Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - Чемпионат мира 2003 - Вашингтон (США)
НА ГРАНИ ФОЛА
Евгений Плющенко
Фото © Александр Вильф
на снимке Евгений Плющенко

28 марта 2003

Если сказать, что по-настоящему достойного соперника у вице-чемпиона Олимпийских игр Евгения Плющенко в Вашингтоне не было, это будет правдой. Такой же, как и то, что в финале мужского одиночного катания у России были реальные шансы не только упустить золото, но и остаться на следующий сезон с двумя квотами на участие в чемпионате мира вместо трех.

То, как откатали произвольную программу Илья Климкин и Станислав Тимченко, иначе, как страшным сном, не назвать. Да, не хватило опыта, нервов, но все это было бы оправданием, если бы не пример одного из шести участников сильнейшей группы - Сергея Давыдова, выступавшего за Белоруссию. Фигурист, не имеющий в активе четверного прыжка и занявший на мировом первенстве-2001 29-е место, а год назад - последнее из 24, наглядно показал, что это такое - вцепиться в свой шанс мертвой хваткой. И не выпустить его до конца.

Точно так же в свой шанс вцепился и американец Тимоти Гейбл.

По жребию Плющенко выходил на лед предпоследним, после Гейбла и Майкла Вайсса. Наверное, повезло. Во всяком случае, фигурист получил возможность самостоятельно определять степень необходимого риска. Если бы Quad King (король четверных, как именуют Тимоти в США) сделал не два четверных прыжка, а три, одному Богу известно, что пришлось бы противопоставлять Евгению, которого все больше и больше беспокоила травма колена.

Надежда на то, что он откатается столь же вдохновенно, как в финале «Гран-при», была невелика. На одной из первых официальных тренировок Плющенко, правда, заставил народ понервничать, великолепно исполнив четверной лутц, но то было до обострения травмы.

Редкий случай, но катались мужчины неважно. И потому финал запомнился прежде всего возросшим количеством плагиата. Первым в сильнейшей группе отметился Такеши Хонда, выполнив дорожку шагов, процентов на 80 скопированную с олимпийской программы Алексея Ягудина. Татьяна Тарасова, наблюдавшая за этим с трибуны прессы, лишь усмехнулась: «Неужели до сих пор не могут понять, что скопировать - мало. Надо еще исполнить, как это умеет Ягудин...».

Сам олимпийский чемпион сидел на гостевой трибуне приехал на чемпионат на два дня, воспользовавшись перерывом в туре Stars on Ice. По его насмешливому лицу читалось: «Если тебя начинают цитировать, ты уже классик».

Вторая попытка подражания последовала с белорусской стороны. Давыдов катался под музыку из фильма «Бандитский Петербург», под которую через несколько минут предстояло кататься Плющенко. Скорее всего, выбор совпал случайно. Но у многих это вызвало негативную реакцию: странноватое, мол, совпадение...

Короче, ощущения праздника, которое обычно витает в пространстве в день мужского финала, в MCI Arena не было и в помине. У вашингтонских болельщиков, заполнивших зал до отказа, на это были свои причины. Прежде всего - провал Майкла Вайсса в короткой программе. Им еще только предстояло узнать, что вашингтонец и в произвольной выступит не лучшим образом. И что чужак с другого побережья - Гейбл, прекрасно откатавший программу с двумя четверными и семью тройными прыжками (с единственной ошибкой - касанием рукой льда в тройном риттбергере), останется последним реальным оппонентом российскому спортсмену.

Плющенко все-таки пошел ва-банк. Он не сумел сделать каскад 4+3+3 (сдвоил риттбергер с не очень хорошим выездом после него), но впервые в соревнованиях этого сезона решился на второй четверной. Сделал на две ноги. Затем, после неплохих акселя и лутца, коснулся второй ногой льда в каскаде из тройных акселя и флипа. Ошибка была малозаметной даже при замедленном повторе, но Евгений признал ее сам. В целом же откатался, скажем так, обыденно. Даже очень обыденно. И было крайне обидно, что победа не получилась столь же красивой и убедительной, как та, что накануне одержали китайцы в парном катании.

Особенно заставлял сожалеть тот факт, что с трибун за мужским финалом наблюдали многие легендарные спортсмены, приглашенные в Вашингтон в качестве почетных гостей. Одних лишь олимпийских чемпионов в мужском одиночном катании было четверо - Брайан Бойтано, Скотт Хэмилтон, Илья Кулик, Ягудин. Кроме них камеры то и дело выхватывали и другие знакомые лица: Екатерина Гордеева, Оксана Баюл, Нэнси Керриган, Элвис Стойко, Пегги Флемминг, Дик Баттон...

Плющенко выиграл. Победителей, как известно, не судят, но тем не менее обратим внимание на опасный признак: оценки за технику у Гейбла у четырех арбитров из 14 оказались выше. У девяти равные с Плющенко. И лишь один судья отдал преимущество - в 0,1 - российскому фигуристу. Значит, самое время делать выводы.

Впрочем, первый вывод я услышала в ложе прессы от Тарасовой: «Надо начинать думать о том, как именно нам с Ягудиным следует подготовиться к чемпионату в Дортмунде...».

ВАЛЬС? ОРИГИНАЛЬНО...

Оригинального танца в Вашингтоне ждали с нетерпением. После обязательного австрийского вальса, где фигуристы впервые состязались в двух параллельных группах, на каждом из мест расположились в итоге по два дуэта. Соответственно четверо спортсменов - Ирина Лобачева - Илья Авербух и канадцы Шэ-Линн Бурн - Виктор Краатц - значились лидерами. Надо было дождаться четверга, чтобы, наконец, выяснить: какую из пар ждет более выигрышная судьба. И сумеет ли второй российский дуэт в составе Татьяны Навки и Романа Костомарова повторить достижение недавнего финала «Гран-при» и обойти болгарских танцоров Албену Денкову и Максима Ставийского (и те и другие занимали в своих подгруппах вторые позиции). Прокат закончился тем, что Россия получила первое и четвертое места.

Этого и следовало ожидать. Новая судейская система с удвоенным количеством арбитров, из оценок которых делает выбор компьютерный жребий, не сильно изменила суть этого вида спорта. Заручиться поддержкой в пользу сильнейших танцоров своей страны стремятся многие. Даже если ради этого надо принести в жертву дублеров.

Нетрудно спрогнозировать, как повел бы себя, скажем, болгарский судья (у которого в силу многолетнего опыта наверняка немало сторонников среди коллег), если бы симпатизирующие России служители Фемиды стали пытаться разместить второй российский дуэт поближе к первому. Вполне мог бы отыграться оценками на чемпионах мира. А это, с точки зрения любого руководителя, недопустимый риск. Вполне реальный, кстати, в нынешней ситуации. Запаса прочности у Лобачевой и Авербуха в сравнении с Бурн и Краатцем не так много - после оригинального проката спортсменов разделил всего один судейский голос.

Болгары, кстати, выглядели гораздо выигрышнее, чем многие их оппоненты. Тогда как участники танцевального турнира в целом (надо отдать им должное) куда ярче выглядели на фоне прочих, крайне сосредоточенных на предстоящих выступлениях, спортсменов. Платья, фраки, прически, макияж - все напоминало атмосферу бала и прекрасно гармонировало с торжественно-чопорным руководством Международного союза конькобежцев, разместившимся, как за ресторанным столиком, в первом ряду центральной трибуны с яркой рекламой официального спонсора чемпионата Efes Pilsener.

На самом деле за видимой легкостью скрывалось титаническое напряжение. Предписанный выбор оригинального танца (вальс и полька) оставил фигуристам не слишком много простора для фантазии. В подборе музыки и костюмов большинство участников сделали акцент именно на вальс. За четыре часа соревнований обилие классических движений и крайне похожих друг на друга музыкальных композиций не то чтобы приелось, но стало вызывать подспудное желание чего-то иного. Вот тут-то и появились Денкова - Ставийский.

Их композиция вызвала невольную ассоциацию с арабским танцем Оксаны Грищук и Евгения Платова, показанным на чемпионате мира-97. Точно так же одно замысловатое движение сменялось другим, завораживая зрителей и превращая композицию не в классическое, а скорее ритуальное действо.
В целом же перед судьями стояла крайне нелегкая задача. Уже много лет в танцах не было такой внушительной группы равных по силам соперников при отсутствии безоговорочного лидера. В каком порядке ни расставь первые пять дуэтов, любой вариант при соответствующем стечении обстоятельств был бы вполне реален.

Но это - без учета неписаных законов и традиций, которые не искоренить никакими преобразованиями. В реальности же судьба золотой медали чемпионата мира решится не в драке, а на дуэли. Между Россией и Канадой. И главная интрига - в равенстве сил.

Впрочем, на это Тарасова, до недавнего прошлого тренировавшая канадский дуэт, сказала: «В Америке многое сделано для того, чтобы победили Бурн и Краатц. Но для начала им надо откататься должным образом. Умение этих фигуристов соревноваться на пределе сил оставляет, к сожалению, желать лучшего».

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru