Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - «Гран-при» 2009-2010 - Париж (Франция)
Мария Мухортова, Максим Траньков: «ИСТОРИЯ ЛЮБВИ»
Мария Мухортова и Максим Траньков
Фото © Анна Кондакова
Париж. Мария Мухортова и Максим Траньков

17 октября 2009

Победителями первого этапа «Гран-при» в парном катании стали в субботу Мария Мухортова и Максим Траньков. Главной заслугой питерской пары стала даже не победа над двукратными чемпионами мира Аленой Савченко и Робином Шелковы, а тот факт, что фигуристы выполнили короткую и произвольную программы без единой ошибки.

До начала соревнований можно было скорее огорчаться, что в нынешнем розыгрыше «Гран-при» Мухортова и Траньков оказались на одних и тех же этапах с немцами. Шансы опередить самую титулованную пару мира выглядели достаточно небольшими. Однако тренер российских фигуристов Олег Васильев заметил на этот счет, что ничего страшного в подобной жеребьевке нет. Мол, Савченко и Шелковы далеко не всегда способны держать удар, если чувствуют серьезную конкуренцию.

Можно лишь гадать, по какой причине немецкий дуэт, выступавший в финале соревнований сразу после россиян, вдруг начал необъяснимо нервничать, но факт был налицо: Алена сделала ошибку на втором прыжке комбинации - приземлилась на две ноги, затем потеряла равновесие и сильно упала в заходе на спирали, а после с прыжка упал Робин. Такого количества ошибок было вполне достаточно, чтобы проиграть, но чемпионы на этом не остановились: к полному шоку трибун, Савченко улеглась на лед в тодесе и, наконец, сорвала финальный выброс, превратив его в «бабочку».

Придя на пресс-конференцию, пара лишь нервно смеялась. По словам Шелковы, ничего подобного с ними не происходило ни на одной тренировке, да и вообще никогда в жизни. Зато Мухортова и Траньков впервые в жизни добились иного достижения: фигуристам еще никогда не удавалось чисто откатать обе свои программы. Поэтому и победа оказалась особенно ценной.

К тому же Мухортова накануне выступления простудилась. У нее заложило нос, поднялась небольшая температура. По словам Васильева, главный вопрос заключался в том, сумеет Маша сконцентрироваться на выступлении или нет. Сумела. Возможно, главным стимулом для нее стала музыка, о которой фигуристка мечтала всю свою жизнь. «История любви».

При том что Мухортова и Траньков больше чем на десять баллов перекрыли свой личный рекорд, произвольная программа не была исполнена ими на «максимуме».

- Мы сознательно облегчили техническую часть, - сказал по этому поводу Максим. - Сделали двойной аксель вместо тройного сальхова, не стали перемещать особенно сложные элементы в конец программы, чтобы получить за них бонусы, а расположили их таким образом, чтобы кататься было удобно, в удовольствие. Мне нравилась наша предыдущая программа - на музыку Рахманинова, но практика показала, что мы, наверное, просто до этой музыки немного не доросли. Что же касается нынешней постановки, то я, когда был совсем молодой, уже катался под «Историю любви» с другой партнершей. И помню, как Маша, едва мы с ней познакомились и даже еще не катались вместе, сказала мне, что эта музыка нравится ей с тех самых пор, как она увидела выступление на Олимпийских играх канадцев Джеми Сале/Давида Пеллетье.

- А вы эту программу видели?

- Конечно. Но дело в том, что я тогда болел за Елену Бережную и Антона Сихарулидзе. Наверное, поэтому музыка канадцев оставила меня спокойным.

- Вас не смущало, что музыку эту могут воспринять как «избитую»?

- На самом деле мы еще два года назад решили, что в олимпийский сезон возьмем именно ее. Тем более что нам всегда лучше удавались лирические постановки. И половина программы была сделана как раз тогда.

- Вас долгое время преследовали травмы. Сейчас, судя по выступлению, они вас больше не беспокоят?

- Нам удалось хорошо провести подготовительную часть сезона. Нельзя сказать, что мы работали больше, чем обычно, но успели и программы довольно рано поставить, и полностью вылечиться. Это очень важно: когда какая-то травма недолечена, она всегда тянет за собой новые. Не говорю уже о том, что приходится постоянно беречься и страховаться.

- С каким чувством вы выходили на лед в Париже?

- Не могу говорить за Машу, потому что мы всегда стараемся не мешать друг другу настраиваться и почти не разговариваем перед стартом, а себе дал установку во что бы то ни стало откататься чисто. Раньше я тоже, как правило, исполнял свою партию без ошибок, но на это не обращали внимания. А в прошлом году после наших неудачных выступлений на чемпионатах Европы и мира все вдруг стали говорить, что я нестабильный, не умею справляться с нервами. Меня это сильно задело. И я задался целью доказать в Париже, что это не так. Настраивал себя на то, чтобы не поддаваться переживаниям, даже если вдруг начнет ошибаться Маша. Это не так легко, кстати. Обычно, если один партнер ошибается, у другого разные мысли в голове крутиться начинают.

Правда, в Париже меня не покидало чувство, что все будет в порядке. Даже Маше сказал, что мы выиграем. Пусть чудом, но выиграем.

- Что вас больше обрадовало - победа или качество катания?

- Однозначно второе. На тренировках нам ни разу не удавалось добиться абсолютной чистоты. Мы не срывали элементы, не падали, но мелких помарок - типа приземлений на две ноги - хватало.

- Выступление Савченко и Шелковы вы видели?

- Обычно за соперниками не слежу. Но тут услышал, как охнули трибуны, повернулся к экрану и увидел, как Алена падает со спирали. Мне стало интересно, что будет дальше. У нас с Машей тоже был подобный случай, когда мы впервые приехали на этап «Гран-при» Skate America. Не сделали в произвольной программе ни одного элемента - сорвали все.

- Все-таки вы тогда были дебютантами, в то время как Савченко и Шелковы - двукратные чемпионы мира.

- Думаю, они сейчас просто не очень хорошо готовы. Я видел в записи, как Алена и Робин катались на недавнем турнире в Оберстдорфе, там они тоже много ошибались. Делали двойные прыжки вместо тройных, «бабочки»...

- Как думаете, почему в предыдущие годы вам удавалось справиться в лучшем случае с одной программой?

- Дело в том, что на тренировках мы раньше никогда не катали программу целиком. Отрабатывали ее по частям, как это в свое время делали Татьяна Тотьмянина и Максим Маринин. Но им такая система подходила, они привыкли работать именно так. Я же, выходя на соревнования, постоянно чувствовал неуверенность. Боязнь самого факта, что нужно выполнить программу от начала и до конца. Сказал об этом Васильеву, он прислушался к моим соображениям, и в этом сезоне мы с Машей стали пробовать тренироваться иначе. И сразу почувствовали себя намного увереннее.

Trophee Eric Bompard. Париж . Пары. 1. МУХОРТОВА/ТРАНЬКОВ - 192,93. 2. Дюбе/Дэвисон (Канада) - 180,97. 3. Савченко/Шелковы (Германия) - 174,42. 4. Ину/Болдуин (США) - 158,36. 5. Канак/Койя (Франция) - 150,18. 6. Донг/Ву (Китай) - 144,45.

 


© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru