Елена Вайцеховская о спорте и его звездах. Интервью, очерки и комментарии разных лет
Главная
От автора
Вокруг спорта
Комментарии
Водные виды спорта
Гимнастика
Единоборства
Игры
Легкая атлетика
Лыжный спорт
Технические виды
Фигурное катание
Футбол
Хоккей
Олимпийские игры
От А до Я...
Материалы по годам...
Translations
Авторский раздел
COOLинария
Facebook
Блог

Фигурное катание - «Гран-при» 2001-2002 - Париж (Франция)
Алексей Ягудин:
«
ПОНИМАЮ ЖЕНЩИН, КОТОРЫЕ СЧИТАЮТ КАЖДЫЙ ГРАММ»
Алексей Ягудин
Фото © Александр Федоров
на снимке: Алексей Ягудин

Победителя парижского «Гран-при» я разыскала по телефону в Америке и застала не столько в радостном, сколько в озабоченном настроении:

- У меня до сих пор не пришла из Франции сумка с коньками. Сейчас пытаюсь выяснить ее судьбу. Сказали, к завтрашнему дню постараются разыскать. А на носу - показательные выступления.

- Есть же неписаное правило: никогда и ни при каких условиях не сдавать в багаж коньки и костюмы.

- Так ведь после взрывов в Нью-Йорке для всех авиакомпаний законы одни: никаких режущих предметов в салоне! Попытки объяснить, что я фигурист и что вообще, как мне кажется, на террориста мало похож, результата не имели. Сумку перед вылетом из Парижа отобрали. Хотя в Европе, насколько я знаю, фигуристов в салон с коньками пускают. Это ведь не просто наша прихоть. К тому же мои коньки однажды уже теряли - в конце сентября, когда я летел на показательные выступления в Германию. Правда, там я сумку все же получил - на следующий день.

- О вашей короткой программе уже ходят легенды. Как она создавалась?

- Искать музыку Татьяна Анатольевна Тарасова и Коля Морозов начали сразу же после чемпионата мира. Я находился в туре Коллинза и не имел ни малейшего понятия о том, какие варианты рассматриваются. Тот, который в итоге был выбран, понравился мне сразу.
Уже потом узнал, что Коля, будучи по делам в Нью-Йорке, каждый день, как на работу, приходил в огромный музыкальный магазин слушать самые разные записи. Не только для моих программ, но и для танцоров, которые тренируются в бригаде Тарасовой. В конце концов один из продавцов не выдержал и поинтересовался: а что, собственно, ищет посетитель? А узнав, что имеет дело с русским тренером по фигурному катанию, включился в поиски сам.

С произвольной программой вышло немного тяжелее. Пробовали все - от современных аранжировок до «Лебединого озера». Правда, от последнего я отказался наотрез.

- Почему?

- «Лебединое озеро» катал Урманов, и мне не хотелось, чтобы нас сравнивали. Да и сам чувствовал, что это не по мне.

- Чем вы обычно руководствуетесь при выборе музыки?

- Каких-то общих правил нет. Иногда будущая программа мгновенно складывается в голове. Именно так, кстати, получилось с короткой программой. Как только услышал мелодию, четко понял, как и что надо будет под нее скомпоновать. И заранее в эту программу влюбился.

- Публике она была представлена на Играх доброй воли, где вы заняли лишь третье место. Что произошло?

- Сам долго понять не мог. Без трех прыжков в короткой программе, то есть без всех, я не катался никогда в жизни. Сейчас, как мне кажется, нашел объяснение. Когда закончился прошлый сезон, я был очень расстроен итогом. Терзал себя вопросом, почему все так случилось? Почему я проиграл чемпионат мира?

Захотелось кардинально что-то изменить. Для начала посадил себя на диету. Временно даже переехал домой к Тарасовой, чтобы чувствовать над собой постоянный контроль. Каждый вечер бегал кроссы, чего не делал никогда в жизни. Ни разу за это время не опоздал на тренировку, разминался перед каждым выходом на лед по 45 минут. Сбросил вес. Понял, кстати, почему многие женщины заболевают стремлением похудеть так, что считают каждый грамм. Сам вел себя точно так же. В таких истязаниях прошло лето. Не могу сказать, что был в плохой форме перед Играми доброй воли. Но морально ослаб. Видимо, попытки изменить себя должны иметь границы.

- Могу сказать из своего опыта, что любая жесткая диета неизбежно оборачивается повышенной раздражительностью ко всему окружающему.

- Это я тоже понял. Случались и срывы, и конфликты с Тарасовой. Она просто выходила из себя, пытаясь убедить меня, что нельзя так над собой издеваться - жить на двух яблоках в день. Отговаривала от выступления в Австралии. Но я настоял. Мне казалось, что чувствую себя достаточно хорошо. А в итоге все обернулось полным разладом организма. После этого взял две недели отпуска, чтобы еще раз подумать, что делаю неправильно. Стал тренироваться, как привык. И все встало на место.

- Какой из этапов «Гран-при» доставил вам больше удовольствия первый, в Канаде, или в Париже?

- Оба. Я вообще люблю выступать и в Канаде, и во Франции. За океаном мне легче, поскольку довольно давно там живу. В Канаде мне в этом году удалось хорошо выполнить в произвольной оба четверных прыжка - после годичного перерыва. А в Париже просто очень нравится. И сам город, и Кубок, который вручают победителю Trophee Lallque. Прочие этапы менее привлекательны. В Германии маленькие трибуны, а мне нравится, когда зал битком набит. В Японию лететь слишком далеко.

- Сейчас вам сложно продолжать держать вес?

- Привык. Перед Играми доброй воли похудел до 68 килограммов, но соревновательный вес немножко больше: 71 - 72.

- Слышала, что олимпийский чемпион Нагано Илья Кулик, узнав о вашем решении работать с Тарасовой, сказал вам: «Ты у нее умрешь!». Помните такие слова?

- Помню. Но если хочешь выигрывать, то и надо умирать на тренировках.

- Тарасова сказала, что вы скорее всего приедете в Москву к самому началу чемпионата России.

- Надо бы пораньше. Чтобы успеть акклиматизироваться до начала соревнований. Очень хочу хоть раз в жизни стать чемпионом страны.

2001 год

© Елена Вайцеховская, 2003
Размещение материалов на других сайтах возможно со ссылкой на авторство и www.velena.ru