другое слово - бежать) из России в Австрию. Как к нему отнеслись на Западе, мне довелось видеть собственными глазами. Австрийцы полностью оплатили медицинское обследование и длительное лечение в одной из самых дорогих клиник Зальцбурга. Немецкая федерация биатлона с оказией подогнала автомобиль - в подарок. И те, и другие сразу дали понять: если гость изъявит желание работать с их командами, контракт будет составлен по его усмотрению.

Тихонов тогда не выдержал: «Я же не имею к вашим странам никакого отношения, почему вы все это делаете?». На это один из высочайших спортивных чинов Австрии (мы вместе ужинали в один из осенних вечеров) лишь мягко улыбнулся: «Вы, русские, часто недооцениваете себя. Такие спортсмены - достояние мира».

 От контрактов Тихонов отказался решительно: «Помогать буду. Но денег не возьму. У меня есть Россия и ее сборная».

Даже тогда, в непонятном статусе, без жилья, без зарплаты, он находил возможности помочь российским биатлонистам. Организовывал сборы, поездки, во время одного из этапов Кубка мира сам свозил одну из спортсменок в немецкий Ульм к старому приятелю Дитеру Аншютцу, владельцу знаменитой оружейной фирмы, откуда биатлонистка вернулась с подарком - спортивной винтовкой.

 Информация к размышлению: в прошлом году IBU признала деятельность Тихонова, как президента национальной федерации биатлона, лучшей в мире.

Сам он до сих пор убежден: если бы смог приехать в Солт-Лейк-Сити, устроить произвол по отношению к российским биатлонистам не посмел бы никто.

Сумеет ли решить проблему «астматиков»? Задача сложная. Можно было бы даже назвать ее невыполнимой, если бы не одно качество четырехкратного олимпийского чемпиона: он никогда не бросает слов на ветер.

2002 год

 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru