Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - «Гран-при» 2002-2003 - Санкт-Петербург (Россия)
Олег Васильев: «НА БОЛЬШОМ СПОРТЕ ДЕНЕГ НЕ ЗАРАБОТАЕШЬ»
Олег Васильев
Фото © Александр Вильф,
на снимке Олег Васильев

Не знаю уж, насколько везучей считал Васильев свою спортивную карьеру, но тренерская сложилась на зависть: в 2001-м к олимпийскому чемпиону-84 перешли Татьяна Тотьмянина и Максим Маринин и в том же сезоне стали чемпионами Европы. В январе 2003 года завоевали второй высший европейский титул. А через месяц одержали свою первую победу в финале «Гран-при».

- О том, как вы стали тренером одной из сильнейших российских пар, уже написано немало. А почему сами с Еленой Валовой решили оставить любительский спорт в 1988-м? Настолько были расстроены тем, что не сумели выиграть второе олимпийское золото в Калгари?

- Второе место в Калгари мы не расценивали, как поражение. Скорее, как чудо. Накануне чемпионата Европы-88 у Лены заболела нога, ей вкололи не то лекарство и оно вызвало некроз тканей. Врачи заметили это не сразу - спохватились, когда выяснилось, что процесс уже достаточно запущен - перед самым чемпионатом России. Лену немедленно положили в больницу, сделали операцию и целый месяц - с 14 декабря по 14 января - она лежала с семисантиметровой дырой в правой ноге. Психологически ей становилось все хуже и хуже. Поэтому я волевым решением забрал ее домой - под свою ответственность. И ровно за месяц до Олимпийских игр мы приступили к работе.

Сложностей было множество. Пока Лена была в больнице, мышцы на оперированной ноге спали, и нога оказалась на пять сантиметров меньше в окружности, чем здоровая. Плюс к этому пришлось поменять ботинки и коньки, потому что именно они, как выяснилось, были причиной возникновения болей. И еле-еле успели хоть как-то со всем этим справиться. Поэтому олимпийское серебро стало для нас настоящим триумфом. Ну а следующего месяца оказалось достаточно, чтобы полностью войти в форму и выиграть мировой чемпионат. В том числе - у Гордеевой и Гринькова. Не случись травмы, еще неясно, как развивались бы события в Калгари.

А вот когда сезон закончился, мы поняли, что за шесть лет выступлений на высшем уровне настолько устали, что продолжать кататься не имеет никакого смысла. Тем более, что мне было уже 29 лет.

- О продолжении карьеры в профессиональном спорте вы тогда не задумывались?

- По тем временам это было не так просто. Поэтому, отдохнув три месяца, мы по приглашению Игоря Бобрина пришли к нему в театр. Откатались там девять месяцев. Но, если честно, никакого удовольствия не получили. Не видели себе применения. Игорь намеревался специально для нас поставить программы, но, как руководитель, был настолько занят решением каких-то бесконечных проблем, что так ничего и не сделал. Поэтому мы постоянно чувствовали себя неловко: вроде как в труппе, а в то же время вроде как и нет.

Приблизительно тогда же нас с Леной пригласили в шоу Boitano-Witt Skating. По тем временам это был наиболее серьезный и профессиональный коллектив - с большими деньгами, за которыми стояли серьезные люди. Все делалось на фантастическом уровне - музыка, костюмы, организация... Там мы выступали три года. Из советских фигуристов вместе с нами первый год катались Саша Фадеев (четырехкратный чемпион Европы и чемпион мира-85 - прим. Е.В.) и Володя Котин (четырехкратный вице-чемпион Европы - прим. Е.В.). Всего - 12 спортсменов. Потом это шоу перекупили и на его базе сделали знаменитое Stars on Ice, сохранив не только персонал, но и все идеи.

Мы же, уйдя из труппы, дважды приняли участие в туре Тома Коллинза и один раз - в туре Майкла Розенберга. А потом Лена захотела родить ребенка.

- Вы же развелись в самом начале 90-х.

- В 91-м. Народ, помню, очень удивлялся. От произнесения вслух фразы «Давай разойдемся», которую первым сказал, по-моему, я, и до получения свидетельств о разводе, включая урегулирование всех прочих формальностей, прошло трое суток. Наши профессиональные отношения этот процесс, тем не менее, не затронул ни в какой степени.

- Настолько сильным оказалось желание расстаться?

- Думаю, да. А главное - обоюдным. Десять лет вместе катались, семь лет были женаты. Усталость и отрицательные эмоции накопились до такой степени, что развелись мы без каких бы то ни было скандалов и выяснений отношений.

- Супружество партнеров сильно осложняет спортивную жизнь?

- Не столько супружество, сколько круглосуточное пребывание в одном достаточно замкнутом пространстве и тяжелая физическая работа, которая обостряет не только положительные, но в гораздо большей степени отрицательные моменты. В результате чего сами отношения превращаются в больную мозоль.

- Когда развелись, стало легче?

- Однозначно. Мы до сих пор очень хорошие друзья. Лена довольно часто приезжает из Питтсбурга ко мне в Чикаго - помогать в работе. По любому поводу перезваниваемся. Все негативное, что когда-то между нами было, ушло так далеко, что об этом никто никогда не вспоминает.

Но когда Лена сообщила мне о своих намерениях оставить фигурное катание (она была уже второй раз замужем), ничего противопоставить ее доводам я, естественно, не мог.

- И решили уехать в Америку?

- Даже не думал. Занимался бизнесом в Питере. Первые попытки делал еще в начале 90-х. Мы с друзьями придумали гимнастическое шоу, которое было очень успешным. Там выступали олимпийские чемпионы по спортивной гимнастике Лена Шушунова и Саша Дитятин, чемпионка мира художница Таня Дручинина… Но долго шоу не продержалось - Союз разваливался, и до бывших спортсменов никому не было дела.

Потом мы создали компанию, которая экспортировала в Питер различные продукты питания из Финляндии, продавали автомобили, многое другое. С точки зрения бизнеса все развивалось замечательно. Не было только удовольствия. Поэтому я стал склонять Лену, которая к тому времени уже стала мамой, вновь вернуться в фигурное катание. На уговоры ушел еще год, если не больше. Лена за время беременности и родов приобрела килограммов 12 лишнего веса, ей пришлось прикладывать массу усилий, чтобы привести себя в форму, и мы снова стали выступать.

- Где?

- В Америке. Как только прошел слух, что мы возвращаемся, нас просто засыпали предложениями. К тому же после известной истории, в которой участвовали Нэнси Керриган и Тоня Хардинг, интерес к фигурному катанию в США вырос до заоблачных высот. Были востребованы все, кто когда-либо чего-то добивался.

Мы съездили в США, заработали хорошие, в нашем понимании, и довольно легкие деньги. Прокатались в общей сложности месяцев шесть, но потом муж Лены стал активно возражать против того, что она постоянно уезжает из Питера. И она решила распрощаться с фигурным катанием окончательно. Мне было довольно обидно: столько сил приложил, чтобы вернуть Лену на лед, но… В общем, через три дня я вновь уехал в Америку. Было это в ноябре 95-го.

- Ехали в никуда?

- Не совсем. В Чикаго меня приглашали на протяжении года. Кое-какой тренерский опыт был: я немного работал во Франции, потом в Латвии. В частности, готовил к чемпионату мира Олега Шляхова, после того, как он расстался с Еленой Бережной и стал кататься с новой партнершей.

- Рисковый вы человек…

- Эту фразу я слышал неоднократно, пока раздумывал, соглашаться на предложение латвийской федерации или нет. Первым делом тогда позвонил Москвиной спросить совета - Тамара Николаевна консультировала Бережную и Шляхова вплоть до того момента, когда Олег пробил Лене голову коньком.

Она сказала: «Ни в коем случае!».

- Почему?

- У Олега не совсем здоровая психика. Он бывает абсолютно неуправляем. Когда об этом, помимо Москвиной, меня предупредил Александр Матвеев - хореограф, который работал с ребятами, я позвонил в латвийскую федерацию и сказал, что эта работа для меня слишком сложная. В ответ услышал: «Знаем. Потому и предлагаем хорошие деньги».

И тут я задумался: «А почему нет?». В конце концов, мне выпадает отличная возможность проверить себя. Если смогу удержать этого человека в рамках, то почти наверняка сумею работать с любым спортсменом.

- Испытание оказалось сложным?

- Чудовищно. Ничего более тяжелого в моей тренерской жизни по сей день не было. Работа с абсолютно непредсказуемой в поведении личностью требует стопроцентного внимания. Все шесть месяцев, что мы работали, я глаз с Олега не спускал. И за это время он не сорвался ни разу. Хотя много раз был на грани. В результате ребята полностью выполнили задачу, которая на них возлагалась на чемпионате мира. Прошли квалификацию и заняли, по-моему, 18 место.

- Продолжить эту работу вам предлагали?

- Даже не обсуждал. Шести месяцев мне хватило с лихвой. В Америке первые три года занимался с маленькими детьми. Ну а потом ко мне приехали Таня с Максимом.

- А каким образом в США оказалась ваша бывшая партнерша?

- Лена позвонила месяцев через шесть после моего отъезда. На жизнь не жаловалась, но заметила, что деньги тают. Как раз в то время мне предложили перебраться из Чикаго в Питтсбург, где открывался новый каток. Переезжать я не хотел, но и обижать людей отказом было неловко. Вот и предложил в качестве компромисса кандидатуру Лены. На этом катке она работает до сих пор.

- Снова начать кататься, раз уж и вы и Лена оказались в США, в голову не приходило?

- Знаете, среди моих студентов - тех, кто у меня занимается, есть пара, которым под 60. На коньки они впервые встали лет в 40. И до сих пор получают от своего катания огромное удовольствие. Я же реализовал себя в спорте полностью. Кататься, наверное, смог бы - тем более, что каждую тренировку на коньках провожу. Но удовольствие это вряд ли доставит.

- Работая в Америке, вы сильно чувствуете свою зависимость от профессии?

- Мне легче, чем многим другим тренерам, поскольку ни на кого не работаю и полностью независим. Соответственно могу позволить себе делать то, что хочу.

- Но зарабатывать-то на жизнь должны?

- Безусловно. Америка - дорогая для проживания страна. Даже если не буду ни есть, ни пить, ни заливать бензин в машину, порядка двух тысяч долларов ежемесячно уходит на обязательные платы. Дом, страховка и так далее. Но это не значит, что работать я должен с раннего утра до позднего вечера.

- Как отразилось на вашем финансовом благополучии появление среди учеников Тотьмяниной и Маринина?

- До того, как я их взял, зарабатывал больше. На большом спорте денег не заработаешь. Тренировать студентов гораздо легче и в несколько раз выгоднее. Но далеко не так интересно.

- А как отнеслись дома к тому, что вы вновь начали вести кочевой образ жизни?

- Нормально. Я же советовался, прежде чем принять решение. Кроме того, когда мы только начинали встречаться с Валентиной, я то и дело куда-то уезжал. Так что жена давно к этому привыкла.

- Из-за неудач вы расстраиваетесь сильно?

- Гораздо больше, чем это можно предположить по моему виду. Я ведь тренирую не из-за денег, а ради внутренней потребности. И когда что-то не складывается, становится очень больно.

2003 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru