Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - «Гран-при» 2007-2008 - Москва (Россия)
Тамара Москвина: «ПРАВ ТОТ ТРЕНЕР, КТО ПОБЕЖДАЕТ»
Юко Кавагути и Тамара Москвина
Фото © AP
на снимке Юко Кавагути и Тамара Москвина

Год назад Юко Кавагути и Александр Смирнов оказались в числе участников серии «Гран-при» почти случайно. И с ходу стали третьими. Затем заняли девятое место на чемпионате мира. В этом сезоне интернациональная пара Тамары Москвиной получила бронзу на этапе «Гран-при» Skate Canada и теперь имеет весьма реальные шансы попасть в заветную шестерку – выйти в финал серии.

Впрочем, со знаменитым  тренером мы говорили накануне выступления ее пары в Москве на этапе «Гран-при Cup of Russia не об этом. А о новом облике, в котором Кавагути и Смирнов предстали в этом сезоне перед своими болельщиками.

Комплименты Москвина приняла с удовольствием. И тут же пояснила:

- Меня радует, что наши усилия заметны. В этом сезоне с Юко и Сашей стали работать дизайнер по костюмам и стилист. Они специально приехали с нами в Москву – посмотреть, как их работа выглядит в «боевой» обстановке.

- В связи с чем вы обратились к специалистам подобного рода?

- Я еще год назад понимала, что над внешним видом пары нужно серьезно работать. Но до этого не доходили руки. А в этом сезоне уже хотелось добиться некой законченности облика. Общие знакомые рекомендовали нас довольно известной художественной мастерской, которая занимается разработкой и изготовлением театральных нарядов. Там мы и познакомились с Никой Велегжаниной. Она согласилась сделать костюмы, и когда они были готовы, порекомендовала обратиться еще и к стилисту.

В собственных силах я не была уверена  по той причине, что сама много лет ношу короткую стрижку. И вряд ли бы сумела сделать прическу из более длинных волос так, чтобы это выглядело и стильно, и современно, и шло Юко, и сочеталось с костюмом. Поэтому и доверила это работу специалисту. Заодно он поработал и с Сашей.

- Означает ли все сказанное, что в этом сезоне вы ставите перед своими спортсменами намного более серьезные цели, нежели год назад?

- Нет. В прошлом году первостепенной задачей было научить ребят кататься вместе, по-возможности поднимая уровень сложности их выступлений. Дополнительно к этому Юко пришлось бороться с травмой. В этом сезоне все несколько иначе. Можно уже говорить о совершенствовании, о дальнейшем развитии...

- После выступления Кавагути и Смирнова на этапе «Гран-при» в Канаде сложилось впечатление, что вы слишком торопитесь наполнить программу своих спортсменов чрезмерной сложностью.

- Этим путем, если вспомнить, всегда шли все советские пары, начиная с Родниной. В том числе и я сама. Это касалось всех моих спортсменов: Валовой-Васильева, Бечке-Петрова, Мишкутенок-Дмитриева, Казаковой-Дмитриева, Бережной-Сихарулидзе. Отсутствие опыта соревновательной борьбы, отсутствие позиций в мировом фигурном катании (согласитесь, девятое место в мире – это не тот уровень, который может устраивать), отсутствие узнаваемости, отсутствие артистического навыка катания в различных стилях у Кавагути и Смирнова все еще имеют место. Чем же им тогда выигрывать у других пар? Чистотой катания? Сейчас многие катаются чисто. И стоят по всем перечисленным позициям выше. А сидеть сзади не хочется…

Могу сказать одно: убрать из программы избыточную сложность очень легко. К тому же интервью – это не руководство по раскрытию тактических задач, которые, как понимаете, ставит перед собой любой тренер. Насколько результативна тактика, которую мы выбрали, покажут соревнования.  Прав тот тренер, который побеждает, только и всего.

- Но по сторонам же вы смотрите, видите, на что делают ставку другие тренеры?

- Конечно. К сожалению, не видела выступлений китайских пар на этапе «Гран-при» в Париже: из-за вируса вышел из строя компьютер, и не было возможности своевременно получать ту информацию, которую я привыкла.

- Тем не менее, для вас вряд ли ново, что за компоненты катания китайским парам, занявшим в Париже два первых места, ставят заметно больше, чем любому другому дуэту. Это не настораживает?

- Те, кто занимал в предыдущем сезоне высокие места, всегда получают завышенные компоненты. За престиж. И с этим ничего не поделаешь.

- Вас удовлетворило, как в этом сезоне судьи восприняли программы Кавагути и Смирнова?

- Вполне. Единственное, что я никак не могу понять – чем руководствуются специалисты, оценивая тодесы. Согласитесь, несколько странно 40 лет считаться для всего мира лучшими исполнителями именно этого элемента, и столкнуться сейчас с совершенно непонятными требованиями.Во всем остальном у меня нет никаких нареканий.

- Возможно, я затрону болезненную тему, но вы не жалеете, что расстались с Марией Мухортовой и Максимом Траньковым?

- Вы прекрасно знаете, что я всегда была сторонницей того, чтобы в моей группе было спарринг-партнерство. Но в последние годы добиться этого не всегда получалось. Как только этот спарринг появился между Обертас- Славновым и Мухортовой-Траньковым, Юля и Сергей стали чувствовать себя некомфортно и в итоге ушли к прежнему наставнику. С Машей и Максимом у меня тоже не сложились рабочие отношения. Ничего катастрофического я в этом не видела. И не считала правильным продолжать мучать ребят, у которых явно не было расположения к совместной работе, и мучаться от этого самой. Более того, искренне рада, что к Мухортовой и Транькову нашел подход Олег Васильев. Мне нравится сознавать, что Олег – мой ученик. Что он не просто прекрасно усвоил все знания, которые когда-то были в него вложены, но развивает их, идет дальше. 

- Получается, вы не готовы работать на результат, если эта работа не доставляет удовольствия?

- Нет. У меня вообще вся тренерская жизнь прошла с удовольствием. Были сложные характеры, ситуации, но интерес всегда оказывался выше. Безусловно, я хотела бы «развести» у себя на катке несколько пар и таким образом создать конкуренцию. Хотелось бы, чтобы в парном катании работало как можно больше молодых специалистов. Но пока не складывается.

- Кто помогает вам в работе?

- Игорь Борисович Москвин постоянно вместе со мной стоит у борта и его помощь поистине неоценима. Таня Дручинина – наш постоянный хореограф, Артур Дмитриев – консультант сборной, но сейчас и он и Оксана Казакова заняты телевизионными проектами. Пытаюсь привлечь к работе Вику Борзенкову. Она сейчас заканчивает аспирантуру, с удовольствием приходит на каток, но пока, как мне кажется, не решила для себя, готова ли посвятить жизнь тренерской работе за небольшое, скажем так, материальное обеспечение. Да и вообще пока не определилась с дальнейшей жизнью.

- Вас не огорчает, что Дмитриев не испытывает особой тяги к практической работе?

- Это тоже нормальное явление. Тренерская профессия – специфическое занятие. Хотя процент тех, кто в свое время у меня катался, а сейчас прекрасно работает со спортсменами, довольно высок. Это Ира Воробьева и Александр Власов, Лена Комарова – моя спортсменка из самого первого поколения, Лена Валова, Олег Васильев, Наташа Мишкутенок, Лена Бечке, Денис Петров, Казакова… Со всеми я поддерживаю отношения, в курсе их жизни, их проблем. Мы периодически перезваниваемся, поздравляем друг друга с праздниками.

- А вам не кажется абсурдным, что в нынешней ситуации с фигурным катанием в России, когда налицо некий кризис вида спорта в целом, все те, кто мог бы способствовать изменению этого положения – консультанты сборной, тренеры, президент федерации – все в том или ином качестве участвуют в телевизионных шоу?

- Эти проекты имеют ведь и положительную сторону. Если эти шоу заставляют родителей с детьми сидеть перед телевизорами и с интересом смотреть музыкально-спортивные программы, это уже неплохо. Популярность фигурного катания в стране безусловно увеличилась. Я это вижу по тому, сколько родителей привозят детей на катки, как увеличилось количество занимающихся. Это действительно факт.

- Вы сами эти шоу смотрите?

- Да. Мне нравится наблюдать, чем берет та или иная пара, каким образом она старается скрыть недостатки, нравятся работы постановщиков, их идеи, умение обыграть сильные стороны каждого из партнеров. В том числе – с помощью костюмов, грима. Как профессионалу, мне это очень интересно. В шоу реализуется множество идей, которые можно позаимствовать и развить. Это касается и музыкального сопровождения, и стиля. Иногда я даже испытываю зависть, наблюдая за тем, как люди тратят меньше недели на подготовку новых номеров, но исполняют их так, словно катаются вместе давным давно. Я, профессионал, работаю со спортсменами по два раза в день и не могу добиться от них такой стабильности и артистичности.Хочется же понять: почему?

- Ну так у вас и сложность несопоставимая, и задачи.

- Тем не менее я постоянно размышляю на тему, что и как нужно сделать, чтобы готовый продукт появился как можно быстрее.

Есть ведь еще один момент. После развала СССР у нас много лет не было ни телевизионных передач о фигурном катании, ни книг, ни катков. Сейчас все это начинает появляться. По всей стране без конца что-то строится, открываются школы, налицо внимание к нашему виду спорта со стороны очень многих людей. В том числе и тех, кто искренне хочет помочь спортсменам и тренерам. Кто-то делает это из любви к искусству, кто-то – из патриотических порывов, для кого-то это вопрос выгодных вложений или собственного имиджа… Нам тоже начали помогать сразу две компании. Мы получили возможность, например, сшить те костюмы, которые хотим. Сейчас у нас их пять и кое-что шьется.

- Сколько программ вы поставили Кавагути и Смирнову на этот сезон?

- Пока три. Короткую, произвольную и показательную. Хотелось бы сделать еще один номер, чтобы у ребят была возможность продолжать развиваться в артистическом ключе, у меня даже есть определенные задумки, но это будет зависеть от того, будет ли у нас время.

- В начале сезона, когда мы встречались в Питере с Алексеем Мишиным, он сказал мне, что Кавагути и Смирнов – мечта любого тренера. И что он искренне вам завидует.

- Эти ребята не доставляют никакой нервотрепки при проведении тренировок. Они работоспособны, дисциплинированны.А это, если разобраться, и есть мечта любого тренера – не тратить время на лишние разговоры, убеждения, внушения, скандалы… Это, собственно, и позволяет мне надеяться, что темп их роста окажется достаточно высоким.

- А сами вы тренировались перед тем, как выступить с Мишиным в гала-концерте телевизионного шоу?

- Да. Так как в тренировках я постоянно на коньках, физически мне не было сложно прокататься несколько минут без перерыва. Но нужно было вспомнить номер. Для этого мы с Мишиным провели в Питере несколько тренировок, на которые наши ученики смотрели с большим интересом. Правда почти сразу столкнулись с целым рядом проблем. Выяснилось, что у моего партнера побаливают шея и спина и из-за этого ряд движений он делать не может. У меня болела рука, соответственно, какие-то вещи – например, тодес - не могла сделать я. Вот и получилось, что ни одного из элементов, которые мы в свое время делали в этой программе, исполнить толком не удалось. Я было предложила восстановить хотя бы концовку – где я забираюсь к Мишину на спину и там кричу «Ура». Но очень быстро выяснилось, что ему не присесть так низко, а мне – не запрыгнуть так высоко…

2007 год


© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru