Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - «Гран-при» 2006-2007
Алексeй Горшков:
«ДОМНИНА И ШАБАЛИН ГОТОВЫ БЫТЬ В ПЕРВОЙ ТРОЙКЕ МИРА»
Оксана Домнина и Максим Шабалин
Фото © Александр Вильф
Оксана Домнина и Максим Шабалин

Самой яркой сенсацией уже состоявшихся этапов «Гран-при» стала победа в китайском Нанкине российских танцоров Оксаны Домниной и Максима Шабалина. На Играх в Турине этот дуэт занял девятое место. А в Нанкине опередил серебряных олимпийских призеров Танит Белбин и Бенджамина Агосто. Если Домнина и Шабалин победят на этапе «Гран-при» и в Москве, они выйдут в финал с тем же результатом, что и чемпионы мира прошлого года Албена Денкова - Максим Ставиский. На протяжении нескольких лет эти две пары тренировались под началом одного и того же специалиста – Алексея Горшкова.

- Алексей, судя по вашей первой реакции в Китае, вы не сразу поверили, что ваша пара опередила американцев. Действительно считали это нереальным?

- Дело в другом. Я очень расстроился, потому что за вторую комбинированную поддержку в произвольном танце Оксана и Максим получили deduction – с их результата сняли балл за просроченное время. Это было обидно, потому что после двух танцев ребята шли вровень с лидерами – проигрывали всего 0,3. На тренировках  мы не просто боролись с американцами на равных, но конкретно их «убрали». И тут этот балл!

- Для вас это вышло неожиданно?

- Есть такой технический момент: если в начале работы ребята делают поддержку за 11-12 секунд, я точно знаю, что через месяц они обязательно уложатся в запланированные десять. Но с этой поддержкой пришлось повозиться. К нам на тренировки несколько раз приходила Татьяна Тарасова и посоветовала немного изменить рисунок, чтобы элемент стал более эффектным. Мы поменяли один раз, другой, третий, и так получилось, что окончательный вариант поддержки сложился дней за 10 до турнира в Нанкине. Времени на то, чтобы как следует его «вкатать» у нас уже не было. Когда Максим с Оксаной закончили произвольную программу и выходили со льда, я сразу сказал, что балл на второй поддержке мы себе все-таки привезли… Но в итоге получилось так, что Белбин и Агосто тоже не сумели избежать ошибок – потеряли два балла.

- А что означают ваши слова «убрали в тренировке?»

- Соревнования ведь начинаются именно там. Одиночники, например, стараются «перепрыгать» друг друга. Один выполняет прыжки в одну сторону катка, другой – в другую. И вроде как друг друга при этом не видят. Правда не раз случалось, что на тренировке происходит одно, а на соревнованиях - совершенно другое. В танцах имеет колоссальное значение, насколько грамотно ты умеешь выстроить работу на публике. У каждого тренера есть определенный набор элементов для определения функционального состояния спортсмена, которые те должны в тренировке выполнить. А есть еще такие хитрости: например, соперники катают медленную часть и в каком-то месте программы делают пропуск. А ты тут же «втыкаешь» туда свою быструю часть. Таких хитростей множество. В результате все, кто присутствовал на тренировках в Нанкине, понимали, что расстановка сил на нашей стороне.

- Вы предполагали такое развитие событий?

- Я же не первый год наблюдаю за тем, что происходит в танцах. Можно, конечно, сейчас на каждом углу хвастаться тем, что мы обыграли серебряных призеров Олимпийских игр. Но я-то отдаю себе отчет в том, что американцы, несмотря на этот титул, - мыльный пузырь. И всегда им были. Они способные ребята, хорошо катаются, но вообще не должны были оказаться среди тех, кто борется на Играх за медали. Это было сделано искусственно. Прежде всего теми людьми, которые сидят в технической комиссии.

Наиболее влиятельный человек там Анджей Достатни, который много лет живет в Америке и от которого во многом зависит результат ежегодных экзаменов для технических специалистов. Не случайно никто из русских судей не может этот экзамен сдать. Сдают американцы, канадцы…

Ни для кого не секрет, что Достатни консультирует американцев, хотя официально не имеет права ни с кем общаться. Это одна из причин, по которым Белбин и Агосто получали за свои дорожки и поддержки четвертый уровень сложности, в то время как Навка с Костомаровым, Денкова со Ставийским и Грушина с Гончаровым – только второй. Коля Морозов (тренер Грушиной и Гончарова – прим. Е.В.) решил однажды всех перехитрить. Сделал для своей украинской пары ту же самую поддержку, что и американцы. Просто взял и скопировал. В итоге на «Гран-при» американцы снова получили четвертый уровень, а Грушина с Гончаровым – второй. 

На самом деле это страшная тенденция. Мы привыкли постоянно ругать судей, но при чем здесь судьи, если за пультами их сидит 10 человек, а результат определяет техническая комиссия, в которую входят трое. Причем два человека всегда могут договориться о чем-то помимо третьего. А дельше все просто. Поставь одной паре третий уровень сложности, другой – четвертый, и они приедут с разницей в балл.

- Что в таких случаях вы объясняете своим спортсменам?

- Они все сами понимают. Чем мне нравятся Домнина и Шабалин – в них нет истеричности. Сколько мы работаем, они реально оценивают и свой уровень и чужой, отдают себе отчет, что от них зависит только то, как они откатаются. Но предсказать, каким при этом окажется результат, нереально. Можно занять одно место, если за стол сядет одна техническая комиссия, и совершенно другое – если другая.
Основные соперники для них, безусловно – Белбин и Агосто. Хотя бы по той причине, что они наверняка останутся в спорте до следующих Игр, а может быть – еще на четыре года. Мы тоже об этом думаем, кстати.

Сейчас же просто спокойно работаем. Получились хорошие программы – уже довольны. Добавили в технике – уже хорошо.

- Удачные программы – результат мучительных поисков и раздумий, или – стечение обстоятельств?

- В прошлом году, например, нам говорили, что прошлогодняя произвольная программа никуда не годится. При этом выдвигали аргумент, что на чемпионате мира в Калгари мы, мол, откатали этот танец, а канадцы даже не захлопали. Но я же помню, как на чемпионате мира в Вашингтоне катали свой рок-н-ролл Ирина Лобачева и Илья Авербух. Чего только не делали – и головой трясли, и всеми другими частями тела – а трибуны хоть бы хны.

Оксана с Максом сейчас на таком уровне, что с ними можно делать что угодно. В и олимпийском сезоне мы вообще ни о каких местах не думали – понимали, что все усилия направлены только на первую пару. Поэтому программы у нас были скорее развивающими. А в этом году решили сделать что-то новое, более интересное. Разногласий у нас, как правило, не возникает. Садимся, разговариваем, обсуждаем варианты. Наш постоянный хореограф Сергей Петухов иногда просто говорит: давайте возьмем диск, пойдем в зал, подвигаемся у зеркала. Посмотрим, что получается.

- Вы впервые стали тренером первой пары страны. Разница в ощущениях есть?

- Конечно. Я сознательно шел к этой цели, знал, что этот момент обязательно должен наступить, поэтому ответственность на меня не давит. С другой стороны, чувствую, что на нас стала совершенно иначе смотреть федерация фигурного катания. Я привык все вопросы решать сам – с тех самых пор, когда еще работал в Свердловске, когда увез 12 своих спортсменов в Болгарию. Сейчас же чувствуется и поддержка, и готовность помогать.

- Какова сейчас, на ваш взгляд, расстановка сил в танцах?

- Неплохо выглядят Денкова и Ставиский. Не могу сказать, что это какое-то новое веяние, сродни тому, что все предыдущие годы старались внести в их катание мы с Петуховым, потому что понимали, что Албена и Макс – маленькие, а у такой пары обязательно должны быть какие-то «изюминки». Но то, что я вижу сейчас – хороший уровень. Хотя половина оригинального танца – те самые идеи, которые в свое время придумал Сергей. Аргентинское танго – вообще одна из его любимых тем. Еще когда он сам танцевал и был на гастролях в Аргентине,  тайком от руководства ансамбля посещал местную школу танго, учился. Албена, кстати,  летом звонила Петухову – спрашивала, не может ли он поставить им хотя бы показательный танец.

- Что тут удивительного? Болгары ведь, если не ошибаюсь, катались у вас восемь лет.

- Уходя – уходи. Вопрос тут не в деньгах.

- Неужто в вас до такой степени жива обида?

- Как вам сказать… Расстались мы нормально. Я понимал, что Макс с Албеной все равно уйдут. У них была ревность к Домниной и Шабалину, потому что видели, что и мне и Сергею доставляет больше удовольствия работать именно с этой парой. Соответственно начались претензии. Помимо этого Наталья Линичук, к которой Денкова и Ставиский в итоге ушли,  гарантировала болгарам медаль в Турине. А я не мог этого сделать.

- А что, были разговоры на эту тему?

- А как же! Я честно сказал ребятам, что на чемпионате мира-2006 они, вне всякого сомнения станут первыми. Хотя бы в силу того, что все сильнейшие после Игр в Турине уйдут. На Олимпиаде же вообще никаких гарантий быть не может, что неоднократно подтверждалось. Линичук же, как потом выяснилось, дала гарантию не только Денковой и Ставискому, но и итальянцам Фузар-Поли - Маргальо. В результате одни приехали пятыми, а другие – шестыми. Но это - ее стиль. А я не могу своих спортсменов обманывать.

- К тому, чтобы бороться с Денковой и Ставийским, ваши спортсмены готовы?

- Технически – да. Но задачи такой нет. Потому что я смотрю не на этот сезон, а на три года вперед. Хотя по логике Домнина и Шабалин уже сейчас готовы быть в первой тройке мира.

2006 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru