Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - Чемпионат мира 2008 - Гетеборг (Швеция)
Марина Зуева и Игорь Шпильбанд: НАШИ ЛЮДИ В ДЕТРОЙТЕ
Игорь Шпильбанд, Марина Зуева
Фото © AP
2006 год. Турин. Бен Агосто, Игорь Шпильбанд, Марина Зуева и Танит Белбин

На чемпионате мира в Гетеборге сразу три танцевальных дуэта Марины Зуевой и Игоря Шпильбанда оказались в первой шестерке, причем самый юный из них - канадцы Тесса Виртю и Скотт Моир - получил серебряные награды.

СТЕЧЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

Зуева и Шпильбанд оказались за океаном приблизительно в одно время. Марина еще в России работала постоянным хореографом Екатерины Гордеевой и Сергея Гринькова, потом перебралась в Оттаву, продолжая ставить программы легендарной паре, а после того, как фигуристы стали двукратными олимпийскими чемпионами в Лиллехаммере, продолжила сотрудничество с ними на профессиональном льду. Когда Катя после внезапной смерти Сергея стала выступать в одиночном катании, Зуева по-прежнему оставалась рядом. А потом уехала в Детройт.

Американская карьера Шпильбанда складывалась куда более драматично. В 1990-м он и еще трое спортсменов театра Татьяны Тарасовой решили не возвращаться в Россию после очередных гастролей. И именно в Детройте началась тренерская карьера Игоря. Сначала он занимался сразу на нескольких катках со всеми желающими, чтобы хоть как-то сводить концы с концами, затем начал появляться результат. Первой серьезной парой тренера стали многократные чемпионы США Элизабет Пунсалан/Джерод Суоллоу, второй - Танит Белбин и Бенджамин Агосто, с которыми Шпильбанд и Зуева уже работали вдвоем. В 2002-м эти фигуристы впервые стали чемпионами мира среди юниоров, а четыре года спустя завоевали серебро на Олимпийских играх в Турине.

Столь же стремительным получилось восхождение канадцев Виртю и Моира. Юниорский чемпионат они выиграли в 2006-м. Год назад с первой же попытки вошли в шестерку взрослого чемпионата мира. В Гетеборге выиграли у чемпионов произвольный танец, и, естественно, о 18-летней Тессе и 20-летнем Скотте тут же заговорили как о наиболее вероятных претендентах на золото Игр в Ванкувере.

Впрочем, настроение тренеров в день этого интервью было отнюдь не радостным. Танит Белбин неожиданно упала в обязательном танце, и дуэт, которому до начала соревнований уверенно прочили чемпионскую корону, оказался за пределами пьедестала. Да и канадцы после оригинальной программы шли на третьем месте, уступая не только лидерам - французам Изабель Делобель и Оливье Шонфельдеру, но и россиянам Яне Хохловой и Сергею Новицкому.

ШПИЛЬБАНД: ТАК НЕ БЫВАЕТ!

- Принято считать, что в танцах тренер не должен иметь в своей группе равнозначных дуэтов. У вас же сложилась прямая конкуренция между Белбин/Агосто и Виртю/Моиром. Это хорошо или плохо?

- Ко мне неоднократно просились пары высокого уровня, и я им отказывал как раз по названной вами причине. Равная конкуренция внутри нашей группы сложилась непроизвольно: когда я только начинал тренировать ребят, они были разного уровня. Причем соперничество идет между тремя дуэтами. Мэрил Дэвис и Чарли Уайт даже выиграли у Белбин и Агосто техническую оценку на чемпионате США в янки-польке.

- Это равенство возникло из-за слишком быстрого прогресса молодых или недостаточного - тех, кто старше?

- Каждый дуэт и каждый спортсмен развивается по-своему. Одинакового движения наверх не получается ни у кого. Не считаю, кстати, что Белбин и Агосто достигли своего предела. Возможно, они проигрывают в прогрессе на данном этапе, но я продолжаю видеть в них большой потенциал.

- Насколько тяжело одновременно работать с прямыми соперниками?

- Нам, наверное, повезло: все наши пары отличает совершенно уникальная доброжелательность по отношению друг к другу. Мы с Мариной в равной степени их любим, одинаково отдаемся работе, поэтому в группе нет даже намека на ревность. Иногда мне самому кажется, что так не бывает, но тем не менее это так.

- Когда из вашей группы на международную арену вышли Белбин и Агосто, о них сразу начали говорить. Сейчас то же самое происходит вокруг Виртю и Моира. Вы, как тренеры, прилагаете какие-то усилия к тому, чтобы дополнительно рекламировать своих спортсменов?

- Ничего сверхъестественного мы для этого не делаем. Когда появляется новая интересная пара, она всегда привлекает внимание.

- Но хотя бы на тренировки вы народ приглашаете?

- Все занятия у нас открыты, но посторонних на них как-то не бывает. Естественно, когда сезон в разгаре, начинают заглядывать американские журналисты. Особенно перед чемпионатом США. Помимо соревнований существует немало шоу, причем далеко не всегда спортсмены катаются там за деньги. Например, в Хартфорде ежегодно проводятся выступления в поддержку больных раком.

- Выступать в таких шоу - честь или обязанность?

- Все наши спортсмены воспринимают подобные приглашения как возможность чем-то помочь людям, которые в этом нуждаются. Точно так же они участвуют в ежегодном шоу «911», все средства от которого идут на поддержку пострадавших в чрезвычайных ситуациях. Безусловно, спортсмен должен иметь имя, чтобы его приглашали участвовать в таких мероприятиях. Мы, со своей стороны, тоже стараемся, чтобы наши ученики постоянно находились в этой обойме.

ЗУЕВА: РОДНЫЕ ДЕТИ

- Могло ли падение Белбин быть следствием того, что в Гетеборг не приехали Оксана Домнина и Максим Шабалин и ваши спортсмены слишком рано почувствовали себя чемпионами?

- Я бы не стала говорить, что отсутствие Домниной и Шабалина снизило конкуренцию. Оставались канадцы, французы. Другое дело, что Танит и Бен были готовы к обязательному танцу на сто процентов. Такой готовности у них, поверьте, не было никогда в жизни. Они были абсолютно уверены в своих силах. И, возможно, потеряли концентрацию в конце программы именно по этой причине.

- Как вы вели себя по отношению к Белбин и Агосто? Жалели, утешали, объясняли причины?

- И то, и другое, и третье. Это, конечно, был непростой случай - так упасть и потерять все шансы на победу уже в самом начале чемпионата. Но истерик не было. Для себя Белбин и Агосто сделали большой шаг вперед. К тому же сумели доказать самим себе, что даже в столь тяжелой ситуации способны продолжать бороться.

Я всегда говорю спортсменам: кто много делает, тот чаще ошибается. И в этом нет ничего трагичного.

- Каждый раз, когда я беседую с вами о ком-то из спортсменов, меня не покидает ощущение, что для вас они - родные дети. Как же должен чувствовать себя тренер, когда детей такое количество и все они бьются за одну медаль?

- Они действительно родные и любимые. Но мне кажется, что, когда их много, тренерам, как и родителям, проще принимать правильные решения. Это с одним постоянно ошибаешься. К тому же многим вещам спортсмены в этой ситуации учатся друг у друга.

- Какая из ваших трех пар наиболее честолюбива?

- Каждый спортсмен честолюбив по своему. Один - в одной паре, другой - в другой. Имена я не хочу называть. Потому что это серьезная психологическая составляющая нашей с ними работы.

- Так, может, перетасовать партнеров? Взять самых честолюбивых, поставить вместе...

- Вот этого мы точно делать не будем. Наши пары в каком-то смысле уникальны. Все три катаются вместе по 10 лет. И других партнеров у них не было никогда.

- Канадская и американская федерации фигурного катания вас как-то поддерживают?

- Они частично финансируют подготовку спортсменов. Я, правда, совершенно не в курсе, какие суммы им выплачивают. Игоря несколько раз признавали в США тренером года. В Канаде такой практики нет. Но в обеих странах к нашей работе относятся доброжелательно, и это уже большой плюс.

ШПИЛЬБАНД: О КРЮКАХ И ТВИЗЗЛАХ

- Попытки увести у вас кого-то из спортсменов случались?

- Да. Лет пять или шесть назад. Но об этом я говорить не хочу. Речь шла о Белбин и Агосто, от них же я об этих попытках и узнал. Правда, не сразу. Меня тогда даже порадовало, что Танит с Беном сами это обдумали и сами приняли решение.

- Максим Шабалин как-то заметил, что Виртю и Моир - спортсмены уже другого поколения. И даже разминаются на льду иначе.

- Во внимательности Максиму явно не откажешь.

- Это на самом деле так?

- Безусловно. Тесса и Скотт выросли уже при новых правилах. Четыре года - как раз тот период, который они провели на юниорском уровне. Предыдущим поколениям танцоров не нужно было делать твиззлы в разные стороны. Не нужно было разучивать столько новых вращений, делать такие элементы, как «крюк», «выкрюк».

- Многие тренеры до сих пор относятся к новым требованиям по-разному. Иногда с откровенным неприятием. А вы?

- Кое-что действительно вызывает раздражение. В частности, то, что правила меняются каждый год. Например, на следующий год танцорам в качестве обязательных танцев предлагаются пасодобль и венский вальс, но какой именно из этих танцев они будут исполнять, ISU (Международный союз конькобежцев. - Прим. Е.В.) предлагает определять жеребьевкой. Меня, как тренера, это не устраивает. Я хочу досконально понимать, почему моя пара выиграла или проиграла. Что именно она сделала лучше или хуже. Суть состязания в обязательных танцах сейчас заключается в сравнивании дуэтов. ISU же настаивает на том, что должно быть не сравнивание, а оценивание. А значит, все равно, что катать. Но как сравнить два абсолютно разных танца? Что вкуснее - апельсин или яблоко?

- Мне кажется, в этом случае справедливее вообще отменить в обязательных танцах оценку за компоненты, если это сугубо технический турнир. Хотя ISU, насколько мне известно, собирается в ближайшем будущем отменить этот вид программы полностью.

- Обязательные танцы сыграли колоссальную роль в развитии нашего вида спорта, но рано или поздно от них все равно отойдут. Точно так же, как отошли от исполнения фигур в одиночном катании, хотя очень долго не хотели от них отказываться. Если мы хотим, чтобы танцы продолжали оставаться интересными для зрителей и телевидения, чтобы они вообще выжили и продолжали развиваться, то другого пути нет. Тем более что ISU однозначно настаивает на сокращении танцевальной программы.

ЗУЕВА: О ДУГАХ И ВРАЧАХ

- Сейчас сезон закончен и что дальше?

- Две наши пары выступают в качестве приглашенных звезд в Stars on Ice. Все графики их выступлений нам известны, вплоть до выходных. Сейчас мы планируем отдохнуть и начинать работу над новыми программами.

- Понятие отпуска у вас есть?

- Конечно. Если мы с Игорем уедем одновременно на 20 дней, то, наверное, другие наши спортсмены просто разбегутся, как тараканы. Поэтому мы тоже планируем, как и когда отдыхать. Обычно это неделя, не больше.

- Многие тренеры жалуются, что новые правила спровоцировали большое количество травм. Это правда?

- Многое зависит от природной растяжки спортсменов. Мы над этим много работаем. Правила на самом деле никого не заставляют ломаться. Кто недостаточно растянут, просто обходится какими-то другими поддержками и элементами. Обязательные танцы, кстати, ничуть не менее травматичны, чем произвольные. Я бы даже сказала, что больше. Особенно медленные. Там слишком велика статическая нагрузка на голеностопы, колени. Нужно ведь стоять на дугах и стоять долго, чтобы они получались солидными и выразительными. Любое положение в обязательном танце, когда нога отведена назад, неестественно для человеческого тела. Идет большая нагрузка на позвоночник. А это тяжело выдерживать. Потому что повторять все эти движения нужно не по сто раз, а по тысяче.

- В вашей группе есть специалисты, которые следят за состоянием здоровья спортсменов?

- Конечно. Это входит в план реабилитационной подготовки. Не могу поручиться, что так поступают все тренеры, но в нашей группе это закон. Я слишком долго проработала в фигурном катании, чтобы понимать, насколько это важно. Поэтому с самого начала, как только я начала работать с Игорем, настояла, чтобы со спортсменами работал постоянный врач, физиотерапевт, массажисты. Если кому-то из спортсменов понадобится диетолог, то имеются специалисты и такого профиля. Многие из этих врачей работают с хоккеистами Detroit Red Wings.

Когда мы были на Олимпийских играх в Турине, я специально пошла в центр, где базировалась врачебно-научная группа американской конькобежной сборной. Со всеми перезнакомилась, договорилась, что могу обратиться в любой момент, если нам понадобится их помощь. Спорт - слишком опасная профессия, чтобы пускать какие-то мелочи на самотек.

2008 год

 

 

 

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru