Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - Финал «Гран-при»-2014 (Барселона, Испания)
Анжелика Крылова:
«ЗА ГРАНИЦЕЙ ТЯЖЕЛО ТРЕНИРОВАТЬ РУССКУЮ ПАРУ»
Анжелика Крылова, Кейтлин Уивер, Эндрю Поже и Паскуале Камерленго
Фото © Reuters
Анжелика Крылова, Кейтлин Уивер, Эндрю Поже и Паскуале Камерленго

11 декабря 2014

Состязания взрослых спортсменов стартовали в четверг совсем поздним вечером – после того, как свои короткие программы исполнили юниоры. Перед началом прокатов спецкор «СЭ» встретилась на катке с одним из ведущих танцевальных тренеров мира.

– Примерно год назад вы сказали, что на олимпийские бронзовые награды в Сочи на равных станут претендовать как минимум пять танцевальных дуэтов. В том числе и ваш – Кейтлин Уивер/Эндрю Поже. Но они остались на Играх седьмыми. Почему?

– В Сочи ведь все дуэты первой десятки катались очень хорошо. Мои спортсмены не исключение – их прокатом я как тренер осталась очень довольна. Наверное, определенную роль сыграла внутренняя политика.

– Имеете в виду, что ваши фигуристы были всего лишь второй парой страны, а все влияние канадской федерации было брошено на лидеров – Тессу Вирту и Скотта Моира?

– В том числе и это. Выступать, будучи второй парой, всегда тяжело. Но парадокс в том, что быть первыми еще тяжелее. Когда в этом сезоне мы приехали на первый старт «Гран-при» в Канаду, Кейтлин с Эндрю зажались так, как никогда не случалось с ними ранее. Я даже растерялась, увидев это. Но опыт оказался полезным. Грань, отделяющую тебя от лидера, надо обязательно психологически переступить, если сам рассчитываешь надолго стать лидером.

– Вы тоже в свое время проходили через подобный опыт?

– Конечно. После того как мы с Олегом Овсянниковым стали вторыми на Играх в Нагано, Оксана Грищук и Евгений Платов решили не ехать на чемпионат мира в Миннеаполис. Соответственно мы автоматически заняли место первой пары России и выиграли золотые медали. На следующий год на этап «Гран-при» поехали с полной уверенностью, что все соперники остались далеко позади. И расслабились. Это тут же сказалось на подготовке, на отношении к тренеру. Было очень полезно получить по носу именно в этот момент. Нам очень четко дали понять, что наше преимущество над Мариной Анисиной и Гвендалем Пейзера совсем не так велико, как мы считаем.

Собственно и сейчас, когда из любительского спорта ушли Вирту/Моир и Мэрил Дэвис/Чарли Уайт – две недосягаемые для всех пары, нельзя сказать, что место лидера вакантно. Драться за него сейчас будут очень многие.

– Вы произнесли слово «недосягаемые». Почему? Ведь и у вас, и у других сильных тренеров было достаточно лет в запасе, чтобы попытаться догнать эти пары, а может, даже опередить кого-то из них.

– У меня нет ответа на этот вопрос. При том, что я всегда понимала: если Тесса и Скотт – танцоры от бога, то Мэрил никогда так виртуозно не владела коньком и не имела столь ярких природных качеств. За тем, чего она сумела добиться в танцах на льду, стоит совершенно адский ежедневный труд, жесточайшая дисциплина и огромное желание дойти до цели. Такой легкости исполнения сложнейших элементов не было больше ни у кого. Причем от сезона к сезону эти фигуристы работали все больше и больше. Меня как тренера это безумно восхищало. Канадцы же, выиграв чемпионат мира в 2012 году, просто расслабились. И внутренне решили, что первыми они уже будут всегда. Прежде всего, считаю, расслабилась Тесса.

– Вы имеете в виду тот сезон, когда Вирту заметно набрала вес и долго не могла вернуться к прежним кондициям?

– Конечно. Что такое лишний вес? Это мгновенная разбалансировка всех элементов, потеря легкости, потеря уровней сложности, проблемы в поддержках. Если хочешь оставаться первым, надо быть безукоризненным во всех отношениях.

– Насколько сложно сказать американскому или канадскому спортсмену, что он – толстый?

– Конечно, в России с этим несколько проще. Но своим фигуристам я тоже говорю об этом открыто. Причем сразу. Если спортсмен намерен бороться за медали, он с самого начала должен отдавать себе отчет, что такое большой спорт. Что должен быть режим, жесткий контроль и так далее. Что правильное отношение к себе – это очень большая часть успеха. Если фигурист не в состоянии контролировать свое состояние сам, я перехожу на жесткие меры.

– И как это выглядит?

– Начинаю взвешивать его каждый день, говорить вслух неприятные вещи, ругаться. Это действует.

– Совершенно не представляю вас раздраженной.

– Ну так тренировки и соревнования – это разные вещи. Во время выступлений спортсмену и так непросто. Ругать человека в этот момент – только усиливать стресс.

– В вашей тренерской карьере был период, когда между собой на равных боролись Уивер/Поже и Натали Пешала/Фабьен Бурза. Как удавалось лавировать между дуэтами, чтобы конкуренция не приводила к взрыву?

– А тут может быть только один выход: отдаваться работе с обеими парами на сто процентов.

– На вас пыталась как-то давить французская федерация, когда вы работали с французами?

– Нет. Как и канадская. Понятно, что специалисты обеих стран регулярно приезжали просматривать программы, но на этом все и заканчивалось. Гораздо тяжелее тренировать за границей русскую пару. И я бы с опаской отнеслась к такому предложению.

– Почему?

– Российская федерация фигурного катания постоянно стремится все контролировать. Это желание объяснимо, но оно создает тренеру слишком много проблем: спортсменов нужно привозить, показывать, а это тянет за собой большие финансовые расходы, потерю времени.

Не думаю, что в свое время, когда наш тренер Наталья Линичук уехала работать со всей группой в США, ей было легко. Для того чтобы мы могли нормально тренироваться, она создала все возможные и невозможные условия. Помню, мы жаловались, что расписание тренировок не всегда бывает удобным. Но ведь у нас, благодаря усилиям тренера, были и жилье, и медицинская страховка, и еда. Просто тогда, будучи спортсменами, мы многого не понимали. И не ценили.

– Вашего тренера, как мне кажется, в какой-то момент подвела самоуверенность: она приглашала к себе все новых и новых фигуристов, но очень быстро стало понятно, что на полноценную работу со всеми дуэтами ей не хватает ни сил, ни творческой фантазии. Сейчас у вас с Паскуале Камерленго тоже немало спортсменов. Не опасаетесь наступить на те же грабли?

– Сейчас у нас катается вдвое меньше пар, чем было в олимпийском сезоне. Но год назад у нас и тренеров было пятеро – на 15 дуэтов. Главное в тренерском деле – уметь организовать процесс. Когда работа четко налажена, спортсменов может быть сколько угодно.

Я ведь тоже постоянно учусь, много общаюсь с другими тренерами, пытаюсь понять, как организована работа в других школах, заимствую какие-то идеи, которые мне нравятся, учитываю чужие ошибки.

Что касается Линичук, она всегда была достаточно недоверчивым человеком. С одной стороны, не сильно препятствовала тому, что мы периодически работаем с другими постановщиками, но тренерская ревность ощущалась постоянно.

– Хотите сказать, что вы чувства ревности лишены?

– Нет, конечно. Но если я вижу, что кто-то из специалистов может дать моим спортсменам больше, чем способна я сама, никогда не стану возражать.

– А если фигуристы хотят уйти к другому наставнику?

– Тоже. Единственный случай, когда уход спортсменов стал для меня сильным ударом, был связан с Федерикой Файеллой и Массимо Скали. Мы работали с ними три года, а перед Играми в Ванкувере итальянцы ушли к Линичук. Сейчас я отношусь к переходам гораздо спокойнее.

– Когда вы с мужем ставите программы своим спортсменам, для вас важно, чтобы постановки были удобны для исполнения?

– Прекрасный вопрос.

– А почему смеетесь?

– Вспомнила свои тренировки у Линичук. За все время выступлений у меня вообще не было ни одной удобной программы. Но Наталья Владимировна никогда не шла от понятия «удобно – неудобно». Понятно, что сейчас изменились правила. Раньше все программы ставились от идеи. И на эту идею накручивались хореографические фантазии постановщика. Иногда танец удавалось вкатать только к концу сезона.

Сейчас сначала делаешь расстановку элементов, а потом начинаешь придумывать связки. Но быть в форме приходится уже к первым стартам. Поэтому и стараешься поставить программу таким образом, чтобы даже не в очень вкатанном виде она выглядела программой. А не набором элементов.

– Насколько важна для вас в этом смысле первая половина сезона?

– Мне кажется, она важна для любого дуэта, который претендует на то, чтобы быть заметным. Понятно, что подготовиться к серии «Гран-при» бывает не очень просто: после чемпионата мира у сильных спортсменов всегда много шоу, после которых хорошо бы успеть отдохнуть. Поэтому времени на подготовку к очередному сезону остается достаточно мало. Но первое появление на льду – это совершенно особенный старт. Именно в этот момент у судей складывается впечатление о твоих программах, о твоей форме. И ты не можешь позволить себе быть толстым, расхлябанным, в неудачном костюме. Особенно – в танцах. Понятно, что случаются травмы, болезни, не самые удачные прокаты, но тем не менее стремиться нужно к максимуму. Если ты не готов, лучше, как мне кажется, вообще никому не показываться на глаза.

– Было ли что-то в нынешнем розыгрыше «Гран-при», что привлекло ваше внимание?

– Неудачный старт итальянцев (Анны Каппеллини/Луки Ланотте. – Прим. Е.В.). То ли их до такой степени придавили два «больших» титула, завоеванные в прошлом сезоне, то ли произошло что-то еще, но ребят было откровенно жалко. Не думала, что они могут выглядеть до такой степени беспомощными.

Удивили, разумеется, и французы (Габриэла Пападакис/Гийом Сизерон. – Прим. Е.В.). Они совершили совершенно грандиозный скачок, – не думала, что это произойдет настолько быстро. Я бы сказала, что опасаться этих ребят следует всем.

– В том числе и вашему дуэту?

– Прежде всего – моему дуэту. Я же хочу, чтобы мои спортсмены были первыми. А для этого нам с ними нельзя расслабляться ни на секунду.

Финал «Гран-при». Барселона. 11 декабря. Юноши. Короткая программа. 1. Ямамото (Япония) – 76,14. 2. Боян Цзинь (Китай) – 75,30. 3. Уно (Япония) – 75,21. 4. ПЕТРОВ – 70,07.

Девушки. Короткая программа. 1. МЕДВЕДЕВА – 67,09. 2. САХАНОВИЧ – 66,05. 3. Нагаи (Япония) – 62,99. 4. СОТСКОВА – 62,28.

Танцы. Короткая программа. 1. ЯНОВСКАЯ/МОЗГОВ – 59,12. 2. ЛОБОДА/ДРОЗД – 53,72. 3. ПОПОВА/ВЛАСЕНКО – 50,52.

Пары. Короткая программа. 1. Сегуин/Билодо (Канада) – 59,22. 2. ФЕДОРОВА/МИРОШКИН – 59,04. 3. ВЫГАЛОВА/ЗАКРОЕВ – 57,41. 4. БЕКЛЕМИШЕВА/БОБРОВ – 48,61. 5. ГАЙНЕТДИНОВА/АЛЕКСЕЕВ – 46,59.

 


© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru