Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - «Гран-при» 2003-2004 - Колорадо-Спрингс (США)
Татьяна Навка, Роман Костомаров, Александр Жулин:
«ТРУДНЕЕ ВСЕГО ЗАСТАВИТЬ ЛЮДЕЙ СМЕЯТЬСЯ»
Татьяна Навка, Роман Костомаров и Александр Жулин
Фото © Александр Вильф
на снимке Татьяна Навка, Роман Костомаров и Александр Жулин

Победа в финале «Гран-при»-2003 Татьяны Навки и Романа Костомарова оказалась единственной российской - и предельно убедительной. Спортсмены, ни разу в жизни не попадавшие в число призеров на чемпионатах мира, впервые стали обладателями главного трофея «Чемпионской серии» и, безусловно, еще больше утвердились в роли лидеров сезона.

Фигурное катание для четырехлетней Тани Навки началось с телевизионной трансляции. Малышка не отрываясь смотрела, как легендарные Ирина Роднина и Александр Зайцев завоевывают свой очередной чемпионский титул, а когда закончилась музыка, заявила родителям: «Я тоже буду кататься. И тоже стану чемпионкой!».

В 18 лет она уже выступала за сборную России с Самвелом Гезаляном - одним из лучших на тот момент танцоров. Через год, в 1994-м, они стали пятыми в мире, и было очевидно, что у дуэта блистательное будущее. Навку и Гезаляна, как, впрочем, и все танцевальные пары Натальи Дубовой, отличало феноменальное скольжение и столь же высокие амбиции. В российских танцах Дубова, безусловно, была ведущим тренером (Елена Чайковская и Татьяна Тарасова тогда временно отошли от спорта). И все ее спортсмены знали: наступит день - и они станут первыми.

Но тут все рухнуло: Таня влюбилась без памяти.

Самым ужасным было то, что влюбилась она в самого неподходящего человека на свете - Александра Жулина.

ТАТЬЯНА

- Я прекрасно понимала, что не имею права на эту любовь. Саша с Майей Усовой всегда были для меня кумирами. Говорила себе, что не должна никоим образом нарушать чужие отношения, тем более что у Майи и Саши была впереди очень важная для них Олимпиада. В то же время чувствовала, что нас неудержимо тянет друг к другу. Мы уже все вместе жили в Америке, постоянно пересекались на тренировках, и то, что между мною и Сашей что-то происходит, очень быстро заметили все окружающие. Я хотела уехать из Америки, бросить фигурное катание, чтобы только не видеть Сашу. Понимала, что ни к чему хорошему это не приведет. Ведь тут было намешано все - и любовь, и карьера, и дальнейшая работа, и Олимпийские игры... Все, на что положена целая жизнь. И все это - за три месяца до Игр.

Естественно, начались проблемы с тренером, с партнером. Меня обвиняли во всех смертных грехах, говорили, что Саша никогда не будет со мной. А я бросилась головой в омут. В итоге Дубова была вынуждена отправить нас с Самвелом в Москву. В 1995 году мы с ним выступили на чемпионате мира в последний раз. Потом я вернулась к Саше в Америку и у меня появился новый партнер - Николай Морозов.

Тренировал нас Саша, продолжая одновременно кататься сам. На занятия с Майей он регулярно ездил из Симсбери в Лейк-Плэсид - это 4 часа в один конец на машине. Через год мне предложили попробовать кататься с Романом Костомаровым у Натальи Линичук. Мы заняли 12-е место на чемпионате мира-99, а накануне очередного сезона Рома вдруг сказал, что не хочет больше работать со мной, потому что никакой перспективы не видит. Значительно позже выяснилось, что на такой формулировке настояла Линичук. Сама она не могла разбить нашу пару - у меня с ней был контракт. Если бы Линичук меня выгнала по своей инициативе, то это грозило бы ей крупной неустойкой.

РОМАН

- До приезда в Америку я катался с Катей Давыдовой. В 1996 году мы выиграли первенство мира среди юниоров. Взрослые соревнования представлялись мне совершенно иным миром. Конечно, я смотрел все чемпионаты, мне нравилось, как выступали Таня с Самвелом. Но когда мне предложили встать с Таней в пару, я испытал настоящий шок. Она тогда была значительно крупнее, чем сейчас, и я чувствовал себя маленьким ребенком, которого хотят заставить кататься с взрослой тетей. Согласился лишь потому, что уехать в Америку к Линичук и объединиться с Таней мне советовали многие люди, с мнением которых я считаюсь.

Когда мы стали тренироваться вместе, я поначалу чувствовал себя неловко - из-за разницы не столько в возрасте (она на самом деле не так велика), сколько в опыте. Но потом у нас стало получаться, я прекратил комплексовать. Сильно помогала поддержка тренера. Наталья Владимировна много занималась с нами, и было видно, что результатом она довольна. В 1999-м мы стали 12-ми на чемпионате мира, заняли 11-е место на европейском первенстве, и тут Линичук решила разбить нашу пару и взять вместо Тани Анну Семенович.

Я был очень расстроен. В том числе и потому, что просто не люблю перемен. В свое время с трудом расстался с Катей Давыдовой и был уверен, что еще раз менять партнершу мне больше не придется. Но Линичук настаивала на своем...

АЛЕКСАНДР

- На мой взгляд, Линичук просто не верила в Таню. Допускаю, что той не хватало жесткости, хватки, возможно, были другие причины. Меня здорово расстроило ее решение. Потому что видел огромные перспективы Тани с Романом.

Другой вопрос, что тогда Костомаров был другим. Эдаким хулиганом и в то же время рабочей лошадкой - тупо исполнял то, что говорил ему тренер. А его нужно было развивать, разговаривать с ним, объяснять разные вещи. Только тело и мышцы в нашем виде спорта - отнюдь не залог успеха. Нужна голова, умение мыслить, по-особому смотреть на партнершу, преподносить ее.

Навка и Костомаров, на мой взгляд, идеальные партнеры. Очень подходят друг другу. Что бы ни пробовали делать - например, катать «с листа» новый обязательный танец, у них все получалось сразу. А мне требовалось месяца полтора-два, чтобы добиться такого исполнения. Очень совпадают в движениях, не аккуратничают - катаются размашисто, рискованно... Я сам, кстати, предлагал Роману попробовать поработать с Таней еще до того, как она встала в пару с Морозовым. Но тогда он не рискнул.

Когда, откатавшись вместе год, они расстались, Таня ужасно переживала. Спасла беременность. Эти 9 месяцев были самыми лучшими в нашей жизни. Мы часто ездили в Нью-Йорк, немножко тренировали, не расставались ни на минуту. Но однажды, когда уже появилась Сашенька и мы все вместе лежали дома на кровати, Таня сказала: «Вот если бы сейчас еще Ромка позвонил и извинился...». Он позвонил через день.

Не могу сказать, что меня это очень обрадовало. Все-таки Таня только родила и была так счастлива без всякого фигурного катания. И в качестве тренеров мы хорошие деньги зарабатывать стали... А еще боялся, что у Тани с Романом опять начнутся ссоры, скандалы, как это было, когда они катались у Линичук. В то же время понимал, что должен дать Тане шанс реализовать себя в спорте. Она ведь очень хотела кататься.

РОМАН

- С Аней Семенович у меня не заладилось с самого начала - мы были слишком разными на льду. И по стилю, и по технике, и по отношению к работе. Совместные тренировки стоили огромных усилий. Аня знала, что она красиво выглядит внешне, очень выразительная, поэтому о катании как таковом думала мало. Все уходило в эмоции. Я механически делал свою работу и постоянно вспоминал, насколько легко и хорошо все у меня складывалось с Таней. Порывался ей позвонить, но не мог. Я же ее, по сути, предал...

А когда все-таки решился и мы поговорили, испытал огромное облегчение. Меня совершенно не пугало, что Таня поправилась после родов, потеряла форму. Она не то чтобы растолстела, а стала очень широкой. Но сумела быстро привести себя в норму. За месяц.

Первые два года дались нам очень тяжело. Все-таки расставание оставило глубокий след и у меня в душе, и, думаю, у нее. Я постоянно чувствовал себя виноватым. Приходилось терпеть, молчать... У Линичук я привык к тому, что к партнерам она относится гораздо мягче, чем к девочкам. Партнерам многое позволялось. Если у нас случались срывы, я мог швырнуть в Таню что-нибудь, толкнуть ее на льду - такое тоже бывало. Совершенно не умел сдерживаться. Видимо, просто молодой был, кровь кипела.

Жулин поначалу мне казался слишком жестким. У меня нередко возникало ощущение, что, чем бы мы ни занимались, я всегда один против двоих. Что Саша всегда будет уделять своей жене больше внимания. А потом понял, что обижаюсь зря. И сам пришел к тому, что главная фигура в танцевальном дуэте - партнерша. Партнер должен работать на нее, максимально выигрышно преподносить публике. В этом, как мне кажется, заключаются настоящие мастерство и сила.

ТАТЬЯНА

- Когда родилась Сашенька, я постоянно думала о том, чтобы вообще закончить с фигурным катанием. И меньше всего ожидала, что позвонит Роман и скажет: хочу вернуться. С ходу ответила: нет. Потом попросила дать мне неделю подумать. Боялась разрушить ту идиллию, которая была у меня в семье и в сознании.

В то же время меня тянуло на лед. Настолько, что, когда я рассталась с Ромой, попыталась встать в пару с мужем. Но после десяти минут на льду мы оба поняли, что не надо совмещать семью и работу. Кататься в паре, будучи мужем и женой, очень тяжело. А вот когда один из супругов тренер - совсем другое дело. Споры и мелкие стычки у нас, конечно, случаются до сих пор. Но только на катке и только из-за Романа. У партнеров всегда бывают разногласия. И Саша всегда оказывается на стороне Романа.

Когда я все-таки решила вновь начать кататься с Ромой, в первые три месяца тренировок жутко терзалась. Словно во мне сидели два разных человека. Один говорил: «Ты - чемпионка и должна добиться большего», второй же твердил: «Ты с ума сошла! Зачем тебе это надо?». А потом вдруг после какой-то тренировки Саша сказал: «Наверное, мы зря все это затеяли. Тебе действительно очень тяжело». Мне стало так обидно, что все сомнения по поводу того, продолжать или нет, мгновенно исчезли. И я стала доказывать мужу, что могу преодолеть все что угодно.

АЛЕКСАНДР

- Работали ребята очень много. Но в силу того, что до этого сезона они считались второй парой страны, нам было сложнее на что-то рассчитывать. Я, например, был совершенно счастлив тем, как они откатались на чемпионате мира в Вашингтоне. На мой взгляд, Таня и Роман были там если не сильнейшими, то одними из них. Однако заняли четвертое место.

Возможно, это было и к лучшему. Они, что называется, закусили удила и начали работать так, как никогда раньше. Я старался сделать тренировки не похожими одна на другую. Ненавижу рутину сам и стараюсь уберечь от монотонной работы своих учеников.

У этой пары есть то, чего, как мне кажется, сейчас нет ни у кого. Прежде всего - очень чистое катание. Я вижу много сильных сторон и у болгарского дуэта, и у украинского, и у американского, но мне кажется, что Таня с Романом превосходят в классе всех. Плюс характер. Мы, конечно, спорим на тренировках, бывает - ругаемся. Могут возникать разногласия между Ромой и Таней, но это нормальные рабочие моменты.

У Тани, помимо всего перечисленного, есть еще одно неоспоримое преимущество. Для многих спортсменов фигурное катание - вся жизнь. Отсюда и ощущение, что если проиграешь - жизнь закончится. А Таня всегда знает, что, как бы ни сложилась карьера, жизнь продолжается. Есть муж, есть ребенок, есть свой дом в Америке, профессия...

Тем не менее убежден: Навка и Костомаров - пара, которая может стать выдающейся. Чего-то такого, что им сделать не по силам, я не вижу. Особенно рад за Рому. В этом сезоне я пошел на определенный риск: сделал обе программы «на него». Понимал, что только в этом случае он почувствует дополнительную ответственность. И сумеет засверкать всеми гранями своего таланта.

Да, на Романа до недавнего прошлого сильно давил Танин авторитет. Он считал, что я придираюсь к нему лишь потому, что Таня - моя жена. Но за последний год Роман сильно изменился, как бы вырос внутренне, повзрослел. И я почувствовал, что наконец-то добился своего: Рома стал настоящим лидером в паре.

ЧЕМПИОНСКОЕ ТРИО

В этом сезоне, и особенно в финале «Гран-при» в Колорадо-Спрингс, Навка и Костомаров выглядели по-настоящему королевской парой. От соперников их отличало все: роскошные, не столько спортивные, сколько бальные костюмы, обошедшиеся в целое состояние, но подчеркивавшие все достоинства, безусловно, самой красивой партнерши в мире, необыкновенная легкость движений. Пожалуй, им - единственным среди всех финалистов - было совершенно безразлично, по какой системе судьи будут определять сильнейшего. Они танцевали друг для друга и для своего тренера. А их произвольный танец - игривая «Розовая пантера» - выделялся среди прочих композиций сумасшедшей скоростью, непринужденностью исполнения и юмором.

- Самое сложное - заставить людей смеяться, - сказал по этому поводу Жулин. - Мы выбрали такой стиль намеренно, чтобы быть не похожими на других. Я уверен, что драматическую программу Таня с Романом сделали бы легче и выразительнее, чем любая другая пара. Хотя в какой-то степени это был эксперимент, риск.

Можно даже сказать, что мы сознательно не пошли на поводу у новых правил. Например, Навка и Костомаров делают дорожку по кругу, которую с самого начала стали оценивать как элемент первого, то есть не очень сложного, уровня. На самом деле она очень трудная - в позициях, в поворотах, в руках. Я могу это оценить - сам же катался. Переделывать мы ничего не стали, хотя прекрасно понимали, что судьи хотят видеть и будут оценивать только работу ног: чактау, крюки, выкрюки... То, что показали в своих программах американцы, канадцы. Все это мне нравится, но я решил, что за два года до Олимпиады - самое время поэкспериментировать. Потом будет поздно. К тому же на предолимпийский и олимпийский сезоны у нас уже есть совершенно определенные идеи.

Перед финальным выступлением своих спортсменов Жулин был на редкость спокоен. Когда подошло время разминки, шутливо сказал жене: «Ну что, мать-героиня, идем кататься?».

Когда все закончилось и счастливое трио вернулось в отель отмечать успех, я не удержалась еще от одного вопроса тренеру:

- У вас не возникает хотя бы изредка чувство ревности в связи с тем, что Таня по-прежнему катается, а вы уже нет?

- Я думал, что оно возникнет. Что Таня начнет зарабатывать больше меня и это создаст кучу проблем в семье. Не хотел попасть в положение Баталова в фильме «Москва слезам не верит». На самом же деле меня все больше переполняют гордость и радость. Как за жену, так и за Ромку. Я ставлю им программы, помогаю, советую, но когда начинаются соревнования, прекрасно понимаю, что от меня уже ничего не зависит. Все, что нужно, они сделают сами. Такие спортсмены - большая редкость. Именно они делают тренера великим.

2003 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru