Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - Nebelhorn Trophy-2013 - Оберстдорф (Германия)
Ксения Монько:
«ЭМОЦИИ ОЧЕНЬ СИЛЬНО ОТВЛЕКАЮТ ОТ ЭЛЕМЕНТОВ»
Ксения Монько и Кирилл Халявин
Фото © Федор Успенский
Ксения Монько и Кирилл Халявин

26 сентября 2013

Чемпионы мира-2011 среди юниоров Ксения Монько и Кирилл Халявин стали в Оберстдорфе единственным российским танцевальным дуэтом. В этом сезоне они довольно серьезно заявили о своих притязаниях, выиграв этап Кубка России в Перми, да и в Оберстдорф приехали в качестве фаворитов турнира. Накануне первого выхода на лед Ксения согласилась на беседу для «СЭ».

– Как только прошли первые открытые прокаты, многие отмечали, что у вас с Кириллом получились очень удачные программы. А сами вы это чувствуете?

– Да. Когда программа удачна, ты сразу начинаешь понимать, что катаешься в удовольствие. Едешь, выполняешь элементы, и тебе все нравится. Я даже не устаю: все движения кажутся легкими, стремящимися.

– Финнстеп, который предстоит выполнять в коротком танце, достаточно неоднозначный танец. У вас есть какие-то связанные с ним ассоциации?

– Когда его сделали обязательным танцем, мы еще катались в Ростове у Ольги Николаевны Рябининой. Там же тренировались Юля Злобина с Алексеем Ситниковым и я помню, как они разучивали финнстеп. Он такой... коварный. Много прыжков, подпрыжек, всяческих подвохов. Когда мы стали его тренировать, получалось далеко не все. Меня дико раздражало, например, что не получается первый твиззл. Было очень неудобно его исполнять. Но потом приспособились, прикатались и поняли, что не все так страшно. Сейчас финнстеп нравится мне даже больше, чем прошлогодняя полька. Он веселее.

– В прошлом сезоне ваш тренер Александр Жулин был очень обескуражен вашим неудачным дебютом под его руководством в Оберстдорфе и даже полагал, что именно поэтому у вас не задался весь сезон. Почему у вас не получилось?

– Не знаю. Мне кажется, что мы с Кириллом просто не до конца выкарабкались из позапрошлого сезона. Тогда Кирилл долго болел, у нас не было ни стартов, ни прокатов, я сама совершенно вышла из формы, поэтому когда мы только начали кататься у Жулина, было совсем тяжело. Я боялась выходить даже на прокаты, не говоря уже о более серьезных соревнованиях. Сейчас все совсем по-другому. Мы уже успели выступить на этапе Кубка России в Перми, проверили себя, проверили программы, так что от моего прошлогоднего состояния ничего не осталось.

– Не было ощущения, когда вы начали тренироваться у Жулина, что вы работаете, стараетесь, но при этом у вас абсолютно ничего не получается?

– Было. Тренер нам и сам об этом говорил. Что мы психологически уткнули сами себя в какой-то мифический потолок и никак не можем его пробить. В каком-то смысле это действительно было так.

– А когда ситуация сдвинулась с мертвой точки?

– Только в самом конце сезона – после командного турнира в Японии (World Team Trophy. – Прим. «СЭ»). Мы же попали туда по какому-то невероятному стечению обстоятельств, рядом в команде катались куда более именитые спортсмены, вот у нас с Кириллом и возникло ощущение, что нужно во чтобы то ни стало сделать все, на что мы способны. Даже если мы объективно не очень способны на это.

– Ну так вы и сделали невозможное.

– Просто сыграла роль экстренная ситуация. Я давно замечала, что в экстренных ситуациях у нас все получается значительно лучше, чем когда все спокойно. Хотя поначалу, когда выяснилось, что ехать в Японию предстоит именно нам, было так страшно, что я даже пыталась сопротивляться – не хотела вообще никуда ехать. Очень боялась опозориться.

– В свое время вы вместе с Еленой Ильиных и Никитой Кацалаповым вместе соревновались на юниорском уровне, а вот в сезоне-2011 Лена с Никитой уже стали выступать во взрослых турнирах, а вы так и остались докатываться в юниорах. Не жалеете сейчас об этом?

– Нет. Считаю, что это было правильным решением. На взрослом уровне тогда было достаточно много сильных пар и мы прекрасно понимали, что вряд ли сумеем через них пробиться в лидеры. Оставшись в юниорах мы понимали, что наши задачи достаточно высоки и выполнили их – стали в тот сезон победителями юниорского первенства мира.

– Зависти к Ильиных у вас при этом не было?

– Нет. Я вообще никому никогда не завидую. Кто-то хорошо катается? Молодцы! Когда Лена с Никитой на чемпионате России сразу заняли высокое место, я сама сказала им, что это здорово. И что осталось только работать, работать и работать. Точно так же как сейчас работаю и хочу работать я сама.

– Что для вас главное в вашей нынешней произвольной программе?

– Мини-образы и эмоции, которые мы очень тщательно отрабатывали с нашим хореографом Сергеем Петуховым. Наш произвольный танец состоит из множества маленьких частей. Из разного рода «фишечек», которые задают характер всей программе.

– Получается, что отработать «фишечки» для вас сложнее, чем отработать элементы?

– Не сложнее, но тяжело. Это то же самое, что по частям катать программу. Вроде все получается, но стоит попытаться сделать все целиком, тут же начинают вылезать недоработки. Если не отрабатывать эмоциональные задания на каждой тренировке, навык уходит так же быстро, как и техника катания. Другими словами невозможно кататься на тренировках без «лица» и эмоций, а на соревнованиях выйти на лед и сделать все, как надо. Тут ведь дело в чем: как только энергия начинает уходить в эмоции, тут же начинает давать сбои техника. Эмоции все-таки сильно отвлекают от элементов.

– Среди ваших соперников есть особенные?

– Я предпочитаю считать, что главный соперник – ты сам. Думаю, что это правильно. Главная задача фигуриста на любых соревнованиях – сделать то, что он может и должен. А уже потом смотреть по сторонам.

– Поясню, почему задала такой вопрос: в танцевальной заявке на Оберстдорф среди российских дуэтов значились не только вы, но и Екатерина Рязанова/Илья Ткаченко. Я, помнится, даже подумала, что битва за третье место в российской сборной может начаться между вами уже в Оберстдорфе.

– Катя с Ильей с самого начала были запасными, если не ошибаюсь. То есть на самом деле в Оберстдорф не собирались. Но даже если бы собрались, чего нам бояться?

– То есть вы даже не предвкушаете очного соперничества с этой парой?

– Мы думаем об этом, но ситуация-то все равно не меняется. В том плане, что нам с Кириллом надо кататься в этом сезоне так, чтобы потом не жалеть, что что-то не сделано. Чтобы понимать, что мы не зря провели лето и осень. Куда нас поставят судьи – второй вопрос.

– Что вы, кстати, чувствуете, когда слышите, что ваша Олимпиада еще впереди, а вовсе не в этом сезоне?

– Надеюсь, что это так, что у нас впереди обязательно будет Олимпиада, а может и не одна, но это не отменяет настроя побороться в этом году за место в команде и поехать в Сочи. Очень хочется.

– А если не сложится?

– Даже думать об этом не хочу. Хотя жизнь на этом, безусловно, не закончится.

– А нет ощущения, что пока вы рветесь к спортивным вершинам, настоящая жизнь проходит мимо?

– Не могу сказать, что это так. Я учусь в институте, планирую получить второе высшее образование – скорее всего в области менеджмента. Очень хочется после спорта открыть что-нибудь свое. Кафе или ресторан. Иногда, конечно, возникает то чувство, о котором вы сказали. Начинаю думать о том, что все мое детство прошло в тренировках, что ровесники в это время радовались играм, игрушкам. А потом задаю себе вопрос: «Ну и что? Как много видели в своей жизни они, и как много я?» И понимаю, что моя жизнь куда более насыщена. И событиями, и знакомствами.

– Среди тех дуэтов, что выступают в танцах на льду, вы кого-то выделяете?

– Больше других мне нравятся Тесса и Скотт (олимпийские чемпионы Тесса Вирчу/Скотт Моир. – Прим. «СЭ»). В них есть какая-то неразрывная связь, которая чувствуется постоянно. Смотришь на одного и понимаешь, что представить его на льду без партнера совершенно невозможно. Нравится, как они скользят, как каждый новый элемент вытекает из предыдущего. Даже у Чарли с Мэрил такого нет (двукратные чемпионы мира Мерил Дэвис/Чарли Уайт. – Прим. «СЭ»). Хотя обе пары очень долго катаются вместе.

– Кирилл ведь у вас не первый партнер?

– Нет. Это я у него – первая партнерша. Хотя мы знаем друг друга сто лет.

– Насколько защищенной вы чувствуете себя рядом с ним на льду?

– Очень. Не говоря уже о том, что он безропотно терпит все мои капризы.

– Известный канадский тренер Ришар Готье, работающий с парами, сказал, что всегда предостерегает учеников от того, чтобы они не влюбились друг в друга. Насколько сложно не влюбиться в партнера, когда катаешься вместе столько лет?

– Мне сложно что-то ответить на этот счет. Мы катаемся с Кириллом уже давно, я отношусь к нему как к родному брату. При этом мне естественно кажется, что он лучший мужчина во вселенной. Не говоря уже о том, что он для меня однозначно лучший партнер. Может быть, все впереди? Чем черт не шутит?

 

 

 


© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru