Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - Чемпионат мира-2015 - Шанхай (Китай)
Игорь Шпильбанд: «ВСЯ БОРЬБА В ТАНЦАХ ЕЩЕ ВПЕРЕДИ»
Игорь Шпильбанд и Марина Зуева
Фото © Aлександр Вильф
Игорь Шпильбанд и Марина Зуева

31 марта 2015

Выиграв короткий танец в Шанхае, американцы Мэдисон Чок/Эван Бейтс более чем на четыре балла превысили свой рекорд нынешнего сезона. С этой темы и начался наш разговор с тренером.

– Игорь, это – прогнозируемый прогресс?

– Дело в том, что всю первую половину нынешнего сезона Мэдисон и Эван катали программы с дорожками, поставленными на третий уровень сложности. А в Шанхае получили четвертый.

– Хотите сказать, что все дело лишь в судействе?

– Нет, вы не совсем меня поняли. Получить четвертый уровень сложности в начале сезона, когда программы еще совсем свежие и не до конца вкатанные – нереальная задача в танцах. Поэтому я эту задачу и не преследовал – сознательно ставил дорожки на третий уровень, но с максимально возможным количеством поворотов, чтобы мои спортсмены были способны гарантированно заработать этот третий уровень на любом турнире и при любом судействе. После чемпионата четырех континентов мы все дорожки переделали – цели стали другими.

– То есть для решения задач первой половины сезона арсенала было достаточно, а к чемпионату мира понадобился уже иной?

– Возможно, я сейчас раскрываю какие-то секреты, рассказывая об этом, но примерно так все и было.

– Сколько времени ушло на переделку программ?

– Не так много. Сама структура дорожек осталась прежней. Просто для третьего уровня нужно чисто выполнить семь поворотов. Четвертый же уровень требует, чтобы чистых поворотов было девять. При этом общее количество этих поворотов может быть произвольным. Поэтому наша стратегия изначально сводилась к тому, чтобы поставить дорожку «с запасом». Так, чтобы нужное количество «чистых» поворотов набралось по любому. И я рад, что в Шанхае у нас это получилось.

– Качество проката хоть в какой-то степени вас удивило?

– В принципе я еще до приезда в Шанхай видел, что ребята прекрасно справляются с прокатами на тренировках, причем делают все элементы очень чисто. Понятное дело, что соревнования – это дополнительный стресс и давление трибун, а при таких условиях случиться может все, что угодно. Поэтому любой чистый прокат на соревнованиях – это однозначно успех.

– На что вы намеревались делать ставку в начале сезона, когда было понятно, что подавляющее большинство всех коротких программ в танцах сведутся к «Кармен»?

– Понятно, что мы ставили перед собой задачу выделиться из общего ряда. Поэтому поломать голову пришлось сильно. Эван ведь достаточно яркий блондин, а это не бог весть какое подспорье, когда правила предписывают катать испанские темы. При этом партнер у нас высокий. Когда мы стали думать, как все это можно обыграть, возникла идея Дон Кихота. Немножко поработали над внешностью партнера, поменяли прическу, сделали волосы чуть темнее. Да и сама музыка замечательная, в ней заложена очень глубокая драматургия. Поэтому, считаю, и танец у нас удался.

Конечно же большую роль сыграло и то, что спортсмены много работали в этом сезоне. Эван кроме всего прочего заметно добавил даже внешне – в мышечном плане. И я очень рад, что в Шанхае нас так высоко оценили.

– На турнире Четырех континентов Чок/Бэйтс тоже выиграли короткий танец, но произвольный проиграли канадцам Кейтлин Уивер/Эндрю Поже. Это вас расстроило?

– Не сильно, потому что я видел, что ребята способны побеждать. Кстати, в самом начале сезона на турнире в Оберстдорфе Мэдисов и Эван опередили канадцев как раз в произвольном танце. Так что я уже там увидел, что силы равны и вполне позволяют нам успешно соревноваться не только с канадцами, но и с кем угодно другим. Чемпионат четырех континентов еще больше укрепил меня в этом мнении. После тех соревнований, кстати, сами спортсмены гораздо сильнее, чем раньше, загорелись работой, захотели бороться.

В этом плане малое золото чемпионата мира имеет для нас огромное значение. Хотя вся борьба, конечно же, в танцах еще впереди. Преимущество в два балла, которое на данный момент имеют мои спортсмены, это такая ерунда, что придавать этому значение точно не стоит.

– В произвольном танце вы тоже будете исполнять усложненный вариант дорожек?

– Да, конечно.

– Сколько дуэтов высокого уровня сейчас тренируется под вашим руководством?

– Кроме Мэдисон и Эвана в этом году появились Изабелла Тобиас/Илья Ткаченко, которые уже со следующего сезона получат право выступать за Израиль.

– Вы считаете эту пару проектом, о котором можно говорить всерьез?

– Однозначно. Считаю, что потенциал этих спортсменов не ниже, чем у Чок/Бейтса. Они хорошо подготовлены, хорошо смотрятся внешне и должны, как мне кажется, «прозвучать» уже в следующем сезоне.

– Несмотря на то, что будут представлять не самую сильную федерацию?

– Но ведь в танцах уже были подобные прецеденты: Албена Денкова/Максим Ставиский, выступавшие за Болгарию, дважды выигрывали чемпионаты мира, Галит Хаит/Сергей Сахновский, выступая за Израиль, становились призерами мирового первенства. Почему не быть результату? Сейчас судейство в танцах на мой взгляд стало достаточно объективным. Посмотрите на датскую пару: спортсмены этой страны вошли в десятку при том, что у них нет ни сильной федерации, ни своего судьи на этом чемпионате.

– Знаю, что вы обычно внимательно следите за тем, как выступают соперники. Удивились, что второй американский дуэт не сумел попасть в сильнейшую разминку?

– Как раз выступление Майи и Алекса Шибутани я не видел, потому что они катались сразу после моих спортсменов. Вообще должен сказать, что мне очень нравится эта пара. У них очень удачный короткий танец и то, что я видел в исполнении Шибутани в этом сезоне, это однозначно большой прогресс. Считаю, что эти спортсмены могут составить серьезнейшую конкуренцию любому из выступающих в Шанхае дуэту.

– До появления новой системы судейства выпасть из сильнейшей разминке означало для танцоров крах всех надежд. Насколько это имеет значение сейчас?

– Какое-то значение стартовый номер безусловно имеет. С другой стороны: Ильиных и Жиганшин катались в коротком танце, когда сильнейшая группа еще даже не просыпалась. Но это же им не помешало попасть в сильнейшую группу?

С другой стороны, я бы не стал придавать этому слишком большое значение. Раньше, когда в финалах катались не двадцать, как сейчас, а 24 дуэта, статус сильнейшей группы был несколько иным: те, кто туда попадал, выходили на лед после достаточно продолжительного перерыва, связанного с заливкой льда. Поэтому и выступления сильнейших воспринимались как некий отдельный спектакль. Сейчас же заливка только одна, и десять последних дуэтов катаются фактически друг за другом – все проходит на одном дыхании. Так что делать прогнозы относительно финала я бы не советовал.

.

 


© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru